Где пили туляки 100 лет назад и почему возвращается вытрезвитель

Знаменитый тульский пьяный угол – пересечение улиц Посольской и Коммунаров.

Где пили туляки 100 лет назад и почему возвращается вытрезвитель

В чем в чем, а в деле приведения в чувство любителей злоупотребить Тула всегда была в числе первых. Именно у нас был открыт первый в России приют для опьяневших, позже названный вытрезвителем.

С переменой общественного строя надобность в таком заведении вроде бы отпала. Но с конца двадцатых годов ХХ века о специализированном учреждении для пьяниц заговорили вновь, и вытрезвитель вернулся еще до войны.

Поляна алкоголиков

Читая многочисленные сводки и заявления того времени относительно распоясавшихся любителей спиртного, и правда впадаешь в легкий ступор. Такого при царе даже представить было невозможно. Вот, например, гневное заявление в милицию жителей Заречья.

«На углу Штыковой и Луначарского магазин ЦРК № 15 торгует водкой. Около этого магазина с семи часов утра и до окончания торговли толкутся пьяницы, хулиганы и карманные спецы, от которых рабочие же, попутно зайдя с завода в магазин, зачастую выходят с пустыми карманами. А бродячие торговки с корзинками как раз являются приманкой вышеуказанных граждан, и в довершение всего женщинами легкого поведения. Пьяные песни, ругань самыми отборными словами неумолкаемо стоят в воздухе. Пьяницы до того обнаглели, что, не стесняясь, компаниями усаживаются на завалинке любого дома, пьют вино, громко говорят, ежеминутно пересыпают свою речь матом и на просьбу хозяина уйти отвечают: „Замолчи, а то придем к тебе в дом“. Нередко устраиваются кулачные бои».

27 июня 1925 года гневное письмо отправил в горисполком коллектив Тульского педагогического техникума, который находился на углу Советской и Фридриха Энгельса. Протестовали педагоги против того, что в их здании открылся магазин, торгующий вином и водкой, и он разлагающим образом действует на пионеротряд, который находится в этом же помещении.

«Дети стоят у магазина и предлагают пьяницам чашки, за это просят себе посуду от вина. На глазах присутствующих дети допивают капли вина.

Неоднократно около магазина пьяные компании устраивают пляски, беря из этого магазина вино и тут же выпивая, и ругаются отборной матерщиной. Педагогический техникум решительно выступает против такого соседства».

Распивочная в этом доме, кстати, одно время носила политически выдержанное название имени Третьего коммунистического интернационала. Вывеска, правда, продержалась с неделю, а вскоре после того, как ее сняли, прикрыли и трактир. На его месте образовался винный магазин «Янтарь».


За этой церковью на улице Советской в Туле
был пустырь, который облюбовали выпивохи.

По соседству, за Спасской церковью, стоявшей на ул. Советской на месте нынешнего «белого дома», была целая поляна, где собирались любители выпить-закусить на свежем воздухе. Поскольку власти ничего с этой гоп-компанией не могли поделать, их просили хотя бы обнести поляну специальным ограждением, чтобы выпивохи не слишком докучали обычным гражданам.

Еще одним местом «организованного пьянства рабочих» называли пивную общества культсмычки в Щегловской засеке. Хотя, по-видимому, таких мест по городу было предостаточно. Например, в качестве одной из мер по борьбе с алкоголизацией предлагали запретить на месте продажу плодово-ягодного вина из богучаровского совхоза, служащего источником пьянства обитателей Дома отдыха. Закрыли частный трактир в Советском переулке, который был «очагом преступности и разврата с повседневными дебошами, драками и группами проституток».

А вот винно-водочный магазин, который разместили в общежитии командно-политического состава оружейно-технической школы, устоял. Когда администрация школы попробовала протестовать, ей отказали. Под предлогом, что даже если закрыть магазин, это ничего не изменит: курсанты — люди взрослые и будут покупать спиртное в магазинах, которые располагаются напротив.

Вина не хватает!

В конце концов, вопрос бытового пьянства рассмотрели на самом высоком для города уровне. Год, к сожалению, в документе не проставлен. Но точно не позже 1932-го. В ходе возникшей дискуссии было высказано немало любопытных доводов, с которыми, думается, будет небезынтересно ознакомиться и современному читателю.

Начальник отдела милиции Полянский:

«Культурная работа не ведется в рабочих кварталах, где именно сосредоточена вся масса потребителей вина. К примеру, взять рабочий поселок в Чулкове с населенными 18 корпусами.

Это почти маленький город, а в воскресенье здесь вместо культурных развлечений рабочие выносят столы, ставят на них 50−60 бутылок водки и батареи пива, и начинается пьянство.

В сад Томского идет лишь молодежь, а пожилые остаются у себя вблизи дома, поэтому надо подвинуть культработу на окраины. В Чулкове дальнейшее сокращение винных магазинов едва ли целесообразно, так как всего их осталось только три».


Русские пьяные крестьяне. Фото 1917 года. Из заметки «Нравы деревни»: «Главное, что милиция не борется с самогонщиками, опасаясь мести со стороны этих лиц, а крестьяне еще не привыкли к самодисциплине, а многие из них сами удовлетворяют свою привычку к выпивке».

Морозов, начальник административного отдела горисполкома:

«Торговлю вином в вечернее время надо сократить до семи часов. Надо что-нибудь сделать с теми сотнями алкоголиков, которые от открытия до закрытия магазинов лежат около них. Винные выставки в витринах магазинов, блещущие всеми цветами радуги и привлекающие соблазнами яств и питий, надо убрать.

Необходимо перенести магазины, торгующие вином, от школ, больниц, биржи труда, культурных учреждений в другое место. Произвести изъятие из обращения мелкой посуды, закрытие некоторых винных магазинов в рабочих кварталах».

Председатель Губздравотдела врач Аболенский:

«Административные меры помогают лишь на первое время. Примером чему является Америка, где, несмотря на все административные запрещения, вина пьют не меньше. Административные меры будут действительны, если их увяжут с мерами культурно-просветительского и профилактического порядка.

К профилактическим мерам можно отнести следующие мероприятия. В субботу винные магазины закрывать вместе с гудком в 1 час дня. А в воскресенье совсем не производить торговли. Пивные надо закрывать в часы начала культурных увеселений, т. е. не позднее семи часов. Надо убрать из пивных музыку. Милиция одна не справляется с безобразием около винных магазинов — к этому необходимо привлечь общественное мнение. Но не так, как это было до сего времени, когда даже на широкое собрание рабкоров о борьбе с алкоголизмом пришло едва ли не двадцать человек.

Задержанные за опьянение в милиции должны платить штраф. Эти средства должны составить фонд для развертывания деятельности вытрезвителя, организовать который крайне нужно скорее.

В Москве такие вытрезвители уже имеются. Всякий, попавший туда, выплачивает 4 рубля. Почему в Туле нельзя взимать 2 рубля или 2,50. Говорят, для вытрезвителя нет помещений. Закройте хорошую пивную — вот вам и помещение».

Сальников, председатель ЦРК:

«Точка зрения, высказанная тов. Сталиным в интервью с делегацией французских рабочих о невозможности сразу прекратить торговлю вином, и сейчас остается жизненной. На этом основании торговлей вином и занимается ЦРК. По-моему, едва ли уменьшится пьянство от того, что мы закроем несколько магазинов. Произойдет лишь перегруппировка покупателей, вырастут хвосты у оставшихся магазинов. А, имея в виду, что население имеет склонность к панике, раз увидит, что мы уменьшили число магазинов, торгующих вином, начнет делать запасы. Посмотрите опыт с распределением хлеба. Надо брать быка за рога, и начинать с того, чтобы заполучить директиву центра об уменьшении на такое-то число процентов распределение вина в Туле».

Представитель спиртоводочного завода Мослаков:

«Несмотря на то, что ЦРК недавно закрыл три или четыре магазина, торгующих вином, потребление вина в Туле не уменьшилось. Вина не хватает по спросу. Мы сейчас переходим на увеличение распространения „очищенного вина“, которое дороже хлебного. Это должно повлиять на уменьшение потребления, так как в 1925 году мы продавали 17 тысяч ведер в месяц, а когда в июне произошло снижение цен на вино — стали продавать 50 тысяч. Мы знаем, что мелкая посуда идет исключительно алкоголикам, поэтому соток у нас выпускается только 4 процента».


Советский антиалкогольный плакат.

Водка зимой только до 17 часов

Судили-рядили, и пришли к выводу, что надо срочно принимать меры. Интересно, что многие из них перекликаются с теми решениями, которые делались сравнительно недавно, в наше время, фактически сто лет спустя.

«В частности, поставить перед соответствующими организациями вопрос об уменьшении распространения винной продукции в городе Туле на 10 процентов. А административному отделу разрешить временно закрывать торговлю вином в праздничные дни и в дни получек, однако не устанавливая это как систему во избежание развития шинкарства.

Запретить игру на музыкальных инструментах в пивной и устройство в витринах магазинов и пивных выставок водочных и пивных изделий.
Закрыть магазин центроспирта на углу ул. Революции и Советской, имея в виду достаточное наличие магазинов ЦРК и близость культурных учреждений. А также закрыть пивные Моссельпрома по ул. Коммунаров (рядом с кинотеатром „Форум“), а также за Толстовской заставой и в районе Новая Тула — ввиду того, что в таковых имеются постоянно нарушения обязательного постановления и как места наиболее являющиеся распространением пьянства.

Воспретить торговлю спиртными напитками и пивом во всех клубах, театрах, садах и парках, а также воспретить торговлю спиртными напитками и пивом всем культурно-просветительным и общественным организациям.

Сократить сеть винной и пивной торговли, установив по районам гор. Тулы максимум на количество торговых точек.

Установить следующие часы торговли спиртными напитками и пивом. Спиртные напитки можно продавать с 10 утра до 19 вечера. В зимнее время — до 17 час. С перерывом торговли спиртными напитками с 11 до 13 час. Пивом — с 9 утра до 20 вечера, а в зимнее время до 18 часов».

А теперь самое интересное.

«Поручить адмотделу тов. Кузьмищеву изыскать средства на устройство в городе Туле вытрезвителя с привлечением к этой организации материальных ресурсов — советских, кооперативных и профсоюзных организаций. Просить президиум горсовета ассигновать средства на устройство в Туле вытрезвителя».

Круг замкнулся. Правда, если в начале века это заведение называлось приютом для опьяневших, то есть подчеркивая свою сострадательную и социальную функцию, то теперь вполне конкретно — вытрезвитель. О граммофонах и библиотеке для угодивших сюда пьяниц речи уже не шло.
Если верить интернету, то, в соответствии с постановлением Наркомата здравоохранения СССР, первый советский вытрезвитель был открыт в 1931 году в Ленинграде. Причем его услуги стали платными. В 1940 году во исполнение постановления Совнаркома СССР вытрезвители из подчинения Наркомата здравоохранения были переданы в подчинение Народного комиссариата внутренних дел СССР. То есть от медиков работа с пьяницами была передана милиции.


Мужчина пьет прямо на выходе из магазина. Фото сделано в Ленинграде в 1930-е годы.

Даже если ленинградцы нас тогда и правда опередили, то ненамного. Так что туляки и по второму кругу стали если не родоначальниками, то пионерами вытрезвительного дела в стране.


Единственный в Туле женский вытрезвитель на набережной Дрейера.

Во время войны вытрезвители опять закрыли. Вновь они появились в СССР только в 1964 году. Потом, на волне гласности и уважения к нравам свободной личности, эти заведения опять стали достоянием истории, и вот теперь, похоже, вытрезвители могут открыть вновь. В четвертый уже раз.


Вытрезвитель. Фото Сергея Шмуня.
Добавьте Myslo.ru в список ваших источников Яндекс.новости
Автор: Сергей Гусев, 5 апреля, в 11:50 +16
А стройотряды уходят дальше…
А стройотряды уходят дальше…
Николай Гоголь, его герои и Тула
Николай Гоголь, его герои и Тула