Как жила Тула 120 лет назад: 194 городских моста, поганый пруд и карантин из-за тифа

Как жила Тула 120 лет назад: 194 городских моста, поганый пруд и карантин из-за тифа

Данные обо всём этом на страницах документов Государственного архива Тульской области нашла блогер Елена Платонова.


Елена Платонова.

На что жили туляки

– Что можно сказать о жизни в Туле начала ХХ века? По крайней мере, она не была простой и легкой – это уж точно. Собственное жилье имели только очень немногие туляки, а в основном его снимали внаем – кто какой вариант жилья мог себе позволить: дом, квартиру, комнату, угол или койку... Состоятельные домовладельцы содержали большие доходные дома, соответствующие разному уровню достатка граждан, а собственники попроще также не прочь были иногда подзаработать на своем жилище – нередко тоже поселяли в своем доме жильцов или нахлебников (нахлебники – это жильцы, которым предоставлялось еще и питание) – использовали свою имеющуюся недвижимую собственность для заработка.

Режим работы на фабриках и заводах с точки зрения дня сегодняшнего был очень тяжелый – рабочий день, как правило, начинался в шесть часов утра, а заканчивался в восемь вечера, и это при одном выходном дне! (Правда, праздничных дней было значительно больше, чем сейчас.)

Отсюда становится понятно, почему женщины тогда в большинстве своем были домохозяйками – при такой занятости мужей им ничего больше не оставалось делать, кроме как обеспечивать бытовую сторону жизни.

В случае потери кормильца материальное положение семьи становилось просто трагическим.

Жены, как правило, не имели никакой специальности, и вопрос о способе выживания семьи оставался открытым…

Овраги, мосты и грязь

Ландшафт Тулы достаточно серьезно изменился за прошедший век. Так, по данным «Росписи Тулы» за 1870 год следует, что в городском бюджете были предусмотрены средства по содержанию в городе 194 мостов. 

Мы можем представить себе сейчас такое количество мостов в Туле?

И нет больше никакого оврага на улице Гоголевской, как и необходимости в проездном мосте через него. Нам теперь и представить-то сложно, о чем шла речь в документе 1900 года «Дело о проездном мосте через овраг в конце Верхне-Дворянской улицы» (ныне улицы Гоголевской)...


Улица Войкова (Николо-Завальская) весной действительно напоминала болото.
Фото Льва Карукина.

Нет также пруда в районе Толстовской заставы – и никто из проживающих в этом районе даже и не догадывается, где он мог когда-то находиться…

А городская санитарная исполнительная комиссия в 1900 году отмечала, что расположенный на улице Рубцовской (нынешней Сойфера)

«поганый навозный пруд очень негативно влияет на санитарную обстановку в городе.

Около этого пруда, куда жители близлежащих домов выливают свои нечистоты, царит непролазная грязь, а проезжающие рядом телеги на ободах колес разносят ее по округе».

Где именно на Сойфера находился этот упомянутый поганый пруд, представить сейчас достаточно сложно. Но вроде бы он действительно когда-то существовал в районе пересечения улиц Лейтейзена (Грязевской) и Сойфера (Рубцовской).

Тиф в ночлежках и сифилис в парикмахерских

Отметив очень плохую санитарную обстановку в городе, комиссия также сообщала, что были даже зафиксированы случаи заражения сифилисом в парикмахерских. В связи со всеми этими негативными моментами санитарная комиссия постановляет для парикмахерских:

  • применять для обработки поверхностей дезинфицирующие растворы – 5% борную и 2% карболовую кислоты;
  • мыть ежедневно щетки и гребешки зеленым мылом;
  • мыть ежедневно металлические предметы бензином;
  • иметь в заведении рукомойник, мыло, щетку для рук, полотенце; непременно мыть руки после каждого посетителя;
  • использовать в качестве одежды для работы парикмахера халаты белого цвета длиною от шеи до колен и с длинными рукавами.

В тульской парикмахерской.

В Туле нередко вспыхивали опасные эпидемические болезни, которые непредсказуемо распространялись и представляли собой реальную угрозу для жизни каждого из жителей города.

Так, в конце 1911 г. – начале 1912 г. на новогодние праздники (с 28 декабря по 4 января) из ночлежного дома им. Ваныкина в городскую Ваныкинскую больницу поступило трое больных возвратным тифом. «Предлагаю принять соответствующие меры к прекращению и нераспространению болезни», – писал напуганный ситуацией губернатор. Очаг болезни в городе вроде бы был локализован – в Шеметовском, Трухинском и в других 4-х частных ночлежных домах случаев заболевания тифом зарегистрировано больше не было.

Но 21-23 января в Ваныкинском ночлежном доме снова появились случаи заболевания тифом.

28 января врачи Ваныкинской больницы пишут в городскую управу: «Городу угрожает эпидемия сыпного тифа, необходимо открыть для больных Ветровский барак, пригласить сверхштатного врача, ухаживающего персонала иметь три смены – больные находятся в беспамятстве, требуют тщательного ухода…

Нужно установить в Ваныкинском ночлежном доме дезинфекционные камеры в целях, главным образом, уничтожения насекомых в платьях ночлежников. Ваныкинский ночлежный дом рассчитан на 298 мест, размещенных на 3-х этажах. В настоящее (зимнее) время в нем ночуют 18-28 женщин, 270-296 мужчин – одни и те же, новых бывает не более десяти в день. Излишние спят на полу. У всех обычно масса насекомых… Нужны розвальни с соломой, одеяла, опилки…»


Дезинфекционная печь «Гелiосъ».

11 февраля: «… В настоящее время заканчивается оборудование городских ночлежных домов дезинфекционными печами «Гелiосъ». Печь «Гелiосъ» №2 поставлена городскою управою на Хитровом рынке, где она пользуется успехом у местного населения, охотно обращающегося за выжиганием своего платья и белья от паразитов».

30 марта: «Очаговое заболевание сыпным тифом в доме Трускова по Серебрянской улице – с 18 по 30 марта в этом доме наблюдается 20 заболеваний. Всего населения в доме 107 человек, ютятся большими семьями в маленьких каморках». Среди населения дома Трускова находились рабочие самоварных фабрик и других фабричных заведений города.

Городская управа просит фабрикантов освободить означенных рабочих (приводится список) от работ на две недели с сохранением содержания.

Ничего не напоминает?

И как же отреагировали господа работодатели на это обращение? Фабриканты – самоварщики А. и С. Баташевы не согласились. «Полагаю даже странным обращаться ко мне с подобными предложениями», – ответил примерно так Баташев.

А Владимир Иванович Шемарин счел необходимым отпустить указанного в списке рабочего «с содержанием», и не только его одного, но еще и другого, которого в списках не было, но, как выяснилось, он также проживал в этом доме. Вот такой он – человеческий фактор в действии…

Эпидемию тифа в городе на этот раз удалось побороть за полгода – к июлю 1912 г. заболевания тифом в Туле прекратились.

Продолжение следует.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
22 апреля, в 17:53 +34
Тула начала ХХ века: велосипеды, кони и транспортный налог
Тула начала ХХ века: велосипеды, кони и транспортный налог
Истории Тульского кремля: сто лет электростанции
Истории Тульского кремля: сто лет электростанции