История в редких фото: 110 лет Ваныкинской больнице

История в редких фото: 110 лет Ваныкинской больнице

Большой юбилей народная больница празднует 2 февраля.

Гробовых дел мастер

Уникальное по тем временам для Тулы лечебное заведение было построено на деньги гробовых дел мастера Дмитрия Яковлевича Ваныкина. Когда-то в юности он лично ходил по домам усопших, брал у родственников заказы на изготовление гробов и сколотил таким образом немалое состояние.

Незаметно Ваныкин стал фактически монополистом в этой сфере, но и организовав свою похоронную империю, он не упускал контроля над состоянием дел.

Даже обмер покойников Ваныкин производил самолично.

А вот передать успешный бизнес по наследству у него не получилось: единственная дочь умерла в младенчестве, жена ушла, и последние свои годы Дмитрий Яковлевич жил в одиночестве, прикованный после инсульта к постели.

Скончался он 17 июля 1900 года на 84-м году жизни, завещав около двух миллионов рублей на нужды Тулы.

На его деньги в городе были построены коммерческое и реальные училища, богадельня при церкви 12 апостолов, ночлежный дом. Также Дмитрий Яковлевич передал деньги на возведение храмов 12 апостолов, Феодосиевского и Знаменского, на постройку домов для бедных.

Однако больницы в планах благотворительности не было. На ее строительство Ваныкина уговорил лечащий доктор Вячеслав Петрович Грушецкий, узнав, что не имевший прямых наследников пациент хочет завещать деньги монастырю.


Вячеслав Грушецкий, первый главврач
Ваныкинской больницы (с 1906-го по 1924-й).

Тогда Ваныкин завещал 325 тысяч рублей на больницу, еще одну тысячу – на покупку книг для больных и около трех тысяч – на учреждение и деятельность общества по снабжению выздоравливающих больных одеждой и обувью и приискания нуждающимся работы.

«Дмитрий Яковлевич Ваныкин — редкий пример добродетели и скромности» — так отозвался о нем один из главных городских ревнителей нравственности, городской голова А. А. Любомудров.

Также, по его словам, ценность этого дара увеличивалась тем, что, судя по состоянию финансов, трудно даже приблизительно сказать, смог ли бы город когда-нибудь своими силами создать нечто подобное. На открытии больницы Любомудров живописно порассуждал на тему благотворительности и капелек меда:

«Пчелы носят в улей меду по капельке, и что же мы видим? Весь миллионный род человеческий услаждается этими капельками»,

призвав, таким образом, туляков даже с небольшим состоянием принять участие в благотворительности и присоединиться к числу жертвователей. Слова его возымели действие.

Уже на следующий день в управу города явился некто, пожелавший остаться неизвестным, и пожертвовал на больницу пятьдесят рублей.

И после неизвестные частные лица продолжали приносить деньги в фонд расширения больницы. Игуменья тульского монастыря Магдалина подарила больнице икону Божией Матери «Всех скорбящих Радость». А доктор Архангельский, известный сейчас как инициатор открытия первого в России приюта для опьяневших, пожаловал прибор Вальденбурга для лечения легких сжатым и разреженным воздухом.

В 1908 году Тульская городская Дума на очередном заседании постановила: «Под портретом Д. Я. Ваныкина в зале городской Думы и при входе в больницу поставить доску с перечислением всех его пожертвований в пользу г. Тулы. В день тезоименитства его 26 октября служить в городском Серафимовском храме литургию и панихиду… Имя Д. Я. Ваныкина поминать об упокоении ежедневно в городском Серафимовском храме».

В 1908 году в Туле появилась Ваныкинская улица — нынешняя Первомайская.

По завещанию новой больнице надо было также передать портреты Александра III и самого Ваныкина. Однако с наступлением нового времени портрет Дмитрия Яковлевича, конечно же, оказался потерян — казалось, навсегда.


Дмитрий Ваныкин. Это единственный сохранившийся портрет мецената. Он был увеличен со снимка 1908 года. Тульский фотограф Андрей Лыженков «вычистил» фото для книги к 100-летию Ваныкинской больницы. Поистине ювелирная работа!

К постройке больницы приступили не сразу — долго выбирали подходящий проект, который бы вписался в отведенную сумму. Потом несколько понравившихся вариантов объединили в один. Зато в итоге уложились даже в меньшие деньги — 300 000 рублей. Строили больницу два с половиной года, делая на зиму перерыв.

Долгое время обсуждалось место, где будет стоять больница. Сначала предлагалось начать стройку в Чулково, но в конце концов выбрали удаленное от заводов место у парка.


Вид Тулы с колокольни Всехсвятского собора, 1894 г. Слева вдали современная улица Первомайская: голое поле и первые посадки Белоусовского парка.

Строительство зданий закончили в 1906 году. И больше года ушло на отделку зданий, приобретение мебели, инструментов и медикаментов.

Народная больница

Вот как описывала «Тульская молва» церемонию открытия больницы, на которую собрались все высшие лица губернии, включая губернатора Д. Д. Кобеко, а также многочисленные горожане:

«По окончании молебствия был троекратно пропет гимн. Затем архитектор-строитель В. Н. Сироткин сообщил собранию исторический ход событий по постройке больницы и стоимость всех сооружений. Затем на кафедру взошел старший врач новой больницы В. П. Грушецкий, который в подробной и обстоятельной речи изложил ход больничного дела, начиная с древнейших времен и до нашего времени. Потом указал на значение больницы в обществе как фактора, сохраняющего рабочий класс, и уяснил некоторые детали постройки больницы».


Николаевская (ныне Свободы) улица Тулы. Справа — дом губернатора, впереди — корпус амбулатории приемного отделения Ваныкинской больницы.

 

По словам Грушецкого, в Туле при населении около 115 тысяч человек в среднем умирает ежегодно около 3 400 человек, из числа которых дети до 10 лет — около 1 650 человек, подростки от 15 до 20 лет — около 60 человек, взрослые от 20 до 50 лет — около 650 человек, пожилые от 50 до 60 лет — около 275 человек.

 

А вот как описывали устройство больницы в год ее открытия:

«В хозяйственным корпусе помещаются служащие, кухня, прачечная, кладовая и подвал. Прачечная образцовая, с сушилкой и особой дезинфекционной станцией. Второй корпус – для жительства медицинского персонала, в коем помещается старший врач, фельдшера и помощник провизора. Этот корпус стоит вдали от остальных, ближе к парку.


Ожидальня для незаразных больных. Фото Вакуленко, 1908 г. В центре — портрет мецената Ваныкина, на стене рядом с окошком — табличка «На пол не плевать».

 

Третий корпус, наилучше сказать первый, стоящий прямо против Николаевской улицы, амбулатория. Здесь будет прием больных и распределение их по палатам. В этом здании помещается контора, кабинет врачей, особый кабинет для микроскопических и бактериологических исследований, аптека с прекрасно оборудованной лабораторией и квартира для аптекаря. Затем в том же корпусе идут приемные кабинеты врачей, ожидальня и целый ряд кабинетов для отдельных видов заразных болезней.


Прачечная. Фото Вакуленко, 1908 г.

 

Второй, выйдя во двор, двухэтажный корпус назначен для помещения незаразных больных. Третий, одноэтажный, для заразных. При каждом этом корпусе и при амбулатории имеется по одной операционной комнате, устроенных по всем требованиям науки.


Больничный коридор. Фото Вакуленко, 1908 г.

 

Наконец в углу усадьбы, вдали от всех корпусов, стоит особое здание, в котором помещается анатомический зал с особым кабинетом, часовня и внизу подвалы-ледники для хранения скончавшихся. В другом углу, ближе к хозяйственному двору, имеется тоже прекрасно устроенный особый ледник для хозяйственных надобностей».


Приемное отделение, 1908 г.

 

«Жизненный путь благородный»

Первый прием больных состоялся 25 января (7 февраля) 1908 года, из 32 пожелавших лечь в больницу приняли всего 18. Еще 52 тулякам оказали медицинскую помощь.

Штат больницы в те годы был невелик. Например, врачей было всего четверо, работали восемь фельдшеров-акушеров, два аптекаря, три надзирательницы, экономки, смотритель и 65 человек обслуживающего персонала.


Первые пациенты Ваныкинской больницы.

С первых дней здесь трудились удивительные люди, движимые чувством сострадания и желания помочь больным, о чем очень наглядно говорит простая и трогательная история незаметной фельдшерицы заразного отделения Варвары Викторовны Семеновой. Ее похоронили в ноябре 1919 года — как еще одну «жертву долга и сыпного тифа».

Во время империалистической войны Варвара Викторовна окончила курсы сестер милосердия и работала по лазаретам. Когда училась в фельдшерской школе, добровольно работала в больнице, замещала фельдшериц, которые не могли выйти на работу. По окончании курса получила место в заразном отделении Ваныкинской больницы. Заболела дифтеритом, осложненным параличом ног. Но, не укрепив достаточно здоровье после болезни, вновь поспешила на работу – не могла оставаться в стороне, когда трудно. И заразилась сыпным тифом. Смерть к ней пришла в той же больнице среди близких ее заботам и сердцу больным.

«Пусть земля, закрывшая тебя от нас, родная, будет так легка, как кристально чист был твой труд на пользу больного человека. Прощай же, товарищ, ты честно прошла свой жизненный путь благородный», 

такими словами завершалась газетная заметка о ее смерти. Сколько искренности, сердечной боли в этих фразах, посвященных простой, но такой жертвенной жизни человека...

В советские годы больнице было присвоено имя Н. А. Семашко, но с 2004 года она вновь носит имя своего основателя — купца Дмитрия Яковлевича Ваныкина.


Конкурс медсестер в Ваныкинской больнице.

Фотографии больницы и ее работников в разные годы – в нашей галерее:

Автор: Сергей Гусев, 2 февраля 2018, в 08:00 +46
Настоящие мужики: Олимпийские истории тульских спортсменов
Настоящие мужики: Олимпийские истории тульских спортсменов
Владимир Высоцкий: «Париж – провинция хуже Тулы»
Владимир Высоцкий: «Париж – провинция хуже Тулы»