Попали в переплёт: Как печатают книги

Фото- и видеорепортаж Дмитрия Дзюбина. Благодарим типографию "Борус" и лично Михаила Тенцера за помощь в подготовке материала.

Попали в переплёт: Как печатают книги

Сегодня мы расскажем, как появляются на свет книги.

Понятно, что рождается книга гораздо раньше, задолго до типографских работ. Сначала в голове автора, потом важные мысли оказываются в набросках, затем — в окончательном варианте. Книгу читают редакторы и корректоры, оформляют дизайнеры-верстальщики, много чего еще с ней происходит, прежде чем она отправляется в типографию — место, где Ее Величество Книга обретает телесную оболочку.

Печать книги — дело небыстрое, проходит в несколько этапов. Чтобы охватить их все за один визит, мы посмотрели работу типографии на примере не одной, а нескольких книг, которые в тот день печатались в типографии. Но все процессы покажем и обо всех расскажем.

Проект Myslo «Как всё устроено» напросился в гости в тульскую типографию «Борус».

Перед вами типографский цех.

Перед тем как попасть непосредственно в производство, заказ проходит допечатную подготовку. Нужно проверить, правильно ли все сверстано, и сделать спуск полос: расположить страницы будущей книги на большом листе, чтобы впоследствии листы книги были правильно расположены.

А дальше — собственно сам типографский процесс. О нем нам рассказала мастер производства типографии «Борус» Наталья Матросова.

– Время идет, совершенствуются машины, материалы, всё автоматизируется, но суть не меняется: изображение, то есть будущие страницы книги, располагается на алюминиевых листах (формах). Каждой краске соответствует своя форма. Основных цветов четыре: голубой, пурпурный, желтый и черный. На языке печатников они звучат как CMYK: Cyan, Magenta, Yellow, Key color (контур). Смешивая эти цвета, можно получить любой другой цвет.

У каждой краски свой процент заливки. Задача печатников — смешать краски в нужной пропорции, чтобы воплотить задумку автора и художников.

Эта машина (эдакий своеобразный принтер) готовит алюминиевые формы со специальным фоточувствительным слоем для будущей печати. Вот как они выглядят:

Для каждой краски пластина своя, важно, чтобы они были правильно и четко совмещены. Весь процесс очень похож на то, как раньше печатали фотографии. После того как машина нанесла контуры будущего изображения, форма отправляется в проявочную машину.

На каждой форме есть специальные цветовые шкалы для печатников, по которым специальным прибором (денситометром) сверяют количество залитой краски. Эти же служебные метки запечатывают и на полях готовых листов книги.

Помимо цветных шкал на формах, а потом и на отпечатанном тираже, есть много всяких служебных меток: крестики, линеечки и пр. После печати их просто срежут.

Готовые формы отправляются в печатную машину.

Для каждого цвета в машине свой узел — печатная секция, валик, емкость с краской.

Краску в машину доливают из ведерок. А запах типографской краски — особый кайф!

Помимо четырех основных цветов, о которых мы уже рассказали, в типографской машине есть и еще один узел – для «заказных» цветов, его  называют пантон.

Пантон дает возможность получить такие цвета и оттенки, которые выходят за рамки цветового охвата CMYK-красок, или добавить «экзотические» цвета — люминесцентные, металлизированные.

Выбирающему краски заказчику показывают палитру — пантонный веер. Женщины поймут: как в маникюрном салоне!

Чтобы печатник не ошибся, он ориентируется на макет будущей книги:

Когда мы были в «Борусе», там как раз готовилась к выпуску книга заслуженного художника России, туляка Александра Майорова. Точнее, даже не книга, а альбом с его лучшими за 40 лет работами. Цветопередача очень важна, а художнику — особенно, поэтому Александр Ильич лично контролировал процесс.

Первые листы из печатной машины выходят пробные – печатники подстраиваются под макет, сравнивают цвета, налаживают машины. «Пробники» проверяют здесь:

Некоторые служебные метки можно разглядеть только под лупой.

Что-то пошло не так? Настроим!

Когда все налажено, печатная машина начинает «гнать тираж» — печатать основную массу страниц будущей книги. Здесь мы видим листовую печать (бывает еще рулонная). Мастер настраивает подачу листов в машину.

Листы закрепляются, после этого машина сама будет брать по одному листочку и отправлять в печать. С двух сторон кипа обдувается потоками воздуха, чтобы листы были легче и подавались в машину по одному. Воздух идет из этих трубок:

Бумага проходит через все валики, каждый из которых наносит на нее свою краску. Между ними — быстрая сушка, чтобы краска не пачкалась и не было оттисков на других листах.

Затем готовые листы в стопках идут на фальцовку: специальная машина сгибает их в нужных местах и складывает в тетрадки.

Далее тетрадки могут пойти на разные станки, в зависимости от того, каким будет переплет. Некоторые отправляются на сшивку к брошюровщицам ниткошвейной линии.

Тут все устроено почти как в обычной швейной машине: нитки, иголки, шпульки, катушки, только иглы не прокалывают стопку бумаги, а лишь сшивают ее. Дырочку машина пробивает крепким шилом.

Страницы книг и другой печатной продукции могут ламинировать специальной пленкой. Это тоже делает машина.

А пока тетрадки фальцуют, собирают и шьют, мы отправляемся делать обложку.

 

 

Обложка нашей книги будет жесткой, ее изготовление — отдельный процесс, где-то автоматизированный, где-то ручной.

Все начинается с заготовок из картона.

Детали будущей обложки (крышки) из плотного картона вырезают, сгибают, проклеивают.

Кстати, в типографии применяют специальный клей.

В холодном состоянии он гранулированный, машина растапливает его и уже горячим наносит на склеиваемые поверхности. Предварительно такой корешок обрабатывается фрезой.

С помощью горячего клея получается, например, самый простой переплет. Он не такой долговечный, но зато не затратный.

Но даже прошитые книги нуждаются в проклейке. Это также делает специальная машина.

 

Оставляем обложку в покое и отправляемся к содержимому книги. Его сейчас как раз ровняют, обрезая специальной машиной.

Чик! — и острейший нож делает ровный срез. Долой служебные метки, всякие неровности — всё под нужный размер. Станок умно придуман: опустить нож мастер может, нажав на рычаги только двумя руками сразу, — и все десять пальцев на руках мастера остаются при нем)). Еще и фотоэлементы встроены в станок: нож замрет, если в опасной зоне беспечно мелькнет тень чьей-то чужой конечности.

Бумажные отходы после обрезки отправляются в макулатуру.

 

На корешок блока нашей книжки теперь нужно приклеить каптал — это два кусочка ленты (сверху и снизу), которые еще крепче будут держать странички. При желании добавляется ляссе — тканевая закладка.

Наша книга почти готова! Перед тем как поместить ее в обложку, на первый и последний лист приклеиваются, соответственно, форзац и нахзац. Кому-то белые, кому-то цветные — по желанию заказчика. Это та самая плотная страничка, на которой потом появляется: «Дорогому Иван Иванычу с пожеланием не хворать, на долгую память».

Осталось совсем немного. Блок вклеивается в обложку. Затем специальный аппарат сдавливает корешок книги, чтобы придать ему привычную нам форму — с небольшим желобком вдоль корешка.

Книжки отправляют сохнуть под пресс, откуда они выходят ровными и красивыми…

…а потом — на упаковку.

...А теперь можно читать! Сейчас на чем только не читают тексты: на планшетах и компьютерах, электронных читалках и смартфонах. Настоящая книга – это другое. Мы не читаем «текст на книге», мы читаем саму Книгу. Бумажную, со множеством страниц, в переплете, с неповторимым ароматом свежей типографской краски или, наоборот, чуть пыльным запахом книжной мудрости и опыта. Увлечет ли нас сюжет в новой книжке или навеет воспоминания засохший цветочек между страницами старого любимого издания? И то и другое одинаково здорово!

 

 

 

 

Автор: Юлия Королева, 17 октября 2017, в 11:30 +20
Сергей Шакуров о Туле, мандаринах и любви
Сергей Шакуров о Туле, мандаринах и любви
Боксер Степан Хитарян завоевал первую медаль чемпионата России для Тульской области
Боксер Степан Хитарян завоевал первую медаль чемпионата России для Тульской области