Командир

Командир

7 сентября Президент наградил званием Героя России одного из руководителей обороны Тулы Анатолия Горшкова – москвича, который, по его же собственным словам, всегда считал себя туляком.

Необычный контингент

«В Тулу я прибыл в начале июля 1941 г., – пишет Анатолий Горшков в воспоминаниях. –  Стояли прекрасные солнечные дни. Проходя по городу, я любовался красотой его улиц. Облик Тулы никак не говорил о том напряжении, с которым трудились рабочие и служащие. Однако очередная пулеметная очередь, нарушавшая ночной покой, свидетельствовала о рождении грозного оружия, столь необходимого для фронта, для победы».

Фразу «любовался красотой улиц» относительно заштатного провинциального города оставим на совести литобработчика текста воспоминаний. Но сути дела это не меняет. Работа Горшкову предстояла громадная.

Ведь истребительные батальоны, деятельность которых он должен был организовать, занимались не только боевыми действиями.

Под их охраной проходила эвакуация зерна и домашнего скота. Например, со станции Горбачево, несмотря на ежедневные авианалеты, бойцами истребительных отрядов было отправлено в тыл 1 млн. 200 тыс. пудов зерна.


Истребительный батальон оружейного завода.

 

23 октября 1941 года Городской комитет обороны принял решение о формировании Тульского рабочего полка, командиром которого назначен Горшков. На формирование ему было отпущено всего-то четыре дня.

«Весь состав полка к началу боев за Тулу составлял около 1000 человек, – вспоминал А. П. Горшков. – Кадровых командиров в полку не было, поэтому командирами подразделений назначались бойцы истребительных батальонов, уже освоивших хотя бы азы воинской практики». В других воспоминаниях Анатолий Петрович высказался еще более прямо: «Контингент полка несколько необычен».

 


Тульские оружейники.

 

Об этой необычности более подробно рассказал в своих воспоминаниях командир второго батальона рабочего полка В. Н. Юрушкин.

«Пришли в мехинститут. Там капитан тов. Горшков, выстроив нас, объявил, что мы из себя представляем рабочий полк, и что нам приказано занять рубеж обороны на южной окраине города. И тут выяснилось, что из моего взвода около 20 человек никогда не служили в армии, винтовки не знают, а некоторые просто боялись ее брать. Тут сказался сам подход к формированию полка. Давали штабы все, что им не нужно было. Например, дали в полк Леонардова – сына попа, Кузнецова – морально неустойчивого человека, который в ПВО от всего отлынивал, Селезнева – симулянта и проч. И что нам странно было, дали лишь два человека коммунистов, а остальных оставили у себя под крылышком».

По постановлению ГКО, всем бойцам и командирам на два месяца сохранялась их прежняя зарплата на основном месте работы. То есть на само это формирование изначально смотрели как на вынужденную, но временную меру.

«В рабочем полку винтовки были устаревшие, не работали, в большинстве поломанные. Пушки были набраны плохие. Все это пришлось пропустить через свой ремонт, отладить, пристрелять», – вспоминал заместитель начальника полигона патронного завода Кузьмин.

 

Изготовление бутылок с зажигательной смесью.

 

«Грудью отстаивали подступы к Туле»

О том, как проходили бои в первые дни обороны совсем непарадно рассказал В. Н. Юрушкин. На экземпляре его воспоминаний стоит подтверждающая подпись и самого Горшкова. Пионерский парк – это нынешний парк Оружейного завода на Красном Перекопе.

 


Строительство оборонительных сооружений.

«Около 8 часов утра от кирпичного завода начался обстрел поселка танками. Мне удалось насчитать 26 танков, но товарищи говорят, что было около 45. Огонь был ураганным – артиллерийский, минометный. За танками шли автоматчики. Наш полк принял бой с танками, не имея артиллерии, да и пулеметы работали с грехом пополам. Лишь мужество, любовь к родине, к товарищу Сталину, беспримерный героизм руководили товарищами. И полк лишь когда танки подошли вплотную к окопам, отстреливаясь, стал отходить к Пионерскому парку и кладбищу.

Плохо то, что до самого вечера мы не слышали артиллерийского огня нашей артиллерии, иначе немцам в поселке не бывать бы.

Итак, мы отошли к ночи в 7 школу. Рано утром 31 октября мы заняли рубеж обороны в Пионерском парке и под кладбищем. И вот здесь мы многих не досчитались. Так от нашей батареи в 380 человек осталось лишь 68 человек.


Строительство оборонительных сооружений.

А где остальные? И лишь много позже, будучи раненым, мне товарищи, вернувшиеся из окружения, рассказали, что в плен попало немного, убитых было также немного, значит многие просто разбежались по домам. Некоторые товарищи по сложившимся обстоятельствам боя были вынуждены остаться в плену, их немецкие солдаты обыскивали, направляли на кирпичный завод, а уже оттуда не желавшие попасть в кабалу ночью же ушли, и через 4-6 дней вернулись в Тулу окружными путями.

2 ноября утром нас передали военной части, расположенной около ОТУ и мы должны были идти в атаку за танками, но танки почему-то не были.
Фашисты нащупали наше расположение и начали обстрел из минометов. За день было ранено около 80 человек, из них двое умерли.

Около 5 часов дня 2 ноября меня ранило осколками миномета в лицо и спину, и с сего числа я выбыл из рабочего полка.

Если бы наш полк был организован раньше, тогда, потренировавшись бы, и таких потерь полк не имел бы. И все же, несмотря на это, бойцы рабочего полка грудью отстаивали подступы к Туле».

 


Анатолий Горшков.

«…В процессе боев наши солдаты и командиры обогащались опытом, – вспоминал Горшков. – Мы научились умело строить оборону в населенных пунктах, приспосабливать для этого различные жилые постройки. Мы сконструировали новую форму окопа для одиночного бойца, гарантирующую ему полную безопасность от поражения вражескими минами и сохраняющую все необходимые условия для ведения  огня».

6 ноября Городской комитет обороны принял решение за храбрость и мужество наградить полк Красным знаменем. Вручалось оно в подвале недостроенного двухэтажного здания 8 ноября на митинге, который проходил на переднем крае обороны в 300 метрах от противника.

 

Брянские партизаны

 

Перейдя в наступление, Тульский рабочий полк освобождал Калугу. В марте 1942 года он был переименован в 766-й стрелковый полк 217-й стрелковой дивизии. Дошел до Кенигсберга. В августе 1945-го в городе Инстенбурге (нынешний Черняховск) был расформирован. Однако у полка давно уже был другой командир. 25 ноября 1941 года А. П. Горшков вернулся в областное управление НКВД, где занимался организацией и переброской в тыл врага партизанских отрядов и разведывательно-диверсионных групп. В начале 1942 года был назначен на должность заместителя начальника штаба партизанского движения Брянского фронта. Вылетал в тыл врага для руководства крупными операциями брянских партизан.

Из воспоминаний А. П. Горшкова:
«Несмотря на то, что я переехал в Елец, где мне выпала честь руководить деятельностью штаба партизанского движения Брянского фронта, я не прекращал связи со своими товарищами-туляками. Ведь я всегда считал себя туляком, так как школа боевой деятельности, которую прошел я в боях за Тулу, мне весьма пригодилась в жизни. Событием огромного значения в жизни партизанского края, расположенного в Брянских лесах, было строительство аэродрома. И вот на этот аэродром в числе первых был высажен тульский партизанский отряд имени Дзержинского. К этому времени немцы, обеспокоенные положением на железной дороге Гомель – Брянск предприняли против брянских партизан карательную экспедицию, и отряд имени Дзержинского, сразу оказался участником напряженных боев с карателями».

В 1944 году генерал-майор А. П. Горшков, имея за плечами большой опыт партизанской войны, назначен заместителем начальника Советской военной миссии в Югославии, которая оказывала существенную помощь Народно-освободительной армии Югославии.

После войны Горшков работал в строительных организациях Академии Наук СССР, часто бывал в Туле. В 1966 году ему было присвоено звание «Почетный гражданин города Тулы», а в сентябре 1968 года — «Почетный гражданин города Брянска». Умер в 1985 году.

В 2001 году на здании УФСБ по Тульской области была установлена мемориальная доска командиру Тульского рабочего полка Анатолию Горшкову. Тогда же руководство УФСБ по Тульской области выходило с ходатайством о присвоении А. П. Горшкову звания «Герой Российской Федерации». Но заслуги Анатолия Петровича перед Родиной были по достоинству оценены только сейчас.
 

Уличный стенд после вручения Туле звания города-героя.

 

 

 

Из воспоминаний А. П. Горшкова.


«Исключительный патриотизм проявила семья моих однофамильцев Горшковых из города Ефремова. Я узнал об этой семье в декабре 1941 г., вскоре после освобождения Ефремова.
В дни оккупации находится русская семья: Федор Иванович и Любовь Васильевна Горшковы, которые, рискуя жизнью, разыскивают раненых бойцов и командиров, прячут их, ухаживают за ними, кормят.
22 дня Ефремов был во власти немцев, и все эти дни, по два-три раза, а иногда и больше Горшковы ходили к раненым, носили еду. А ведь раненых было ни много, ни мало – 54 человека. Для них нужно приготовить пищу. Федор Иванович и Любовь Васильевна вовлекли в это дело своих детей: Володю и Славу. Они носили продукты, воду, топливо и все делали с соблюдением строжайшей тайны. А когда с продуктами было трудно, Ф. И. Горшков зарезал единственную корову».


На днях на канале «Россия24» показали замечательный фильм «Забытых подвигов не бывает». Там как раз про Тулу, про Командира.

 

Автор: Сергей Гусев, 8 сентября 2016, в 12:55 +12
Другие статьи по темам
Событие
Место
Знаменитости на тульском треке
Знаменитости на тульском треке
Дети, в школу собирайтесь!
Дети, в школу собирайтесь!