Актриса Тульского театра драмы Наталья Савченко: «В театре я играю… джаз!»
Наталья Савченко в спектакле «Бесприданница».

Актриса Тульского театра драмы Наталья Савченко: «В театре я играю… джаз!»

Одна из любимых тульскими зрителями актрис 26 ноября отмечает свой юбилей — 65 лет.

Цифры, как она сама говорит, серьезные. В юбилей всегда интересно поговорить о жизни, о доме и о работе.

– Наталья Петровна, Вы в своей творческой биографии столько интервью уже раздали. Есть что-то, о чем Вас так и не спросили?
– Да, я сама придумала такой вопрос, который мне никогда не задавали: «Есть же музыкальные жанры — опера, поп-музыка и так далее. А в каком музыкальном жанре Вы работаете на сцене?»

– Считайте, что уже задали. В каком?
– По внутренней специфике, по которой я в своей профессии существую, я работаю в джазе. Очень часто внутри меня присутствует импровизация. Причем в комедиях это видно больше всего.

– «Знойные мамочки», например?
– Это точно джаз. Потому они так долго и живут. Мы на прошлой неделе сыграли уже 55-й спектакль. Представляете: среда, середина недели и – полный зал. Но вы знаете, это хоть и джаз, но очень выстроенный спектакль. Мы с Любовью Федоровной Спирихиной несколько спектаклей пробовали разные варианты, чтобы определить, какой гэг выстрелит у зрителя на сто процентов. И мы его нашли. «Знойные мамочки» смотрела в Минске моя однокурсница Ира Мазуркевич. Знаете, сколько хороших слов она потом сказала, и не только мне!

– Например, какие?
– Например: вы так современно существуете, что подобного и в нашем с тобой Питере нечасто увидишь. А в группе тульского театра в интернете кто-то написал про «Знойных мамочек», что это умная комедия. Я обалдела. Лучше комплимента не слышала об этом спектакле. Никогда не ставлю лайки, а тут поставила. Такое мнение — это награда.

– Вроде бы провинциальный театр по определению должен уступать столичным…
– Я больше скажу: мы наших тульских зрителей кормим очень хорошей пищей, очень часто они даже не догадываются, что в столице могут кормить и похуже. Там иногда качество работы подменяется медийностью лиц. Но это совсем не одно и то же.


С Дмитрием Красновым.

– Что Вам сейчас дает самый большой тонус, чтобы оставаться успешной в профессии, — семья, интересная работа, зрители?
– Всё вместе взятое. Наша профессия требует все-таки еще оценки и признания. А тут как-то начало все происходить. В 2017 дали награду «Актриса России». Приятно? Приятно. Весомо? Весомо. Я внутри себя, внутри только, но очень ею горжусь. Совсем недавно, на фестивале в Калуге, получила один из главных призов — за лучшую женскую роль. Приятно? Еще как.

– Это ведь за спектакль «Земля Эльзы» — историю, которая по-хорошему трогает сердца всех зрителей. Много в этой героине от Вашего жизненного опыта? Насколько она вообще Вам близка по обычной, не сценической, жизни?
– Там только предлагаемые обстоятельства не мои, а всё остальное мое. Я после этого спектакля для себя вывела одну вещь: в театр приходят не только смеяться. В театр ходят и плакать. Это так же дорого, как и смех. И слезы у всех хорошие. Я очень хотела, чтобы это не было черной историей. Даже музыка, которая там звучит, не навевает трагедию. Она навевает любовь. Когда на фестивале обсуждали этот спектакль, меня потрясло, что одна из членов жюри сидела и вытирала слезы. Она сказала: «Не могу остановиться и плачу». Для меня это очень дорого.

 

– В недавней премьере «Бесприданницы» у Вас роль Хариты Игнатьевны Огудаловой, которая для многих поколений наших людей памятна по фильму «Жестокий романс»…
– Да нет, что вы… Моя любовь и уважение к Алисе Бруновне Фрейндлих безмерны. И не думала как-то вступать с ней хотя бы в заочный спор. Тем более, в фильме, по сравнению с пьесой, сокращено так много, что так сыграть могла только настоящая звезда. Я просто делала роль, которую получила.

– Островский — это же совсем Ваше.
– После премьеры я сказала: как же мало играла классики. Для меня классика — это как айсберг, когда чуть-чуть на поверхности, а все остальное внутри. Но я бы не сказала, что мне Островский ближе всего. Мой-мой-мой — это Горький. Я артистка горьковских пьес. Вот только мимо Горького я пролетела. Честно говоря, по молодости была уверена, что сыграю Вассу Железнову. А видите, как получилось...


Наталья Савченко в роли матери Натальи Мелеховой. Станица Вёшенская, 2014 г.

– Зато оказались в одном из самых ярких фильмов последнего времени — «Тихом Доне» Сергея Урсуляка. После той работы были еще предложения сняться в кино?
– Было предложение от очень хорошего режиссера. Не буду озвучивать, потому что другие люди там снялись. Однако на тот период, на который предложили работу, у меня все дни были заняты спектаклями в нашем театре. И я поняла, что это не моя песня. Да и «Тихий Дон» такого уровня фильм, что после него сниматься просто так уже не хочется.

– Вы его пересматривали просто как зритель? Понравился?
– Понравился. А когда посмотрела второй раз, еще больше понравился. Думаю, когда третий раз посмотрю, понравится еще больше.

– При этом дискуссии, нужно ли было делать еще одну версию, если есть старая, продолжаются.
– Я думаю, что у каждого поколения должен быть свой фильм, свой взгляд на эти события. Наши молодые артисты в театре смотрели, говорили, что им очень нравится. Старики живут тем фильмом, и слава богу, — это их время. А для молодых сегодняшняя экранизация.

– А вообще кино смотрите?
– Я не киноманка и не сериаломанка. Смотрю только какие-то вещи, которые мне советуют. В кино последний раз смотрела «Движение вверх». Поскольку в юности играла в баскетбол, всю эту историю с тремя секундами видела по телевизору. Помню, как всё это было, как я кричала в комнате, когда наши выиграли.

– И что скажете о фильме?
– Не могу сказать, что мне прям сильно понравилось. Фильм «Легенда №17» произвел большее впечатление, он профессиональнее сделан. Хотя я понимаю, что для страны кино про три секунды очень полезное, помогает объединиться.

– Если Вы не киноман, то кто?
– Сейчас меня больше прельщает домашняя жизнь и хорошая книга. Но в домашней библиотеке остались только те книги, которые прошли отбор и, по моему мнению, должны быть в читающей семье. У меня нет книг, которые я не читала. И перечитывать не могу, у меня очень хорошая память. Я всё помню — вплоть до того, в какой последовательности идут эпизоды.

– Сейчас что читаете?
– Цыпкина, мне в театре посоветовали. Прочитала один сборник, взялась за второй. Чувство юмора, конечно, специфическое, но он достаточно театральный автор. А еще есть у меня несколько книг, которых, по идее, не должно быть в моем доме. В 1992 году у меня умерла мама. Я очень тяжело это переживала. Очень! Как-то в то время купила «Анжелику» и начала читать, не отрываясь. Одну книгу этой серии заканчивала, следующую покупала. Вот они у меня связаны с самым ужасным периодом в моей жизни. Я год плакала почти каждый день. И «Анжелика» меня лечила.

– Вы говорите, что домашний человек?
– Домашний, но в меру. Мне дома не скучно. Были периоды в жизни, когда я много времени сидела дома. В один такой период я завела собаку и вырастила ее. Она у меня ничего не сгрызла дома. Восемь раз в день ходила с ней гулять, пока она щенком была. Второй период — я завела себе свободную антрепризу. Решила, что не хочу быть зависимой, — придет кому-то в голову занять меня в спектаклях или нет. И мы очень хорошо играли в этой антрепризе целых шесть лет.

– Что больше всего нравится в домашней жизни?
– Я люблю уют. У меня на кухне есть всё, что надо для готовки. Пытаюсь вкусно готовить, пытаюсь поддерживать порядок.

– Какое блюдо у Вас коронное?
– Как говорят мои подруги — всё, что ты ни делаешь, всё вкусно. Не знаю, почему так, но получается. Был период, когда я сильно поправилась, — именно потому, что очень люблю есть то, что я готовлю. Сейчас я себе этого не позволю. Вы знаете, до того как я похудела на 15 кг, у меня были проблемы со спиной. А потом они сразу ушли. Думаю теперь — не надо было столько лекарств пить, достаточно просто похудеть.

– И все-таки — фирменное-фирменное…
– Я, как и моя мама, хорошо готовлю мясо. Делаю разные борщи. У меня есть борщ по рецепту моей свекрови, она у меня украинка. Это совершенно другой борщ — на Украине готовят не красный, как мы, а оранжевый борщ. Он безумно вкусный. Его делают из белой свеклы. Чтобы он получился оранжевым, я свеклу три раза промываю в воде — убрать весь красный цвет.

– Правильный украинский борщ — он еще и со стопочкой.
– Вот это нет. Я вообще не пью. Даже вкуса не знаю. Понюхала — пахнет больницей, мне этого не надо. Коньяк тоже не люблю. Могу выпить хорошего красного вина, вот в этом я избалована. А еще наше домашнее вино. Вишневая наливка, без спирта, — это моя песня. Но тоже немного, потому что очень сладко.

– Дома на Волге часто бываете?
– Вот должна была сейчас поехать. Театр мне подарил неделю без спектаклей, в которых я занята. Но уехать не получилось, поэтому буду всю эту неделю просто отдыхать в Туле.
 

Из досье Myslo

Наталья Петровна Савченко.
Родилась 26 ноября 1954 г.
Заслуженная артистка России.
В 1977 году окончила театральное училище в Нижнем Новгороде.
Работала в Санкт-Петербургском Открытом театре.
С 1978 года актриса Тульского академического театра драмы.
В мае 2013 года награждена медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени. Семья: муж Владимир, сын Владимир.
Любит петь, готовить и разводить цветы.
Умеет водить машину.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Фотограф: Алексей Пирязев
26 ноября, в 12:20 +4
Юные спортсменки сестры Новиковы: «Мечтаем о черном поясе по каратэ!»
Юные спортсменки сестры Новиковы: «Мечтаем о черном поясе по каратэ!»
Как украсить дом к Новому году? Советы от «Леруа Мерлен»
Как украсить дом к Новому году? Советы от «Леруа Мерлен»