Ты только дыши, пожалуйста: Как работает один из самых «тяжелых» госпиталей Тульской области

Госпиталь в Новомосковске – один из самых крупных в Тульской области. Сюда попадают не только взрослые, столкнувшиеся с COVID-19, но и беременные женщины, к которым в последнюю волну вирус особенно жесток.

Новомосковский ковидный госпиталь расположился в переоборудованном родильном отделении городской клинической больницы на улице Свердлова/Садовского, 40/41. Старое здание, в котором ремонт так и не успел начаться, просторный холл, где теперь из незатейливой ширмы оборудовали место для переодевания медработников, шкафы, полные СИЗов, и небольшие кабинеты, ставшие пропахшими хлоркой шлюзами.

Оказавшись в здании, сразу понимаешь: здесь идет ежеминутная борьба за жизни пациентов.

– У нас есть все, чтобы спасать, лечить тех, кто не может дышать самостоятельно, – делятся медработники. – Стены – ерунда, помощь оказывается по всем стандартам. У нас на территории по дороге в корпус есть памятник, посвященный работе врачей в военные годы. Мы себя с ними не сравниваем, но условия сейчас похожи. Еще пару лет назад такого представить не могли. А сейчас мы здесь все, как на войне с опасным вирусом.

Из-за роста числа заболевших врачей не хватает. Тулякам на помощь приехали военные медики – реаниматологи, терапевты, медсестры – со всей России. Их здесь очень ждали.

Игорь Наумов, главный врач ГУЗ «Новомосковская клиническая больница»:

Игорь Наумов

– Мы испытывали дефицит анестезиологов-реаниматологов, терапевтов. Военные врачи почти полностью закрывают эти вакансии. Раньше нашим сотрудникам приходилось работать сутки через сутки, благодаря новым специалистам они перейдут на более комфортный режим.

– Мне нужно два реаниматолога сегодня! – слышится в ординаторской.

И вот те, кто еще ранним утром был за несколько тысяч километров от Новомосковска, не успев толком познакомиться с коллегами, идут переодеваться на суточную смену.

Юрий Люшнин, начальник реанимации филиала №3 Центрального военного клинического госпиталя им. А. А. Вишневского, подполковник медицинской службы:

 

Юрий Люшнин

– Приехал из Подмосковья, но всего нас 12 из разных регионов России. Пока даже не знаем, на сколько мы здесь, покажет эпидемиологическая обстановка. Готовы оставаться сколько угодно, трудиться в любых условиях. В нашей работе не место раздумьям, Министерство обороны РФ поставило задачу, и мы должны ее выполнять. С коронавирусной инфекцией работаем уже полтора года, поэтому знаем, что делать. В эту волну в реанимации оказываются совершенно разные люди: пенсионеры, молодые, беременные. Заболевание переносится еще тяжелее, чем в прошлый раз. Так что размышлять некогда, у пациентов нет времени ждать нашу помощь, они задыхаются.

Дмитрий Воеводин, начальник отделения реанимации отдельного медицинского батальона:

 

Дмитрий Воеводин

– Я из Новосибирска. С начала 2020 года это уже пятая поездка в ковидные госпитали в регионы: Сыктывкар, республика Коми, Подольск, Одинцово. Я вернулся из предыдущей командировки, не успел сумки разобрать, мне позвонили и сказали, что через день нужно ехать в Тулу. Выбирать мы не можем. В госпиталях сейчас тяжело. Мы видели многое и можем сказать всем, прививайтесь! Это действительно работает! Проверял на себе, антитела есть, да и по пациентам видно. Среди тяжелых вакцинированных почти нет. Расскажите это всем своим знакомым.

Елена Новикова, врач-терапевт министерства обороны РФ:

Елена Новикова

– Пришла разнарядка, что нужны терапевты в Новомосковске, и я приехала из Москвы. Мои родители живут в Туле, я почувствовала, что могу помочь родному региону. На основной работе мы оказываем помощь пациентам с коронавирусом на дому, здесь обстановка другая. Если пациент выполняет рекомендации, у него много шансов обойтись без тяжелых последствий. Мы знаем, что больным нужно не только лечение, но и забота врача, возможность задать вопросы, поговорить. Люди боятся, и я в том числе хочу настроить их на хороший исход, это важно.

От стабильного состояния до ИВЛ – всего пара суток

Работать медикам придется много. Сейчас в новомосковском ковидном госпитале 110 коек, из которых 35 – для беременных и рожениц. До 1 декабря здесь организуют еще 80 мест для пациентов.

Журналисты Myslo прошли в красную зону и увидели, что там происходит. В палатах и коридорах – тишина. Многие пациенты не могут говорить, потому что подключены к кислороду и аппаратам ИВЛ.

Все врачи в защитных костюмах – комбинезонах, респираторах, очках или экранах, высоких бахилах и перчатках.

Одно только нахождение в таком костюме несколько часов подряд сродни подвигу. В нем жарко, душно и очень неудобно, избавиться от него хочется уже через 15 минут.

Капюшоны сползают на глаза, очки запотевают, а через экраны сложно смотреть. Как медсестры делают процедуры пациентам в таком облачении, невозможно представить.

Так медики проводят минимум 4 часа, примерно столько длится смена в красной зоне. Потом четыре часа отдыха, а затем снова на четыре часа в костюмы. И так целые сутки.

По признанию самих врачей и медсестер, иногда остаются и дольше, если не могут оставить тяжелых пациентов. Это не обязанность, никто не сможет заставить быть в грязной зоне 6 или 8 часов, это решение самих медиков.

– У нас такая команда! Никто не капризничает, не ноет. Да, бывает тяжело, мы можем поделиться, но понимаем: не время опускать руки, – говорят врачи, медсестры и санитарки.

В эту волну все стало еще серьезнее. Заболевание протекает быстрее, всего за несколько дней пациент может оказаться на ИВЛ.

– Дельта-штамм агрессивен. Инкубационный период с 14 дней сократился до 5-7, – рассказывают сотрудники госпиталя. – Иногда пациент поступает более-менее стабильным, а уже спустя пару суток у него 40% поражения легких и дыхательная недостаточность. Хочется сказать: «Ты только дыши, пожалуйста», – и все наши силы бросаются на это. Самое большое счастье в госпитале, когда человеку больше не нужны кислородные аппараты, и он может дышать сам. Обычная способность дышать, которую многие даже не замечали раньше, стала главной ценностью.

Игорь Лешко, заведующий госпиталем:

Игорь Лешко

– Помимо поражения легких коронавирус коварен еще и скоплением жидкости между легкими и плевральной полостью. И это тоже может начаться спустя пару дней от начала заболевания. Пациенты через многое проходят. ИВЛ стало привычным сегодня словом, но на деле это очень страшно. Человек, подключенный к аппарату искусственной вентиляции легких, не может самостоятельно дышать. Это сложно, вся его жизнь в эти минуты зависит от действий врачей и работы установки.

Пациенты ковидного госпиталя вспоминают тяжелые минуты с ужасом. Помимо болезненного состояния почти каждый из них испытал страх.

Татьяна:

– Болела тяжело: высокая температура, кашель и паника. Очень боялась, что буду задыхаться и не вытяну, все-таки возраст уже приличный. Коронавирус – это очень страшно. Спасибо врачам, нас здесь лечат круглосуточно: измеряют давление, температуру, делают капельницы, ухаживают. Мы понимаем, как им тяжело, но они находят в себе силы не только на помощь, но и на поддержку. Они с нами день и ночь – и врачи, и медсестры, и санитарки, мы благодарны каждому.

Роды в экстремальных условиях

Самое сложное отделение госпиталя – палаты для рожениц и беременных. По словам врачей, никогда раньше вирус не был так жесток к этой категории. Одновременно в госпитале оказывается несколько десятков беременных, столкнувшихся с ковидом.

Яна:

– У меня сначала заболел муж, он стоматолог, заразился от пациентки. Я была на 38-й неделе беременности, поэтому мы решили не рисковать и сдать тест. Надеялись исключить болезнь, но тест оказался положительным. Мне повезло, коронавирус у меня прошел в легкой форме, но поскольку муж болеет, на роды меня привезли в ковидное отделение. Я не боялась, доверяла врачам и не зря, все прошло отлично.

Любовь:

– Первым симптомом был обычный насморк, потом кашель и рвота, высокая температура. Была у терапевта, выполняла все рекомендации, но состояние ухудшалось. Неизвестность пугала, родственники переживали. В госпиталь я попала уже в не очень хорошем состоянии, но врачи быстро подняли меня. Неделю температуры уже нет, все обошлось. Персонал госпиталя говорит, что я отделалась легким испугом.

К сожалению, не во всех случаях исход благоприятный.

Елена Бреус, заместитель главного врача по акушерству и гинекологии:

Елена Бреус

– Беременные – это группа риска для развития любой инфекции. Иммунной системе сложно сражаться с болезнью. У нас сейчас 35 коек отведено для беременных и рожениц. Каждый такой случай – особенный риск.

В ряде случаев ковид у будущих мам развивается мгновенно, критическое состояние наступает в течение нескольких дней. И такая ситуация не только во всей стране, но и в мире. Мы делаем все возможное, но, к сожалению, иногда врачи бессильны.

Материнская смертность – это большая трагедия для всех.  Это громкие случаи, их обсуждают в СМИ, но, поверьте, на самом деле все не так просто. Врачи день и ночь пытаются помочь изо всех сил. Представляете, каково это – сообщать родственникам, что их близкого человека, который ожидал самого радостного события в жизни, больше нет? Что ребенок остался без матери? Это худшее, что можно представить. И врачи всего мира делают все, чтобы минимизировать такие исходы.

Роды в условиях коронавирусного госпиталя – особый случай. Персонал облачают в еще один костюм, чтобы избежать передачи инфекции. Тест у младенца берут в первые и третьи сутки после рождения. Если второй тест оказывается отрицательным, малыша выписывают домой. При условии, что его готовы взять родственники, пока мама остается в больнице на лечении.

Чтобы максимально защитить ребенка, сразу после рождения его помещают в кювез и через шлюзы перевозят в условно чистую зону. В ней находятся только малыши и персонал, у которого нет доступа в красную зону.

К счастью, младенцы почти не болеют коронавирусом. За всю историю работы новомосковского госпиталя был выявлен только один случай заражения новорожденного. Заболевание прошло бессимптомно.

– Ковид опасен для беременных еще и преждевременными родами, дети часто рождаются недоношенными, – рассказывает Елена. – Заражаются будущие мамы, как правило, от мужей. В качестве профилактики – вакцинация всех членов семьи и соблюдение мер безопасности.

Набраться терпения

В комнате медперсонала в госпитале есть доска, на которую вносятся показатели здоровья всех пациентов. Это сделано для удобства врачей, чтобы они, заходя на смену, знали все о состоянии больных. Цифры меняются каждый час, настолько ковид непредсказуем.

Последняя строчка – самая страшная. Это цифры смертности. Когда мы пришли в госпиталь, там значилось «1». Это значит, что в последние сутки трагедии избежать не удалось.

– Это не шутки. Люди понимают серьезность, когда оказываются в стенах госпиталя, – говорит заведующий Игорь Лешко. – Каждый день кому-то, чтобы дышать, нужен аппарат ИВЛ, неинвазивная вентиляция легких. При этом за стенами медучреждений люди спорят о том, нужна ли вакцина или нет, раздумывают, стоит ли ее делать. Мы видим последствия вируса каждый день и не сомневаемся: вакцинироваться нужно обязательно! Статистика говорит сама за себя: из 100 взрослых пациентов госпиталя вакцинированы только 12, и они не в реанимации. Вакцинация – это не сто­процентная защита от заболевания, но это более надежная защита от летального исхода. Размышлять некогда, пока вы думаете, вирус продолжает убивать.

И конечно, нужно соблюдать все меры безопасности: маски, ограничение посещения общественных мест. Да, нам всем это тяжело дается, мы устали от ограничений.

Но нам всем нужно потерпеть, чтобы спасти жизни. Мы справимся!

Главные новости за день в нашем Telegram. Только самое важное.
Фотограф: Дмитрий Дзюбин
9 ноября, в 18:03 +12
В Туле мама особенного ребенка создала инклюзивный театр
В Туле мама особенного ребенка создала инклюзивный театр
Готовимся к следующему дачному сезону: что сейчас можно купить выгодно?
Готовимся к следующему дачному сезону: что сейчас можно купить выгодно?