Арест банкиров «Первого Экспресса» в Туле: подробности
На фото – Константин Томенчук.

Арест банкиров «Первого Экспресса» в Туле: подробности

Супруга заключенного под стражу Константина Томенчука рассказала Myslo, почему не согласна с решением суда.

23 января Привокзальный районный суд Тулы заключил фигурантов уголовного дела КБ «Первый Экспресс» под стражу. Мера пресечения бывшим руководителям банка Константину Томенчуку, Сергею Худякову и Юлии Воробьевой была изменена по ходатайству прокурора.

В ходатайстве гособвинителя шла речь о том, что Константин Томенчук, находясь под домашним арестом, злоупотребил правом на обращение за медицинской помощью в коммерческую медицинскую организацию, намеренно сообщал суду недостоверные сведения о состоянии своего здоровья, нарушал возложенные на него судом ограничения и препятствовал рассмотрению уголовного дела.

Суд признал доводы прокурора обоснованными. В целях обеспечения рассмотрения уголовного дела в разумные сроки, соблюдения права подсудимых на скорейшее рассмотрение уголовного дела Константину Томенчуку, Сергею Худякову и Юлии Воробьевой судом изменена мера пресечения на заключение под стражу в СИЗО №1 города Тулы.

Подсудимых взяли под стражу прямо в зале суда.

Однако сами подсудимые с таким решением не согласны. С корреспондентом Myslo позицией по данному вопросу поделилась супруга Константина Томенчука Элла Селезнева:

– В декабре заседания проводились в жестком режиме с 10.00 до 22.00, из-за этого здоровье моего мужа подкосилось. Он был болен с 25 декабря 2017 года. Ему было разрешено лечиться в районной поликлинике или в коммерческой поликлинике «Вирмед». Мы вызывали терапевта на дом, узкопрофильных врачей-специалистов мой муж мог посещать только после согласования визита с УФСИН. Мой супруг ни разу не нарушил режим: если ему была нужна помощь врача, он всегда предупреждал УФСИН заранее. Никуда не ходил самовольно, если честно, какое-то время он даже и передвигался с трудом: очень плохо себя чувствовал. Теперь нас обвиняют еще и в том, что мы обращались и в другую коммерческую клинику – «Консультант». Но Константин не был там ни разу! Пару раз врач приходил к нам на дом, чтобы взять необходимые анализы, а результаты я получала по электронной почте. Каждый раз мы предоставляли справки в суд, Константина даже увозили на скорой из суда, и врач городской больницы тоже говорил о том, что участие моего мужа в судебных заседаниях нежелательно.

В ходатайстве гособвинителя факты искажены. То, что раньше было разрешено, теперь вменяется мужу как нарушение. Говорят даже, что Константин не явился на заседание, но как это вообще могло произойти, если за ним обычно приезжают сотрудники УФСИН?

Также в ходатайстве была информация о том, что по оперативным данным, семья Томенчука готовится к переезду на постоянное местожительства в Испанию, и уже оформлен пакет документов, позволяющий детям выезжать за границу. Это обвинение Элла Селезнева также считает необоснованным.

– Ну как мы можем выехать? У моего мужа на ноге браслет арестанта. Свой загранпаспорт он отдал следователю еще в 2015 году. Мы обращались к нотариусу, чтобы взять согласие супруга на то, чтобы я могла вывозить детей заграницу. Но и этот визит мы согласовывали УФСИН. У нас сложилось впечатление, что суд относится к нам предвзято. Моего мужа отправили в СИЗО, пока я его еще не видела, а ему нужны лекарства. У нас есть заключение врача о том, что Константину нужна госпитализация, и он не может принимать участие в судебных заседаниях.

Супруга Томенчука предоставила редакции фото медкарточки больного:

Сейчас судебное разбирательство находится на этапе прения сторон. Свою позицию 13 декабря озвучил гособвинитель, он высказал позицию о том, что всем подсудимым должно быть назначено наказание в виде лишения свободы.

Следующее заседание по делу назначено на 25 января 2017 года.

 

Напомним, Худяков и Томенчук, по версии следствия, осуществляя руководство деятельностью КБ «Первый Экспресс» и нуждаясь в кредитных средствах для ведения предпринимательской деятельности от имени и аффилированных им 33 организаций, с апреля 2008 года по 29 октября 2013 года, систематически выдавали заведомо невозвратные кредиты подконтрольным им юридическим лицам.

Всего за этот период в целях извлечения коммерческой выгоды под видом кредитов были незаконно получены и использованы денежные средства банка в общей сумме свыше 5 млрд рублей.

Томенчук, Худяков и Федичев находились под домашним арестом, Юлии Воробьевой была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде.

В зависимости от роли и степени участия эти четверо обвиняются в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 210 УК РФ (создание, руководство преступным сообществом и участие в нем), ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенное с использованием служебного положения, организованной группой, в особо крупном размере), п.п. «а, б» ч. 4 ст. 174.1 УК РФ (легализация денежных средств и иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения преступления, совершенное организованной группой, в особо крупном размере), ч. 2 ст. 195 УК РФ (неправомерные действия при банкротстве) и ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 195 УК РФ (пособничество в неправомерных действиях при банкротстве).

Уголовное дело состоит из 233 томов.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
24 января 2018, в 12:57 0
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день

Из-за коммунальной аварии в Туле несколько домов остались без воды
Из-за коммунальной аварии в Туле несколько домов остались без воды
В Туле открыли мемориальную доску Владимиру Высоцкому
В Туле открыли мемориальную доску Владимиру Высоцкому