Тульский ветеран Василий Мирошниченко: «Лица и имена погибших друзей помню до сих пор»

Фото Алексея Пирязева и из архива Василия Мирошниченко.

Тульский ветеран Василий Мирошниченко: «Лица и имена погибших друзей помню до сих пор»

Накануне самого главного праздника мы встретились с ветераном и расспросили его о тех незабываемых годах.
 

В центре Тулы, в обычной пятиэтажке около одного из подъездов висит табличка: «В этом доме живет участ­ник Великой Отечественной войны Мирошниченко Василий Маркович. Спасибо за Победу!».

Василию Марковичу Ми­рош­ниченко 93 года, но дать ему этот возраст просто невозможно. Бодрая походка, блеск живых молодых глаз, отличное чувство юмора и прекрасная память  – Василий Маркович помнит те годы так отчетливо, как будто это было вчера.

Василий Маркович родился 1 июня 1924 г. на Украине в городе Днепропетровске. В семье было 10 детей – самый старший родился в 1908 году, а самый младший  – в 1927 году. Отец по образованию был инженером. В 20-е годы, во времена НЭПа, стал предпринимателем, занялся кузнечным делом. Мама родилась на Полтавщине, в городе Градижске. Старшие дети родились и всю жизнь прожили в Туле на улице Пирогова, а младшие – на Украине.

– Папа умер в 1932 году, мне было 8 лет, – рассказывает Василий Маркович. – Тогда мы, конечно, хлебнули горя. Выжили мы в 1933 году благодаря тому, что в марте рано наступила весна и суслики повылезали из норок. Мы их ловили, жарили и ели.

В 1940 году Василий ездил на комсомольскую стройку в Днепродзержинск, где строился азотно-туковый комбинат. А через год началась война...

–  Мы, 17-летние мальчишки, побежали записываться на фронт, но нас развернули – рано! Мобилизацию для нас объявили только в июле. Меня зачислили в саперно-строительный батальон, во взвод минеров. Работали так весь июль. Нас кормили утром и вечером горячей пищей, а днем давали перекусить хлебом и салом. Жара стояла за сорок, многие женщины падали в обморок от солнечного удара. Как-то нас увидели местные старики: мы все обжаренные, гимнастерки белые от пота. И тогда они подарили нам широкополые соломенные шляпы – брили. Благодать!

Затем Василий Мирошниченко служил в артснабжении – доставлял снаряды на передовую.

– Однажды к нам подъехал тяжелораненый красноармеец, ехать дальше он не мог. А танки прорывались. Тогда я сел на передок, загрузили ящики снарядов, и поехал. Добрался до батареи, там идет бой. Так я там и остался – в артиллерийском полку 76-миллиметровых орудий. В сентябре 1941 года был ранен в ногу – под Полтавой, в деревне Мачеха. Ранение было тяжелое, в госпитале пролежал до марта 1942-го. Затем при освобождении Харькова – второе ранение, в плечо. Из госпиталя в Горьком выписали в учебный артиллерийский полк, где готовили младших командиров.

В Сталинградской битве Василий Мирошниченко уже участвовал как командир расчета 76-миллиметровых орудий.

– Морозы тогда наступили уже в начале октября. Туманы густые – за 10 метров ничего не видно. Как наступать? Куда вести огонь? За первый день с боями прошли 16 км, а затем продвигались по 3 км, несли огромные потери. Из расчета я потерял четверых своих близких друзей. Их лица и имена я помню до сих пор. Был такой замечательный парень по фамилии Мухаметзяров из Казани. Из Средней Азии – Турдалиев, из Мордовии – Кудосин, из Самары – Назаров. Они погибли первыми при наступлении.

Помню, Турдалиев, когда пришел к нам, на русском языке практически не разговаривал. Мы занимались подачей команд, он же ориентировался по движениям и справлялся с заданиями очень быстро. А вот Мухаметзяров по-русски говорил отлично, у него образование было 10 классов! Он татарин и в мирной жизни сала не ел, а тут война – куда деваться?

Баранины и конины нет, зато дают шпик. Хочешь не хочешь, а будешь есть.

Ребята, помню, его поддразнивали: брали краешек шинели, складывали конвертиком, похожим на свиное ухо, и показывали ему. Вообще на войне плечом к плечу служили люди разных национальностей, все были братьями, одной большой семьей.

Безусловно, на этой войне наши солдаты вытерпели то, что никогда не терпели и не вытерпят солдаты армий других стран. Этому свидетельствуют письма с фронта солдат и офицеров вермахта, в которых они восхищались мужеством русских воинов в годы Второй Мировой войны. Из письма солдата Третьего Рейха Эриха Отта, отправленногодомой из Сталинграда 14 октября 1942 года: «Русские не похожи на людей, они сделаны из железа, они не знают усталости, не ведают страха. Физически и духовно один русский солдат сильнее целой нашей роты».

Или вот еще из книги Роберта Кершоу: «Во время атаки мы наткнулись на легкий русский танк Т-26, мы тут же его щелкнули прямо из 37-миллиметровки. Когда мы стали приближаться, из люка башни высунулся по пояс русский и открыл по нам стрельбу из пистолета. Вскоре выяснилось, что он был без ног, их ему оторвало, когда танк был подбит. И, невзирая на это, он палил по нам из пистолета!»

Вскоре Василий Мирошниченко получил третье ранение – в шею и голову – и до апреля 1943 года пролежал в госпитале в Казани. А затем его направили в Саранское училище артиллерийской инструментальной разведки. Через полгода Мирошниченко вышел оттуда младшим лейтенантом и сразу на фронт – командиром взвода оптической разведки. В феврале  1944 г. участвовал в ликвидации Корсунь-Шевченковской группировки, затем было освобождение Одессы.

– Пришлось мне видеть, как освобождали концлагерь Освенцим в Польше. Уже в мирное время, в 1972 году, я был в Польше в командировке. И меня повезли на экскурсию в Освенцим. То, что я увидел там, меня просто потрясло. Бокс с женскими волосами – 7,5 тонн белокурых, рыжих, черных, каштановых волос. Рядом цех, где из них ткали подбортовочную ткань для генеральских мундиров. Стеллажи с перчатками и сумочками из человеческой кожи, абажуры.

Во дворе сухое дерево, на нем висят человеческие челюсти – это врач концлагеря выдирал их, если у человека были золотые зубы.

Большие крафтовые мешки с человеческим пеплом. Огромное количество детских горшков, обуви...

Победу Василий Мирош­ниченко встретил в Бранденбурге.

– Когда объявили о Победе – до последнего патрона выпустили в воздух! Обнимались, радовались... Эмоции не передать словами.

Войну Василий Мирошниченко окончил в чине капитана, до 1950 года вместе со своими однополчанами дослуживал в Бранденбурге. А с Сергеем Жеребцовым из Ефремова Василий Маркович дружил всю жизнь.

 

В мирное время 35 лет Василий Маркович посвятил обучению, воспитанию, подготовке молодежной смены рабочего класса. Сейчас Василия Марковича окружает большая дружная семья: супруга Ираида Анатольевна, дочь Инна, внук Дмитрий, внучка Инна и пятеро правнуков!

– Одну правнучку назвали в честь меня – Василисой, – улыбается Василий Маркович. – А вообще у нас родственники разбросаны по всему СНГ: на Украине, в Прибалтике, в Севастополе и Симферополе, в Магнитогорске и в Туле. В Таллине жил мой брат Александр, подводник. Внуков, правнуков и племянников там – 13 человек!

На вопрос, в чем секрет его бодрости и долголетия, Василий Маркович отвечает:

– Я до сих пор езжу на дачу, с удовольствием читаю книги, смотрю фильмы. Я на месте сидеть не могу, всё время в движении!

Автор: Лариса Тимофеева, 8 мая 2018, в 09:16 +14
Ветеран Иван Елисеев: «Всю жизнь меня вела удача!»
Ветеран Иван Елисеев: «Всю жизнь меня вела удача!»
Вторая жизнь вещей, или Куда деть ненужное? Часть 3
Вторая жизнь вещей, или Куда деть ненужное? Часть 3