Ирина Кириллова: «Мы играли за Родину, за Сталина»

Ирина Кириллова: «Мы играли за Родину, за Сталина»

Одна из самых знаменитых спортсменок, воспитанных Тулой, открыла международный турнир по волейболу — Кубок губернатора Тульской области.

11 января в манеже «Арсенала» стартовал международный турнир по волейболу — Кубок губернатора Тульской области. Турнир открывала Ирина Кириллова – одна из самых знаменитых спортсменок, воспитанных Тулой. Корреспондент Myslo пообщался с Ириной и узнал у нее, что она думает о тульском волейболе и каково это, когда в честь твоей победы играет гимн...

Десять лет в «Уралочке», как служба в армии

 

– Ирина Владимировна, Вы сейчас живете в Италии. А что для Вас теперь приезд в Тулу?

– Ехала сейчас и думала: как же хорошо, что у «Тулицы» есть возможность вернуться в Cуперлигу! Ведь Тула в волейболе всегда была сильна. А еще о том, что ровно сорок лет назад, 20 января 1980 года, я уехала из Тулы в Свердловск. Мне было четырнадцать с половиной лет – столько же, сколько моей дочери сейчас. И я как подумаю, чтобы она уехала за полторы тысячи километров от дома одна...

– Но в родном городе Вы ведь бываете достаточно часто сейчас?

– Каждый год. Папы не стало девять лет назад. Приезжаю к маме, но чаще она у меня бывает. Летом остается на три месяца в Италии. Мы живем в Милане, там моря нет. Но оно близко – часа полтора езды. А мне не удается вырываться часто. У дочери учеба, и я могу ее оставить только в зимние каникулы.

– Какие-то воспоминания нахлынули сейчас, когда вошли в манеж?

– Ну конечно. Особенно малый зал. Во-первых, тут играл за «Политехник» мой папа. Играла я. С папой приходила не только на игры, но и на тренировки. Помню, как-то мне здорово мячом по голове попали. А рядом с балконом, на втором этаже, был буфет. Я туда приходила с папой, и меня Александр Васильевич Фатеев буквально засыпал зефирами, пастилой.

Александр Васильевич Фатеев – председатель Тульской областной федерации волейбола    с 1946 по 1976 годы.

– Тот самый Фатеев, который фронтовик? Легендарный для тульского волейбола человек. Про него вспоминают, например, такую историю. Как-то он судил турнир в Волгограде 9 Мая. И по случаю праздника надел свой парадный костюм, на котором было невероятное количество наград – не только советских, но и зарубежных. Он же был и защитником Сталинграда. Зал приветствовал его стоя.

– Мне папа о нем очень много рассказывал. Но это всё было в глубоком детстве. Помню, у него была парализована левая рука и левую ногу при ходьбе он тоже подволакивал. Но да, уже тогда это был по-настоящему легендарный человек. Мне приятно вспоминать, что ко мне он относился очень хорошо.

Отец Ирины Владимир Кириллов был одним из лидеров знаменитой тульской команды «Политехник».


– То, что Ваш папа известный в городе человек, как-то стимулировало для занятий спортом?

– Мне во время интервью часто задают вопрос: «Как Вы пришли в волейбол?» Когда узнают, что папа играл в волейбол, у всех реакция такая: «А-а-а, ну тогда понятно...» Так вот это «понятно» я хочу пояснить. Мой папа никогда в жизни не агитировал меня ни за какой спорт. Единственное, у нас рядом с домом была спортивная площадка, и я помню, что он со мной всегда ходил на турник, мы подтягивались вместе. А в волейбол я попала совершенно случайно. У меня подруга, которая жила в соседнем подъезде, играла у Строганова. Он, конечно, знал моего отца и ей всё время говорил, чтобы она привела меня на тренировку. Мне этого не хотелось, и я всегда пряталась, когда она за мной приходила. Но один раз она позвонила в дверь, и я не успела спрятаться. Так я пошла на волейбол.

– Вы ведь, говорят, в то время вообще больше были увлечены фигурным катанием.

– По-серьезному у меня, конечно, всегда был волейбол. Фигурное катание больше по необходимости. Мне в пять-шесть лет диагностировали полиомиелит одной ноги, и доктора посоветовали, чтобы я занялась фигурным катанием. Помню, папа достал мне такие маленькие конечки. Тогда ведь просто купить их было нельзя, только достать. И потом, когда я даже ходила на волейбол, возвращалась из школы, у меня в дворе была ледовая коробка, шла кататься на коньках. А после коньков шла на тренировку.

– Как же учеба?

– Я хорошо училась. Может, только последний год, когда начала ездить на сборы и соревнования, а я ходила в школу обычную, скидок у нас не было, немножко с пятерки перешла на четверку.

– Занимались Вы у Анатолия Павловича Балакина, тоже легендарный для Тулы человек.

– В формировании спортсмена очень важен первый тренер. Мне с первым тренером повезло. Анатолий Павлович был очень жесткий. Помню, когда на тренировках у нас трескались пальцы, он не давал их перевязывать пластырем. Говорил: «В игре могут быть разные ситуации, и нужно уметь терпеть, себя превозмочь». И потом, у нас были очень тяжелые тренировки, очень. Я когда от него приехала к Карполю в «Уралочку», у меня там был санаторий. Тренировки два раза в день по два-два с половиной часа. А у Балакина одноразовые, но четыре часа. В таком возрасте это очень много. Он нас научил, что нет такого слова «не могу». Я уже играла в «Уралочке», Анатолий Павлович ребят начал тренировать. Мы виделись, когда я приезжала в Тулу, – приходила к нему на тренировки в 20-ю школу.

С С 1981 года Ирина Кириллова начала играть в «Уралочке».

– Как узнали, что его не стало?

– Мне родители сказали. Совсем молодой ведь был. Это уже 80-е годы.

– С домом как расстались?

– Тула не хотела, чтобы я уезжала. Понятно, конечно, – один из лучших игроков. Договорились, что меня отпустят, но с условием, что на чемпионате России я буду выступать за Тулу в тот год. И мы, кстати, выиграли у «Уралочки» и стали чемпионами РСФСР.

А родители всегда меня поддерживали. Я, наверное, была единственным ребенком, за которым так следили. Когда была со сборной или с командой в Москве, они приезжали хотя бы на полчаса, чтобы меня увидеть.

– Но к самостоятельной жизни вдали от дома привыкали с трудом?

– Во-первых, я окунулась в ситуацию с бешеной конкуренцией. Там же были лучшие игроки со всего Советского Союза! У меня было пять-шесть претенденток на мое место, и все старше меня. Нужно было часто решение самой принимать, и у меня не было времени звонить родителям, советоваться. Во-вторых, Карполь с его строжайшей дисциплиной, рассчитанной буквально по минутам. Те десять лет, которые я провела в «Уралочке», – это как служба в армии.
 

Ни одна работа не стоит твоего ребенка

– Как сейчас живете? Чем заняты?

– У меня дочка, ей скоро пятнадцать. Она занимается классическим балетом, нужно всё время ее куда-то возить, чтобы меньше терять времени. Поэтому на все предложения о работе, даже на те, что мне нравятся, но в которых нужно куда-то уезжать, отвечаю отказом. Не могу дочь оставить одну. Муж в Италии тренирует команду в другом городе, приезжает на два дня в неделю. Дома делаю всё сама.

– Это умение от мамы?

– Ну, разумеется, от мамы. А ещё я в четырнадцать лет начала жить одна, приходилось самой всему учиться.

– При этом Вы в прекрасной форме. По-прежнему тренируетесь?

– В волейбол не играю. У меня к нему очень серьезное отношение, не могу делать это «хи-хи-ха-ха». Четыре-пять раз в неделю хожу в тренажерный зал, играю в теннис, плаваю.

– Диета?

– Никакой диеты нет. Но я стараюсь правильно питаться. Опять же нет такого, что пьешь воду и ешь воздух, этого нельзя, а это можно... Стараюсь что-то не есть. Но когда хочу, я это ем.

– То есть Вы сейчас домашняя хозяйка и мама?

– И мне это нравится, потому что ни одна работа не стоит твоего ребенка, какой бы престижной или денежной она ни была.

– Вы говорите, она занимается балетом. А склонить к занятиям спортом не пытались?

– Тут я как папа. Она просила: «Мама, запиши меня на волейбол». Говорю: «Никуш, рано в шесть лет на волейбол». Но отдали. Она тренировалась года три-четыре, потом одновременно начала заниматься классическим балетом. Мы с мужем видели, что ей больше нравится балет, сказали: «Никуш, тяжело тебе каждый день тренировки, школа. Надо выбрать, что больше нравится. Если танцы – иди на танцы». Она ответила: «Даже разговора нет, чтобы я волейбол оставила». И потом сама подошла к тому, чтобы остаться в балете.

Сеульское «Движение вверх»

– Вы ведь по каким-то опросам признавались лучшим игроком мира ХХ века?

– Немного не так. Я была в кандидатах на это звание. Определили список из десяти или двадцати фамилий, я в него вошла. А потом уже голосованием определяли лучшего.

– Но зал мировой волейбольной славы в Холиоке в США – это точно факт?

– Это да. Меня туда приняли два года назад. Этот город Холиок такой маленький, что даже описать не могу. Как наш самый маленький район в области. Но это то место, где родился волейбол. Вы знаете, я после этого вот о чем подумала: на Олимпиаде можешь выиграть золото один или два раза, тяжело, но можно, или два или три раза стать чемпионом мира, тяжело, но можно, но потом обязательно придут новые чемпионы. А туда приходишь один раз и никогда уже не выйдешь, это навсегда.

– У Вас ведь, кстати, были шансы стать двукратной олимпийской чемпионкой, если бы не 1984 год.

– Все разговоры на сборах в Новогорске тогда крутились вокруг этого: поедем – не поедем. Помню, к нам приезжал читать политинформацию человек из института международных отношений. Он тогда объяснил, что международная ситуация очень непростая. Но мы всё равно до самого последнего момента верили, что поедем. Разочарование было очень сильное. Команда у нас была неплохая.

– Зато через четыре года всё вышло как в сказке.

– Мы на ту Олимпиаду сеульскую очень тяжело попали. Тогда были правила, что континентальный чемпионат давал прямую путевку на Олимпиаду. Но мы в 1987 году чемпионат Европы проиграли знаменитой ГДР. Потом в мае был квалификационный турнир. Он тоже очень тяжело дался. Проигрывали Бразилии, только с большим трудом победили.

– А уж дальнейшие события – сюжет для настоящего спортивного триллера. Не хуже, чем «Движение вверх» о знаменитых трех секундах.

– Когда мы поехали на Олимпиаду, никто даже не думал, что мы можем завоевать медали. О первом месте точно никто не говорил, потому что был недосягаемый Китай, за шесть лет не проигравший ни одного официального матча. Мы первую встречу на турнире играли с Японией и уступили 2:3. Очень неприятный сюрприз был, потому что в те времена мы с Японией играли тяжело, но всегда побеждали. В результате в полуфинале выходим на непобедимый Китай. Помню, я стою на площадке, мы уже выигрываем по-черному, практически уже выиграли, а я до сих пор не могу в это поверить. Очень был сильный авторитет у них. Но в итоге – 3:0 в нашу пользу. Карполь потом сказал: «Это была лучшая игра в карьере всех игроков команды».

– После такой победы как было не поверить в себя?

– Возвращаемся в олимпийскую деревню, нам все говорят: «Ну, у Перу-то вы выиграете». А с Перу у нас тоже всегда были страшно тяжелые игры. Мы их побеждали, но каждый раз перед матчем не знаешь, как всё закончится. Очень сильная команда. А потом вы знаете, что случилось, – этот знаменитый финал.

– Когда вы уступали по партиям 0:2, а в третьей проигрывали 6:12, притом что партия тогда была до пятнадцати очков. Но в итоге всё перевернулось и золотые медали выиграла команда СССР. Сейчас бы участников такого героического финала осыпали премиями и подарками.

– Нам тогда подарили по 2 800 долларов. Это были колоссальные деньги. Сейчас смешно вспоминать, но я думала, что с этими деньгами могу заканчивать играть и обеспечу всю семью. Купила себе с тех премиальных шубу, видеомагнитофон, подарки родным.

Но зато мы играли за Родину, за Сталина. Помню, стоим на пьедестале, играют гимн. А я вспоминаю, какие у нас страшно тяжелые тренировки были в тот год в Алуште. Как мы бегали, а я бегать не любила никогда, и я себе говорила – не обязательно быть первой, прибегу шестой. Но всё равно была на финише первой или второй. Играет гимн, переполненный зал стоит на ногах, и я за это время вспомнила и эту Алушту, и проигранный чемпионат Европы, и квалификацию, в которой мы едва не уступили Бразилии. Но только из-за этого момента стоит всё пройти – когда в честь твоей победы играет гимн.

Из досье Myslo

Ирина Кириллова родилась 15 мая 1965 г. в Туле.

Заслуженный мастер спорта СССР. Чемпионка Олимпийских игр в Сеуле-1988 и чемпионата мира в Пекине-1990.

В 1990 г. переехала в Хорватию, в 1993-м приняла гражданство этой страны. В составе сборной Хорватии дважды выходила в финал чемпионатов Европы.

С 2005 г. работала тренером и переводчиком в женской сборной России, которую возглавлял ее муж, итальянец Джованни Капрара. Под руководством Капрары и Кирилловой сборная России выиграла чемпионат мира 2006 года, серебряные медали Гран-при-2006 и бронзу чемпионатов Европы (2005, 2007).

В конце августа 2008 г. Кириллова подписала контракт с московским «Динамо» и вернулась на площадку. По итогам сезона стала серебряным призером Лиги чемпионов и получила звание лучшей связующей «Финала четырех» этого турнира, а также золотую медаль чемпионата России.

В конце июня 2009 г. была удостоена специального приза Европейской конфедерации волейбола за верность игре и спортивное долголетие.

Карьеру действующего игрока завершила в 47 лет.

В ноябре 2017 г. была принята в волейбольный Зал славы в Холиоке (штат Массачусетс).

Добавьте Myslo.ru в список ваших источников Google.news
Фотограф: Дмитрий Дзюбин
12 января, в 14:30 +6
Другие статьи по темам
Место
Олимпийская чемпионка Елена Андреюк: «В Тулу за мной приехал сам Карполь»
Олимпийская чемпионка Елена Андреюк: «В Тулу за мной приехал сам Карполь»
Выходные в Туле: 10-12 января
Выходные в Туле: 10-12 января