Ревностный попечитель о народной трезвости

Ревностный попечитель о народной трезвости

В марте сего года Святейший Синод Русской Православной Церкви постановил отмечать 11 сентября как «День трезвости». В этот день уместно вспомнить о человеке, чья многогранная деятельность на гражданском и церковном поприще касалась и попечения о народной трезвости.

Это Андрей Андреевич Любомудров. 12 сентября исполняется 90 лет со дня его кончины. Но память о его добрых делах с каждым годом укрепляется. Напомним кратко биографию А.А. Любомудрова.

Андрей Андреевич Любомудров родился 22 августа 1849 года. Его отец Любомудров Андрей Петрович был протоиереем соборной Троицкой церкви города Ефремова Тульской губернии. Рано (шести лет) осиротев, первоначальное образование Андрей Андреевич получил в Тульском Духовном училище, а в 1864 году был переведен в Тульскую Духовную семинарию. После окончания семинарского обучения он отправляется в Москву, где заканчивает юридический факультет Московского университета.

Начиная с последних десятилетий 19 века, А.А.Любомудров принимает самое активное участие и в общественно-государственной, и в церковной жизни Тульской губернии. О широте и размахе его разносторонней деятельности красноречиво свидетельствует послужной список. С 1892 по 1905 год, более 10 лет, он был гласным (депутатом) Тульской городской Думы. С 1906 по 1909 год исполнял должность Городского головы и одновременно являлся председателем Тульской городской Думы. В течение многих лет, с 1900 по 1909 год был членом губернского Присутствия по квартирному налогу, с 1897 по 1915 год – присяжным и частным поверенным окружного и уездного судов, с 1905 по 1912 год – членом комитета для попечения о благоустройстве Всехсвятского кладбища. Одновременно состоял членом попечительских Советов о бедных воспитанниках духовной семинарии и епархиального училища, был председателем правления Центрального городского попечительства о бедных. Принимал самое живое участие в деятельности Тульского Епархиального братства во имя св. Иоанна Предтечи, основанного в 1887 году по инициативе архиепископа Никандра, являясь членом братского Совета. Будучи с самого ее основания ревностным прихожанином «Александро-Невской, что на плац-парадном месте г. Тулы церкви», Андрей Андреевич Любомудров являлся бессменным (в течение 25 лет) председателем церковно-приходского Попечительства этого храма.

Но сегодня мы хотим рассказать о той его деятельности на ниве духовно-нравственного просвещения народа, которой он занимался, будучи председателем городского Комитета попечительства о народной трезвости, начавшего свою работу 1 октября 1901 года.

Заботой о духовно-нравственном просвещении народа Андрей Андреевич занимался всю свою жизнь. Считая главным в этом деле именно религиозное просвещение, он, будучи членом Братства во имя св. Иоанна Предтечи, много содействовал созданию и развитию церковно-приходских школ. При его активнейшем участии как председателя церковно-приходского Попечительства при храме св. Александра Невского создается едва ли не первая в городе общедоступная публичная библиотека с читальней; в дальнейшем именно благодаря А.А. Любомудрову возникают в Туле и другие библиотеки; причем Любомудров особенно радел о наполнении этих библиотек литературой религиозного, духовного содержания. О роли Священного Писания, слова Божия в жизни человека он пишет многочисленные статьи, читает лекции. Невыносимо ему это помрачение образа Божия в человеке, которое влечет за собой пьянство…

Вот как говорил А.А.Любомудров об этом в одной из своих публичных лекций «Правила общежития», прочитанной в аудитории Тульского городского Комитета попечительства о народной трезвости 16 ноября 1903 года:

«…Пьянство вообще, а главы семейства в особенности и само по себе есть порок страшный и непростительный. Холостой и совсем одинокий человек, пьянствуя, приносит вред только себе самому, но глава семьи, пьянствуя, губит и развращает целую семью, в числе которых есть такие малолетки, за которых особенно строго накажет Отец их Небесный. Такие отцы виновны и пред обществом и пред всею страною. Бросая детей без пищи и одежды, они вынуждают общество заботиться о них, а обществу едва впору озаботиться о больных и увечных и действительно осиротелых за смертию родителей…

Грешит отец-пьяница и против родины, приготовляя ей плохих служак и защитников. Да и себе, наконец, какую готовит будущность такой отец-пьяница?

 …Пьянство всецело зависит от нас, ибо является результатом распущенности воли. Человек не хочет преодолеть зарождающейся в нем порочной наклонности. Первая рюмка водки часто выпивается в шутку, по молодости лет, из ухарства, среди подобных себе малоосмысленных.

Потом это входит в привычку, а наконец уже делается необходимостью, т. е. так кажется пьющему. Но еще хуже и преступнее, когда старшие спаивают молодежь и губят их навеки. Скажем таким: «сия творя, углие огненное собираете на главу свою». Спаивая молодого парня, пусть каждый вспомнит, что у него есть отец и мать, есть братья и сестры, которые все ждут от него подмоги и утехи. А из него что же выходит? Он начинает пить без времени, забывая дело и работу… Конечно, это состояние есть уже болезнь, но ведь есть болезни, которые нам Бог посылает, а эта болезнь приобретается самим человеком…

Страшитесь же и берегитесь этого зла. Самое верное против него средство – постоянный труд и старание избегать праздности. Сохраняя в чистоте себя, берегите от дурного общества детей ваших. Воспитывайте их под покровом Церкви и слова Божия».

В Туле на пересечении нынешнего Красноармейского проспекта и улицы Советской до 30-х годов прошлого века находился Николочасовенский храм, в правом приделе которого был похоронен блаженный юродивый Иоанн Котельников. Горожане знали о его помощи страждущим пьянством. При жизни юродивого нередко случалось, что ему достаточно было подбросить в дом, где не было житья от пьяного главы семейства, какую-нибудь вещицу, как хозяин становился трезвенником. Потому и после его смерти у его могилы всегда было много людей, просивших блаженного об избавлении их или их близких от пагубного пристрастия, и нередко получавших просимое…

Видимо, не случайно именно неподалеку от этого храма, на Ново-Павшинской улице Комитет попечения о народной трезвости начинает строить Народный дом (сегодня это здание ТЮЗа) с залом на 800 мест. При Доме была устроена библиотека-читальня, музей с моделями физических приборов и чучелами птиц и животных. Здесь проводили, как мы сказали бы сейчас, «вечера культурного отдыха» для рабочих – с чтением книг, лекций… Здесь же появилась едва ли не первая в Туле «безалкогольная» чайная – альтернатива трактирам и питейным домам. Народный дом стал своеобразным центром «борьбы с пьянством», в нем проходили заседания Тульского городского комитета попечительства о народной трезвости. И в этих стенах летом 1904 года было принято решение о необходимости открытия в Туле «убежища» для опьяневших – Приюта и амбулатории для лечения людей, страждущих недугом пьянства.

Постановление городского Комитета попечительства о народной трезвости было принято 27 июля 1904 года - в день памяти великомученика и Целителя Пантелеимона. В августе это решение утвердил губернский комитет попечительства, и на устройство приюта было выделено 2 тысячи рублей. Комитет нанял для этих целей двухэтажный дом Гудковой на Рубцовской улице (теперь это ул. Сойфера).

Торжественное освящение приюта состоялось в воскресенье, 7 ноября 1904 года в присутствии тульского губернатора В. К. Шлиппе. Среди приглашенных был и один из руководителей Тульского оружейного завода: оружейники рассматривались как потенциальные пациенты приюта. Первого пациента – рабочего из Заречья – в приюте приняли 9 ноября 1904 года. До конца года на Рубцовской побывали 95 горожан: 11 – женщин, 77 - работяги и торговцы, возраст первых пациентов – от 16 до 85 лет.

Вот как сам А.А. Любомудров писал о создании приюта и амбулатории:

«В этих учреждениях… сначала приводятся в чувство, а потом и лечатся несчастные алкоголики, поднятые на улицах в бесчувственном состоянии. Охотно принимаются и те, кто, чувствуя приближение запойного периода, является и просит помочь ему воздержаться от пагубной страсти. Помощь оказывается и приходящим, а есть кровати для желающих пользоваться лечением в приюте. Лечение и содержание для неимущих бесплатное, но состоятельные могут платить по мере средств своих. Плата эта идет на медицинские средства и улучшение пищи и одежды лечащихся. Случается, что дается обувь и одежда выходящим из приюта. Благодетельность подобного учреждения вне всякого сомнения. Но таковым оно является не по идее только, а и в исполнении, ибо весь заведующий приютом медицинский персонал, в лице доктора и двух фельдшеров, стоит на высоте своего призвания. Это подтверждается тем доверием, которое приют уже вселил к себе среди местного населения, что видно как из отзывов, так и из посещений приюта. Говорить же о пользе этого приюта не приходится. Достаточно сказать, что теперь бесчувственно пьяных, поднятых на улицах, уже не сваливают в арестантские при частях и полиции, а укладываются они бережно в кровати, будучи предварительно переодеты во все чистое. Точно также в прежнее время было ужасное положение семьи, когда являлся в буйном виде глава ее. Теперь же при содействии родных или соседей возможно его отправить в приют, а это уже не так тяжело, как в полицию, где и обращались грубо, и ухода не было никакого…»

Весной 1908 года во время мощного паводка приют на Рубцовской залило талыми водами, на несколько месяцев его пришлось закрыть, но вскоре Комитет выкупил дом самоварного фабриканта Воронцова на улице Суворовской (здание снесено при реконструкции Красноармейского проспекта), куда 15 октября 1908 года переехал приют и амбулатория для алкоголиков.

Первые плоды работы уникального лечебного учреждения в городе ощутили уже через год: уличная смертность «от опоя» в 1905 году уменьшилась в 1,7 раза. В приюте за первый год работы умер лишь один пациент. В 1909 году в приюте лечились 3029 человек, в амбулатории – 87, «процент успешного излечения достиг 60,72%».

На протяжении нескольких лет Любомудров материально и духовно поддерживал этот приют и амбулаторию, подарил несколько икон, а также граммофон и несколько пластинок. Через это лечебное учреждение за 13 лет работы прошли тысячи горожан, многие из них после курса лечения навсегда забыли вкус алкоголя.

А уже спустя год, в 1905 году в Туле по инициативе Комитета открывается и приют для детей, взятых от родителей-алкоголиков.

Предоставим слово самому А.А. Любомудрову:

«В то время, когда повсюду бушуют политические страсти, когда умы многих направлены в сторону злобы и лукавства, отрадно отметить событие, свидетельствующее, что и сердце человеческое не устрашилось бурь и волнений, а продолжает проявлять свою тихую, творческую работу, предназначенную ей от создания мира. Как солнце дает свои лучи тепла и света одинаково для злых и добрых, так и сердце объемлет своею любовию всех без различия, всех нуждающихся в ее согревающей силе… Какое теперь открылось широкое поле для проявления и применения деятельной и живительной любви христианской! Вот напр.людская порочность выдвинула на первый план заботу о несчастных детях, родители коих предались страшному пороку пьянства. Нужно ли говорить и разъяснять, насколько тяжело и прямо таки невероятно ужасно положение таких детей в семье? Хорошо, если пьет один из родителей, тогда другой может защитить ребенка от нападений  ослепленного страстью родителя. А если и другой такой же (бывают и такие семьи), а если другого совсем нет; о, тогда лучше бы не родиться такому ребенку. О нравственном или религиозном воспитании здесь конечно и речи быть не может. Что говорить о душе, когда и тело таких несчастных представляет из себя предмет великого удивления и недоумения: как может жить человеческий организм с подобными поранениями. Но известно, что «сила Божия в немощи совершается». Господь силен даже из камней воздвигнуть чад Божиих. При виде этих несчастных невольно вспоминаются слова Спасителя о слепорожденном: «Ни сей согреши, ни родитель, но да явятся дела Божии на нем». В самом деле, история каждого такого ребенка полна таких ужасов, что вряд ли кто из них мог надеяться на спасение. По-видимому, все они были обречены на верную гибель. Так казалось всякому, не вооруженному верою уму. Но чем вернее гибель, тем разительнее помощь Божия. И вот в то время, когда политические страсти и распри по-видимому занимают всех, нашлись однако люди, обратившие свое внимание и на этих жалких существ»...

Одна из таких «добрых людей», З. Ф. Ермолаева-Зверева, пожертвовала для Приюта усадебное место (на Ново-Павшинской улице) с оборудованным и приспособленным для этой цели домом.

Помещение приюта занимало два этажа. Спальни помещались в верхнем этаже, а столовые и кухня в нижнем. При доме имелся просторный, тенистый сад.

Вот как писал о Приюте врач Ф.С. Архангельский: «Обращаясь к уставу ныне открываемого Приюта и всем, принятым в нем, подготовительным мероприятиям, нельзя не вынести из обзора их самого отрадного впечатления. Помещение Приюта хорошее (по 2 куб. саж. на человека). Физическое воспитание обусловлено приглашением врача. В отношении духовного воспитания на первом месте поставлено воспитание детей «в строгих правилах религии» и обучение, помимо грамоты, Закону Божию. Режим, как он выработан в инструкции для воспитательницы – вполне соответствует потребностям физического и психического развития детей. Дети будут обучаемы и ремеслам. Самое число воспитываемых детей (10), приходящихся на одну воспитательницу, дает Приюту характер «семьи», в которой воспитание каждого питомца может быть более тщательно индивидуализировано. Представляется симпатичным и то, что Приют начинает свою деятельность с девочек: несомненно, что они более, чем мальчики, нуждаются в призрении…»

Как видим, более ста лет назад в Туле совершались дела, актуальность которых не утрачена и сегодня. И у истоков их стоял неравнодушный, энергичный человек, истинный христианин Андрей Андреевич Любомудров…

 

Информационный отдел храма св. блгв. кн. Александра Невского г. Тулы.

Автор: Dimastyk, 12 сентября 2014, в 09:01 +5
Собака - друг человека!
Собака - друг человека!
Волк - победитель ос и гроза кротов!
Волк - победитель ос и гроза кротов!