Сергей Безруков: «Актеры должны играть так, чтобы зрителям не хотелось выпить в антракте»

Сергей Безруков: «Актеры должны играть так, чтобы зрителям не хотелось выпить в антракте»

В качестве режиссера-постановщика Безруков представил в Туле две свои работы – спектакль «Вишневый сад» по Чехову и «Энергичные люди» по Шукшину.

Сергей Безруков выступал в Туле совсем недавно — в конце октября, со спектаклем «Хулиган. Исповедь». А в начале ноября приехал снова, но уже в другой роли — как режиссер-постановщик и худрук Московского губернского театра, который гастролировал у нас в рамках Года театра и фестиваля «Улыбнись, Россия!».

Безруков привез в Тулу три постановки: на фестиваль — детский спектакль «Вождь краснокожих», который уже давно был в репертуаре театра, и две своих новых работы — «Вишневый сад» по Чехову и «Энергичные люди» по Шукшину.

В обеих постановках до глубины души поражает масштаб и размах декораций — например, в постановке по Чехову на сцене тульского драматического театра высились ряды мощных деревьев.

- Спектакли, которые мы привезли в Тулу — немаленькие, это вообще невыездной вариант, — рассказал Безруков. — Эти гастроли мы готовили более года. Сцена тульской «драмы» гораздо меньше, чем в Московском губернском театра, а декорации огромные. Но мы привезли всё! Хотели, чтобы спектакли в Туле прошли в том же виде, как и на нашей сцене.

— Сергей, «Вишневый сад» ставили сотни раз. Что нового Вы в нем открыли?

- Когда-то эскиз этой постановки я сделал в Любимовке, где в доме брата Станиславского гостил Чехов. Там он придумал свой «Вишневый сад», увидел своих персонажей, там, на Клязьме он рыбачил по 7 раз в день. Я тоже рыбак, но 7 раз в день, господа! И я придумал такую постановку, в которой есть атмосфера Любимовки: на сцене все должно быть похоже на правду, чтобы и актеры чувствовали себя абсолютно по-настоящему, как чеховские герои.

Чехов — это вечная классика и такая глубина, что дна достичь невозможно. Эту пьесу можно ставить вечно — и каждый раз по-новому. Для меня текст автора — закон, в спектакле не выброшено ни одной буквы. Но есть акценты, которые я расставляю по-новому. У нас в постановке такой финал, которого у этой пьесы не было никогда, но я его не придумал, а прочел у Чехова — не только вырубить сад, но и выдрать с корнем. Я знаю, что случилось в 1917-м, а Антон Павлович не знал, и это дает мне возможность и право сделать из Пети Трофимова совершенно другого персонажа. И «Вишневый сад» приобретает новое звучание, живое и современное.

Еще одним эксклюзивом этих гастролей стала выставка в фойе театра: Безруков приготовил для Тулы инсталляцию «Город и деревня», которые постоянно противопоставлялись в творчестве Василия Шукшина. Здесь был воссоздан антураж советской квартиры 70-х, с пельменями и водочкой, холодильником ЗИЛ и мокрыми колготками на веревке, шифоньером и ламповым телевизором.

- У нас в губернском театре тоже есть такая экспозиция, — говорит Сергей. — И одна девушка оставила отзыв: «Точно такой же шифоньер стоял у моей бабушки. Хотела выбросить. Побывала на выставке в фойе. Оставлю как память». Молодое поколения делает какие-то открытия, вспоминает про бабушек и дедушек, а для нас, выросших в те времена, это ностальгия по людям, человеческому теплу и отношениям, дружеским и порядочным.

«Энергичные люди» — это тоже классика, комедия, герои которой — авантюристы, спекулянты, и они куролесят и пьют так, что глаза мои это бы не видели! (смеется). С одной стороны, это весело, а с другой — с пьянством нужно бороться. И мне пришлось показывать его так, чтобы у зрителей не было желания выпить в антракте. И я добился этого:

буфет на этом спектакле отдыхает, потому что люди не хотят пить после того, что видят на сцене.

И еще они поют вместе с артистами: это караоке-спектакль, в котором я втягиваю в игру зрителей. У нас играет настоящий ВИА, звучат ритмы 70-х, и даже молодежь, которая не знает тех времен, с удовольствием поет «Бременских музыкантов», «Шизгару», «Мани-мани» и другие хиты.

— Сергей, как актер вы были у нас не раз…

- Я люблю приезжать в Тулу и, надеюсь, приеду еще не раз. Очень хочу принять участие в фестивале «Толстой», меня каждый раз приглашают, но я понимаю, что приехать без постановки по Толстому немножко неловко. У меня есть мысли о спектакле, это будет большая масштабная постановка, интересная пьеса, которую не так часто ставят.

Поставлю и приеду, за мной
не заржавеет.

— В качестве режиссера вы в Туле впервые. Кем вам нравится быть больше, актером или режиссером?

- Для артистов гастроли очень важны. В этом — жизнь, другая атмосфера, свежая кровь, другое волнение. Ведь артист всегда волнуется, и я тоже, даже приезжая несколько раз в один и тот же город.

Я ставлю спектакли давно, еще в театре Табакова негласно был режиссером, об этом мало кто знает. Так что как режиссер-постановщик я уже не новичок, делал масштабные постановки, придумывал пространство, как художник. Главное, что мне артисты доверяют и выполняют мою волю беспрекословно. И каждый раз я отслеживаю, чтобы они не сходили с проложенных мною рельс.

Но я — «актерский» режиссер, потому что сам актер. Моя задача — выявить лучшие стороны у артиста и ни в коем случае его не подставить. Поэтому мы разбираем роли, я выявляю все лучшее, что пойдет в плюс актеру, и если ему некомфортно, найду тысячу способов это исправить.

Как режиссер я, конечно, тоже волнуюсь, но это волнение отеческое. Я очень люблю своих артистов, всегда болею за них душой и хочу, чтобы у них был успех. Мне неважно, чтобы обо мне говорили как о режиссере. Мне важно, чтобы зритель, посмотрев спектакль, говорил: «Какой актерский ансамбль!» Для меня нет высшей похвалы.

— В этом году в программу кинофестиваля «Улыбнись, Россия!» впервые была включена театральная постановка — спектакль Вашего театра «Вождь краснокожих». Как Вам такой эксперимент — театр на кинофестивале?

- Я человек театральный, и для меня самое главное — чтобы театра, особенно детского, было как можно больше, на кинофестивале или где угодно еще. Театр — это самое настоящее воспитание для детей: то, какая у нас будет страна и политика, зависит от того, какой театр видят дети и к чему они будут тянуться. Вспомните современный детский фильм или анимацию по классике? Вряд ли. А в детских театрах всегда очень много классики. Поэтому театра для детей должно быть много, и финансирование его — постоянное, круглогодичное.

— Как вы относитесь к экспериментам на театральной сцене?

- Я не ретроград и не консерватор. Я рад экспериментам, но только когда они не отпугивают зрителя от театра. Если говорить о детских театрах, взрослые не поведут ребенка на постановку по некой современной литературе, особенно в регионах. Ребусы и скандалы на сцене, эпатаж с голым задом — зритель в России не привык к этому. У нас страна воспитана в хорошей классике, и это воспитание довольно крепкое. Поэтому у нас не проходят европейские ценности из серии «Родитель № 1» и «Родитель № 2». Я так не хочу, я хочу «мама» и «папа». Когда мужчина добивается женщину, на этом строится вся мировая классика. В Европе его уже посадили бы за домогательства. Но мир такой: если мы не будем за вами ухаживать, то он, мир, кончится. И если кто-то хочет это изменить — не получится.

Папа и мама. Любовь. Желание. Из этого складывается жизнь. После этого и дети родятся.

Поэтому, что касается современного театра, самое главное — не навредить. Я тоже — за сложные спектакли и современные технологии и активно использую их в театре. Но зритель должен понимать, на каком языке с ним разговаривают. Классика понятна. И в ней можно находить поразительные акценты, ее можно делать современной, не изменяя сюжету. Когда в «Вишневом саде» Петя Трофимов говорит Лопахину «Какие у тебя красивые пальцы», он не имеет в виду, что они — два человека нетрадиционной ориентации. А можно было бы так по-современному жвакнуть… Но для меня главное — бережно относиться к автору и не навредить зрителю.

В кого перевоплощался Сергей Безруков?

Василий Сталин

Сына Иосифа Сталина Безруков сыграл в сериале «Московская сага». Актер признавался, что эта роль была для него непростой: ему нужно было показать личность противоречивую и неоднозначную. «Я играл человека, которому позволено все, который может открыть любые двери. Но ничто человеческое ему не чуждо».

Пушкин

Фильм «Пушкин. Последняя дуэль», который вышел на экраны в 2006 году, стал экранизацией дуэли между Александром Пушкиным и Дантесом, а также периода, предшествующего ей. Самому Сергею Безрукову роль Пушкина понравилась настолько, что он до сих пор исполняет ее в спектаклях.

Высоцкий

Фильм «Высоцкий. Спасибо, что живой», основанный на реальных событиях, в 2011 году стал самой кассовой российской картиной. Имя актера, сыгравшего главную роль, «рассекретили» только через полгода после премьеры, хотя о Безрукове все и без этого догадывались.

Есенин

В 2005 году на экраны вышел сериал «Есенин», где Сергей Безруков сыграл главную роль — поэтому Сергея Есенина. Интересно, что фильм был снят по произведению отца аутера, Виталия Безрукова «Сергей Есенин», и сам Виталий сыграл отца поэта.

Борис Годунов

В сериале «Годунов» актер сыграл царя Бориса, который правил страной с 1598 по 1605 год. Безруков играет Годунова в трех возрастах — молодого опричника, человека в годах, получившего доступ к управлению страной, и раздавленного тяжестью власти старика, который пытается гуманно справиться с беспощадным русским Средневековьем.

 

Главные новости за день в нашем Telegram. Только самое важное.
Фотограф: Алексей Пирязев
8 ноября, в 17:36 0
«Психея» в Туле: «Огонь должен жечь!»
«Психея» в Туле: «Огонь должен жечь!»
Выходные в Туле: 8-10 ноября
Выходные в Туле: 8-10 ноября