Простила или испугалась? Почему тулячка защищает мужа, который ее изуродовал

Простила или испугалась? Почему тулячка защищает мужа, который ее изуродовал

25 февраля в Дубне состоялось первое заседание по делу Алексея Романенко. 36-летний мужчина обвиняется в покушении на убийство жены – 37-летней Натальи.

28 октября 2020 года пьяный мужчина, управляя автомобилем, сбил свою жену, трижды проехался по ней и уехал. Наталью Романенко выписали из больницы только 4 января. Больше месяца женщина находилась в тяжелом состоянии в реанимации. Кроме ампутации ноги ей диагностировали ряд внутренних травм. Myslo — о событиях первого дня резонансного процесса. В зале суда побывал Артём Жильцов.
 

Строгий конвой, равнодушный обвиняемый

Словоохотливый пристав открывает передо мной зал судебных заседаний №1 Дубенского суда и иронично предлагает присесть. Громкие дела для Дубны — редкость, делится мужчина, натягивая на лицо медицинскую маску и расспрашивая, с телевидения я или все-таки из газеты. Последний раз тульские журналисты приезжали сюда прошлым летом — многодетная мать прокатила на капоте сотрудника ДПС.
 
– Тогда битком зал был набит, помнится. Вообще у нас поселок маленький, и преступления обычно такие же. А тут — целая эпопея, получается. Вы располагайтесь где хотите, только конвойным не мешайте, они у нас строгие ребята.
 
Первое заседание по делу Алексея Романенко назначено на десять утра. За пару минут до предполагаемого начала процесса помощник судьи переписывает мои ФИО и уточняет, не хочу ли я, кроме фото, вести видеосъемку. Беседу прерывает пристав — конвой привез обвиняемого.
 
– Так, а чего это вы тут устроили фотопроцесс? — недоуменно спрашивает начальник конвоя. — У вас вообще есть такие права? До прихода судьи требую прекратить все процессы, иначе я приму меры!
 
Сам Романенко равнодушно слушает монолог стража порядка, периодически поправляя маску и поглаживая появившуюся бородку. После того как начальнику конвоя объяснили, что СМИ имеют право вести съемку, он по какой-то причине решает увести обвиняемого из зала суда. Романенко в ответ на этот маневр безразлично пожимает плечами и протягивает руки, чтобы на них нацепили наручники.
 
 

Сюжетный поворот

Через 10 минут после ухода конвоя в суд приезжает Наталья Романенко. Женщина передвигается с помощью костылей и в ответ на мое приветствие заявляет, что не о чем переживать — всё нормально.
 
– Я его, конечно, простила. Почему это вас удивляет? — ошарашивает Наталья. — Мне сейчас плохо. И из-за того, что я потеряла ногу. И из-за того, что мой муж сейчас находится в СИЗО.
 
– А он что, лично извинился перед вами?
 
– Конечно. Прислал целое письмо. Более того, я считаю, что наказание, связанное с лишением свободы, будет слишком жестоким. Ведь то, что произошло, – нелепая случайность. Это было ДТП, а не попытка меня убить. И это прекрасно заметно на видео.
 
После такого заявления женщина долго и пространно рассуждает, что сама водитель и понимает мужа: неосвещенный участок, нетрезвое состояние. В его действиях, считает Наталья, не было умысла. Мол, Алексей просто разозлился и хотел в отместку после ссоры разбить подаренную ему машину.
 
– На записи видно, что он не мог меня увидеть, когда сбил. И даже в своих первоначальных показаниях я сразу же заявляла, что произошло ДТП. А уж изучив основательно материалы дела и видео, поняла это окончательно. Поэтому даже если мужа осудят, я буду ждать его возвращения.
 
Пока мы разговаривали с Натальей, в зал заседаний снова заглянула помощник судьи, чтобы сообщить — адвокат Алексея задерживается на неопределенный срок, так как его автобус отправляется из Тулы только в 10.50.
 
 

Продолжение следует

За промыванием косточек опаздывающему, жалобами на непонятную погоду и обсуждением «того случая в Новомосковске» незаметно пролетел еще час. А спустя еще несколько выходов участников процесса на перекур до суда наконец-то добрался адвокат Алексея Романенко.
 
– Те показания, в которых я заявляла, что муж угрожает мне, я давала в больнице, когда мне было плохо. Считаю, что дело нужно вернуть на дополнительное расследование в прокуратуру, — говорит Наталья после того, как были зачитаны ее показания от 1 ноября 2020 года.
 
Когда конвоиры заводили Алексея в клетку, женщина с трудом сдерживала слезы, периодически выкрикивая имя мужа. Сам супруг ограничился парой взглядов на жену, после чего неподвижно сидел, уставившись в одну точку.
 
 
Алексею Романенко продлили меру пресечения в виде ареста до 1 мая. А следующее заседание по этому процессу состоится 3 марта — суд планирует опросить свидетелей, фигурирующих в деле.
 
 

Решение Натальи Романенко простить мужа после такого ЧП прокомментировал врач-психиатр, заведующий диспансерным отделением ГУЗ «ТОКПБ № 1 им. Н. П. Каменева» Антон Калькэ:

Антон Калькэ

– В этой ситуации может иметь место элемент запугивания — какого-то психологического давления на женщину со стороны мужа. Человек, заявляющий, что произошедшее – несчастный случай, либо находится в страхе, либо, ввиду особенности личности, жалеет своего мучителя, – такой феномен еще в начале XX века описала Анна Фрейд. Что касается обвиняемого, его поведение похоже на психопатическое – человека с расстройством личности. Такие люди редко попадают в поле зрения психиатров и при этом живут «на грани закона». Под воздействием алкоголя негативные личностные черты обостряются, психопаты становятся еще более злобными, агрессивными. А у лиц с запойным пьянством личность деформируется еще сильнее, теряется контроль над ситуацией, пропадает способность мыслить аналитически, ведущее место занимают примитивные эмоции.

 
 
Главные новости за день в нашем Telegram. Только самое важное.
Фотограф: Артем Жильцов
25 февраля, в 18:50 +19
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день

Грязь и слякоть: на тульских улицах скопились горы снега
Грязь и слякоть: на тульских улицах скопились горы снега
Тульская макаронная фабрика повысила производительность труда благодаря нацпроекту
Тульская макаронная фабрика повысила производительность труда благодаря нацпроекту