Природа Ясной: за что её любили Толстые

Фотографии предоставлены музеем-усадьбой Л. Н. Толстого «Ясная Поляна».

Природа Ясной: за что её любили Толстые

Все знают Ясную Поляну как родину Льва Николаевича Толстого. Как место, где он со своей семьей прожил более полувека. Но не многие представляют себе, насколько уникальна его природа.

Природа Ясной Поляны вобрала в себя тень широколиственных лесов Восточной Европы, коими являются Тульские засеки, залитые солнцем пространства хозяйственных полей и Калинова луга — наследников Дикого поля. Большинство людей даже не задумываются над удивительным миром живой Ясной Поляны, который окружает усадьбу. Пруды и сады, поля и, конечно же, леса полны жизни. Обо всем этом нам рассказывает Андрей Деев, научный сотрудник отдела охраны окружающей среды музея-усадьбы «Ясная Поляна».


Андрей Деев.


На территории заповедника восемь видов растений, занесенных в Красную книгу Тульской области, да еще столько же видов грибов. Растет здесь и медуница, известная своими лечебными свойствами. Не принятая в официальной медицине у себя на родине, в Европе она широко используется для лечения заболеваний легких и дыхательных путей.


Пролеска сибирская.

А сколько всего видов растений в заповеднике? В настоящее время специалисты насчитывают 538 видов. Возможно, это несколько бедновато по сравнению с другими природными заповедниками, но для окруженной со всех сторон населенными пунктами и промышленными предприятиями местности — очень неплохо.


В период цветения любки двулистной опушки леса наполняются ароматом этой северной орхидеи. А уж когда цветет липа, ее густой медовый аромат заполняет весь заповедник, перебивая даже аромат цветущих лугов.

Неспешная прогулка, пение птиц, зелень травы, шелест листвы и ароматы, ароматы… Только не забудьте выключить мобильник.


Ежедневные прогулки графа Льва Толстого были одним из обязательных пунктов распорядка дня. Вот как вспоминает об этом его сын Илья Львович: «…папа выходил из кабинета и отправлялся на прогулку. Иногда с ружьём и собакой, иногда верхом, а иногда и просто пешком в Казённую засеку».


Илья Львович Толстой. Пересъемка с фото 1900-х гг.


А старший сын Сергей Львович в своих «Очерках былого» добавляет, что Лев Николаевич в своих прогулках «…особенно любил выбирать малозаметные тропинки, не зная, куда они приведут, и бывать в таких местах Засеки, где он раньше не бывал. В лесу, так же как и в области мысли, он любил отыскивать новые пути. В этом он находил особую прелесть».


Сергей Львович Толстой на прогулке в парке Клины.
1936 г. Фото Г. Ф. Федорова.


Именно после таких долгих пеших прогулок в дневниках Толстого появляются записи: «Далеко ходил, думал, глядел, нюхал, собирал цветы. Очень хорошо на душе» (Л. Н. Толстой. Дневник, 24 мая 1910 г.).


Май и первая половина лета — пожалуй, самая благодатная пора для любителей дальних прогулок и цветов.

Луговые и лесные, полевые, а возле речки еще и околоводные, коврами и поодиночке — огромное их количество заполняет в это время заповедник. Но и среди этого буйства цветов есть короткая пора, когда достаточно просто быть в усадьбе, чтобы проникнуться чудом, — цветение садов!


Когда молодой Лев Николаевич вступает во владение Ясной Поляной, ему достается около десяти гектаров плодовых садов. За годы своей хозяйственной деятельности Толстые почти в четыре раза увеличивают их площадь. По записям 1906 года в садах насчитывалось 7900 яблонь более чем сорока сортов.

«Старый», «Молодой» и «Красный» сады с трех сторон окружают усадьбу. В пору их цветения вся она, укрытая нежно-розовыми лепестками яблоневого цвета, погружается в их аромат.


Софья Андреевна Толстая, фото 1880-х гг.


В одной из своих записей Софья Андреевна так описывает эту пору: «Весна во всём разгаре. Яблони цветут необыкновенно. Что-то волшебное, безумное в их цветении. Я никогда ничего подобного не видала.

Взглянешь в окно в сад — и всякий раз поразишься этим воздушным, белым облакам цветов в воздухе, с розовым оттенком местами и с свежим зелёным фоном вдали. Очень жарко и сухо. Во всех комнатах одуряющий запах от букетов ландышей» (1891 г., 15 мая).


Зеленым фоном вдали от цветущих садов стоят засечные леса. Сейчас, пожалуй, самое распространенное дерево Тульских засек — липа. И все-таки Тульские засеки — это дубравы, восточная оконечность европейских широколиственных лесов. Осколки Тульских засек, что входят в территорию заповедника, до сих пор сохраняют очарование вековых дубрав.

Подпирающие небо старые дубы и густая прохладная тень, спасающая от летнего зноя, сменяет буйное цветение первоцветов. Пролесник и хохлатки, ветреницы и медуницы часто образуют целые пестрые ковры. Именно такие ковры давали писателю вдохновение и отдохновение: «…Читал днём, потом обошёл пчельник и купальню. Везде трава, птицы, медунчики; нет ни городовых, ни мостовых, ни извозчиков, ни вони, и очень хорошо…» (Л.Н. Толстой — С.А. Толстой).

Среди этих ковров встречаются и цветы из Красной книги — ветреница дубравная и хохлатка Маршалла. Эти цветы настолько привязаны к старым дубравам, что встречаются только в них, в их наиболее сохранивших свою первозданность участках.


Лев Николаевич Толстой на верховой прогулке.
7−8 июля 1908 г. Автор фото К. К. Булла.


Не меньший интерес вызывает животный мир Ясной Поляны. Фауна позвоночных животных, обитающих на территории заповедника, насчитывает 133 вида, из которых наибольшее их количество принадлежит птицам (92 вида) и млекопитающим (30 видов).


Если в путешествии по лесным тропам вам сопутствует удача — возможна встреча с косулями. Эти маленькие, но очень грациозные олени — постоянные обитатели заповедника.

Ежегодно на территории заповедника у косуль появляются дети — один-два пятнистых козленка. Отпечатки копытцев в это время у них настолько малы, что не превышают трех сантиметров и выглядят как игрушечные.


По тенистым оврагам постоянно встречаются следы лосей. Куда бы вы ни пошли, на тропинке можно встретить отпечатки лап, которые почти не отличаются от следов некрупной собаки. Это следы еще одного постоянного обитателя заповедника — рыжей лисицы. Ежегодно в одном из оврагов заповедника она приносит свое потомство.

Вдоль реки, у самого уреза воды, постоянно встречаются следы американской норки, а уж бобровые плотины — на всем протяжении реки Воронки.


Есть в заповеднике и в непосредственной близости от него элементы ландшафта, уникальные для Тульской области.

Это болота, образовавшиеся на местах карстовых провалов. Возраст некоторых из них составляет около 6000 лет.


На их небольших площадях находится целое собрание краснокнижных растений. В Тульской области всего в двух-трех местах встречаются два вида сфагнумов и мирт болотный, а андромеда многолистная встречается только на одном болоте у деревни Ясная Поляна. Обычны для наших болот и клюква болотная, и плотоядное растение — росянка круглолистная.

Ясная Поляна с ее лесами, лугами и протекающей по ним рекой — заповедный уголок живой природы. Зачастую посетители осматривают лишь центральную часть заповедника — 40 гектаров из 412. Для желающих познакомиться с жизнью заповедника, его животным и растительным миром сотрудники музея проводят экскурсии и разрабатывают новые маршруты.
Маршрут «Шаги в природу» проходит по любимым местам прогулок писателя и его семьи.

По ходу экскурсии посетители знакомятся не только с флорой и фауной заповедника. Не меньший интерес представляет его история, не только связанная с именем великого писателя. Не одну сотню лет Тульские засеки были надежным рубежом — южной границей государства Российского. Стеной непреодолимых завалов становились они на пути врагов. Недаром нападавшие называли их «русские лесные крепости». День и ночь на самых высоких деревьях по опушкам Засеки несли свою службу дозорные. По особому уставу дозорной службы они были готовы в любой момент запалить сигнальный костер.

А еще костры разжигали Толстые, когда выезжали в ближайшие к усадьбе места, останавливаясь на лесных полянах для пикника.


Старая пасека или как ее называли тогда — Пчельник, Груманты, поляны по дороге на Козлову засеку или просто — «за Чепыжом у молодых ёлочек» — все эти места упоминаются в записях Толстых.


Татьяна Львовна Толстая, 1895 г. Фото Софьи Толстой.


Вот как вспоминает один из таких выездов дочь писателя — Татьяна Львовна: «…Вечером сегодня ездили на пикник на Грумант. Развели костёр, в котором жарили картошку, пили чай со сладким пирогом, ловили рыбу».

А в своём письме супругу Софья Андреевна так рассказывает о своих впечатлениях от одного из таких выездов: «Сегодня вечером, т. е. после обеда, мы ездили в Засеку, по Козловской дороге, налево, со всеми детьми — нашими и Кузминскими, только исключая моей маленькой Маши, пить чай.

Брали с собой яйца, баранину, разные сладости, самовар и проч. Напали мы на место чудесное, где Ермил старик снял покос и где гребли сено. Наехало туда из деревни Мостовой пропасть народу, баб, грудных детей. Все они собирались ночевать под большими дубами; построили шалаши, повесили люльки, матери работали, побольше дети качали ребят. Всё это было очень красиво, приятно и весело.

Сено душистое, народ веселый, вечер чудный, теплый, пары начинали подниматься, тишина, чистая, скошенная земля, старые дубы и яркий закат солнца. Мне давно так не было легко на душе» (С.А. Толстая —Л. Н. Толстому, 1 июля 1871 г.).


Лев Толстой верхом, 28 июня 1908 г. Фото В. Г. Черткова.


Редко, но все же зажигались костры и на яснополянских охотах. Братья Толстые — страстные охотники, и Лев Николаевич не был исключением. Охотились на птицу и на зверя, с ружьями и собаками. В Ясной Поляне не было большой комплексной охоты, но несколько борзых и гончих собак держали.

«Самая приятная и добычливая охота была по пороше, когда мы находили зайцев по следам и когда зайцы благодаря их коротким передним ногам не могли быстро бежать по глубокому снегу. В порошу удавалось затравить до десяти зайцев в несколько часов», — так вспоминает свои охоты с отцом Сергей Львович.

Брат Льва Николаевича, Сергей Николаевич, не только любил охотиться с братом, но не упускал возможности подтрунивать над ним. Охотились в основном в окрестностях Ясной Поляны. В воспоминаниях участников охот часто мелькают такие знакомые для яснополянцев названия мест, как Ягодное, Ясенки, Казённые засеки и степное болото Диготна. Охотились Толстые и в самом имении.

«Часто мы стояли в „Заказе“, близко от „зелёной палочки“, но любимым нашим местом был „пчельник“ за Воронкой», — вспоминает Илья Львович.

Иногда к Толстому присоединялся еще один не менее известный и столь же увлеченный охотник — Иван Сергеевич Тургенев.


Не раз приезжал он в Ясную Поляну, и каждый из них подгадывал так, чтобы иметь возможность и поохотиться. Вот как об одной из таких охот вспоминает Илья Львович:

«В третий приезд Тургенева я помню тягу. Это было второго или третьего мая. Мы пошли всей компанией, то есть папа, мама и мы, дети, за Воронку. Папа поставил Тургенева на лучшее место, а сам встал в шагах полутораста от него на другом конце той же поляны. Мама стояла с Тургеневым, а мы, дети, невдалеке от них развели костёр».

 

 

 

 

 

 

 


В память о тех совместных охотах одна из заповедных полян носит имя Тургенева.

Увидят посетители и лес, на одной из полян которого, став «примерным хозяином», Лев Николаевич впервые разместил свою пасеку. Проходя заповедными тропами, гости Ясной Поляны своими глазами увидят плоды хозяйственной деятельности Толстого, во многом определившей ее современный облик.

Они посетят те его уголки, где Толстые сажали леса и отдыхали, купались, катались верхом на лошадях и собирали грибы.


Судя по воспоминаниям, «тихая охота» была не менее любима Толстыми. Татьяна Львовна, дочь писателя, так вспоминает о грибной охоте:
«Нынче вместо купанья я ходила в Чепыж за грибами и нашла семь белых и несколько сыроежек. Белых грибов очень много, и мы завтра утром с Варькой в шесть часов собираемся идти».


Приезжайте, пройдите заповедными тропами. И, может быть, ваши ощущения сольются со словами писателя, обращёнными в письме к своей супруге: «…необыкновенная красота нынешнего года в деревне разбудит мёртвого. Жаркий ветер ночью колышет лист на деревьях, и лунный свет и тени, соловьи пониже, повыше, подальше, поближе, сразу и синкопами, и вдали лягушки, и тишина, и душистый воздух…»

Автор: Лариса Тимофеева, 18 апреля, в 11:33 +15
«По ленинским местам»
«По ленинским местам»
Не подмажешь – не поедешь, или Какую роль играли взятки на Руси и в Тульской губернии
Не подмажешь – не поедешь, или Какую роль играли взятки на Руси и в Тульской губернии