Журнал Time назвал Владимира Путина человеком года

Журнал Time назвал Владимира Путина человеком года

Российский президент обогнал Альберта Гора и автора "Гарри Поттера" Джоану Роулинг

Российский президент обогнал Альберта Гора и автора "Гарри Поттера" Джоану Роулинг.

Американский журнал Time назвал президента России Владимира Путина человеком года. Второе место в рейтинге журнала занял лауреат Нобелевской премии мира за 2007 год Альберт Гор, третье - писательница Джоан Роулинг, автор книг о Гарри Поттере, четвертое - председатель КНР Ху Цзиньтао, пятое - командующий американскими войсками в Ираке генерал Дэвид Петрэус, сообщает Lenta.ru.

"Пожертвовав принципами, которые ценят свободные народы, он вернул Россию в число держав, управляющих миром", - так звучит формулировка, с которой Time присвоил Путину это звание. Сover-story журнала озаглавлена "Choosing Order Before Freedom", что можно примерно перевести "Когда порядок важнее свободы".

Названы лучшие хвалебные цитаты о Путине

Журнал "Коммерсант Власть" собрал цитаты, восхваляющие президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина, в единый рейтинг и попросил пользователей интернета определить, кто хвалит гаранта лучше всех.

Со значительным отрывом лидирует глава ЦИК РФ Владимир Чуров, вопросивший: "Разве Путин может быть не прав?".

Его высказывание признали "самым подхалимским высказыванием" (так называется рейтинг) более 12% участников интернет-опроса. С Чуровым не сравнились ни рифмоплеты с хвалебными одами, ни сектанты, провозгласившие Путина богом.

На втором месте в этом рейтинге глава Евразийского движения националист Александр Дугин, заявивший: "Противников путинского курса больше нет, а если и есть, то это психически больные и их нужно отправить на диспансеризацию. Путин - везде, Путин - все, Путин абсолютен, Путин незаменим."

В тройке и режиссер Федор Бондарчук с изречением: "Все успехи в кинематографе были связаны с Владимиром Путиным."

В мае 2007 года социологи из "Левада-Центра" провели опрос и выяснили, что в тот момент большинство россиян считало, что в России нет никаких признаков культа личности Владимира Путина. Правда, каждый четвертый респондент оговорился, что предпосылки для этого создаются. В том, что в РФ уже есть все признаки культа личности Путина, уверены были 15% опрошенных, сообщает NEWSru.com

Чертова дюжина лидеров

1. "Разве Путин может быть не прав?" - председатель ЦИК Владимир Чуров, 9 апреля, интервью "Коммерсанту". 12,29%

2. "Противников путинского курса больше нет, а если и есть, то это психически больные и их нужно отправить на диспансеризацию. Путин - везде, Путин - все, Путин абсолютен, Путин незаменим." - лидер Евразийского движения Александр Дугин, 17 сентября, прием газеты "Известия". 9,95%

3. "Все успехи в кинематографе были связаны с Владимиром Путиным." - Федор Бондарчук, 21 ноября, форум сторонников Владимира Путина. 9,04%

4. "Путин - это наше все." - Любовь Слиска, 3 мая, интервью ГТРК "Саратов".

5. "Личность Владимира Путина важнее для общества, чем институты государства." - член Общественной палаты Сергей Марков, 4 августа, дискуссия на тему "Российское государство: вчера, сегодня, завтра".

6. "Путин подарил чеченскому народу жизнь вторую! Аллах его назначил на это место... Путин - дар божий, он подарил нам свободу... Такой человек - находка для России. Пока у него есть здоровье, мы должны его просить, встать на колени, чтобы он правил государством." - Рамзан Кадыров, 18 июня, интервью журналу "Коммерсант-Власть".

7. "Ведь мы президента не выбирали. Я вместе со всей страной сидела перед телевизором, когда Ельцин назначил преемника. И только я увидела Владимира Владимировича, как мой дух возрадовался: "Всечеловек!". Его выбрал сам Бог!.. Ельцин - разрушитель, и Господь заменил его созидателем. Я это сразу узрела... Так вот в одной из прошлых жизней Путин был апостолом Павлом." - прихожанка секты Пресвятой Богородицы "Воскрешающая Русь", интервью газете "Московский комсомолец".

8. "Для меня сегодня (имею счастье говорить так, потому что никогда ничего не просил лично для себя) с именем Путина связано возвращение достоинства нашей стране и мне лично." - Никита Михалков, 27 ноября, программа "Судите сами".

9. "Я здесь несогласованная, сама в зал прошла. Здравствуйте, несравненный Владимир Владимирович!" - журналистка Мария Соловьенко, 1 февраля, пресс-конференция Владимира Путина.

10. "Говорилось, что Путин самый успешный деятель XX века. Я бы поставил вопрос шире. А кто был в истории успешнее, чем он, обладая таким потенциалом доверия, находясь всего восемь лет у власти?" - замдекана факультета прикладной политологии Высшей школы экономики Леонид Поляков, 20 сентября, круглый стол "План Путина. Этапы реализации".

11. "Когда Россия в муках и страданьях
Судьбу переломила вновь свою,
Вы твердою рукой сквозь испытанья
Остановили хаос на краю.
Когда народ почти утратил меру
Потерь и бед
Со всякой стороны,
Вы возродили вновь
Былую веру
В величие и общность всей страны.
Лишь Ваша воля,
Ваша сила духа,
Смогли они,
Сошедшие в одно,
Когда в России
Верх брала разруха
Остановить
Падение на дно.
Сегодня мы
Под знаком откровенья
У юбилейной памятной черты
Воспринимаем все
Ваш день рожденья
Как возрожденье
Правды и мечты!
И мы гордимся
В наших мыслях чистых,
Пусть даже зная
О трудах вперед,
Что мы взрастали
Все в рядах юристов,
Защитников прав наших и свобод!
И вот теперь,
Все трудности осилив,
Вобрав в себе
Все чаянья молвы,
Возглавивши "Единую Россию",
К грядущей славе
Поведете Вы!
Глубокоуважаемый Владимир Владимирович!"
- член Общественной Палаты Гасан Мирзоев, октябрь 2007 года.

12. "К тебе, как к сыну, обращаюсь: не уходи, остановись!
И снова к мысли возвращаюсь: Русь не бросай, сынок, держись!
Пример ты с Рузвельта бери, народ смелей вперед веди
к Сочи - вершине той горы, что покорить задумал ты!
В расцвете сил бросать нельзя страну - великую державу.
Она, измученная вся, ждет управления по нраву,
А разум твой - он пастор наш - ведет к победе справедливой!
И пост страны тогда отдашь, как приведешь к горе любимой!" - бывший начальник олимпийской сборной команды СССР по плаванию Владимир Гусаров, 30 ноября, публикация в газете "Комсомольская правда-Украина".

13. "Просто замечательно, что Владимир Путин сказал о книгах - это, действительно, наше духовное богатство", - Михаил Прусак, 26 апреля, комментарии пресс-центру администрации Новгородской области


 

Интервью Владимира Путина журналу Time. ПУТИН О ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ, ЛИДЕРЕ НАЦИИ


 

Владимир Путин дал интервью журналу Time. Издание признало российского президента "Человеком года". Интервью было дано 12 декабря и опубликовано 19 декабря 2007 года.


 

ВОПРОС: Господин Президент!

Во-первых, хочу сказать, что от имени всех своих коллег благодарен Вам за сегодняшнее гостеприимство. Во-вторых, мы считаем, что для нас большая честь провести с Вами это интервью. Ваше сотрудничество с журналом "Тайм" для нас очень многое значит. Интервью, которое мы проводим, в результате этого будет серьезным материалом, широким по своему характеру и охвату.

Хочу начать с первого вопроса. Вы родились в 1946 году, я – в 1948 году. Мы принадлежим к одному и тому же поколению. Мы выросли в странах, которые жили в обстановке обязательного наличия врага, но исторически Россия и Соединенные Штаты в большинстве крупных конфликтов – Первая мировая война, Вторая мировая война – были союзниками. И сейчас, благодаря в большой степени Вашей роли, вы сотрудничаете в борьбе с исламской террористической угрозой.

С учетом этого исторического опыта, если заглянуть в будущее, как Вам представляются отношения России и Соединенных Штатов в решении мировых проблем? Как наше поколение могло бы оценить перспективы сотрудничества?

В.ПУТИН: Если позволите, я немножко поправлю Вас по некоторым датам. Я вряд ли мог бы родиться в 1946 году, потому что отец у меня после войны был тяжело ранен, мама пережила блокаду в Ленинграде, и после того как они потеряли двух детей и здоровье, вряд ли у них могла бы сразу родиться мысль завести ещё одного ребенка. И именно поэтому, я думаю, я родился несколько позднее – в 1952 году. Но это не меняет сути проблемы и не меняет сути вопроса, который Вы сформулировали, он абсолютно корректен, – как мы строили отношения раньше, как мы должны строить эти отношения сегодня и в будущем. Так я понял смысл того, что Вы спросили.

Я позволю себе отвечать так же, немножко философски, как Вы сформулировали свой вопрос.

Действительно, и Россия, и Соединенные Штаты в двух крупнейших трагических конфликтах человечества – в Первую и во Вторую мировые войны – были союзниками. Значит, есть нечто такое, объективное, что нас в трудные времена всегда объединяет. Я думаю, что это и геополитический расклад, и геополитические интересы. Но есть, видимо, и какая-то моральная составляющая нашего сотрудничества в самые трудные времена, которые возникают в жизни наших стран.

Безусловно, трагедией в наших отношениях был период "холодной войны". Мне бы очень не хотелось, чтобы рудименты прежних наших отношений сохранялись сегодня и тем более в будущем. Я думаю, что Вы на меня не обидитесь, Вы меня призывали говорить откровенно, и я буду с Вами откровенен. Мне кажется, что за последнее десятилетие, может быть, даже за последние лет 50 в общественное сознание США закладывается идея исключительности Соединенных Штатов. Наверное, под этим есть определённые основания, потому что это феномен в истории человечества: за 250 с небольшим лет из заштатной колонии превратиться в процветающую державу, в одного из явных лидеров сегодняшнего дня – это говорит о многом, это говорит о таланте американского народа, об оптимальном устройстве экономической и политической сфер. Но у лидеров, как правило, не возникает особых прав – у них возникают, как правило, обязанности. А если лидеры начинают думать, что у них особые права, то они часто теряют эти лидерские позиции.

Вот когда у нас было два основных мировых сообщества – так называемый западный блок во главе с Соединенными Штатами и восточный блок во главе с Советским Союзом, тогда ещё проходила возможность жесткой дисциплины в рамках блокового мышления, такая форма общения с другими странами. Но сегодня, когда подавляющее большинство участников международного общения не чувствуют такой внешней угрозы, как было раньше, то эта манера вовне – повторяю и прошу не обижаться – диктовать что-то в международных делах, уже встречает не понимание, а частое сопротивление.

Сегодня востребованы другие способы и инструменты общения друг с другом, и другие способы борьбы с сегодняшними угрозами. Сегодня для того, чтобы быть успешным, нужно уметь договариваться и искать компромиссы. А способность к компромиссам – это не просто внешний дипломатический политес со своим партнёром, это уважение его законных интересов. Там и тогда, где и когда нам удаётся работать в таком режиме, там и тогда, где и когда мы можем договариваться с учетом интересов, реальных интересов друг друга, мы приходим к нужным результатам.

ВОПРОС: А пример этого можете привести?

В.ПУТИН: Например, ядерная проблема Северной Кореи. Мы набрались терпения, набрались серьезного отношения к делу, начали думать об интересах друг друга и об интересах того субъекта международного общения, проблемы которого мы пытались решать в самой Северной Корее. И, опираясь на такой подход, мы все-таки эту проблему – если не окончательно, то в значительной степени – решили. А там, где нам не удаётся руководствоваться этими основополагающими соображениями, где вперёд все-таки выходит тот или иной экономический либо политический эгоизм, там все-таки нам не удаётся добиться таких договоренностей, которые бы реально решали сегодняшние проблемы. Одну из них Вы упомянули.

Но это не только терроризм. Кстати говоря, я бы не стал к терроризму добавлять определение "исламский". Терроризм, по нашему мнению и по моему глубокому убеждению, не имеет ни национального, ни конфессионального лица. Терроризм интернационален. И радикалы встречаются во всех средах, во всех странах и, если говорить о религиозной составляющей, во всех конфессиях. Время от времени что-то затихает, время от времени где-то что-то на поверхности появляется. Но мы боремся не с какими-то религиозными проявлениями, а с идеологией нетерпимости, в какие бы одежды она ни рядилась.

Так вот, там, где мы действительно начинаем учитывать интересы друг друга, там мы добиваемся долгосрочных решений, а там, где, к сожалению, не можем совладать с нашим политическим либо экономическим эгоизмом, там мы таких решений не находим.

Но мне представляется, что понимание того, что мы должны вести себя именно таким образом – учитывать интересы друг друга и других участников международного общения – все-таки берет верх. И я бы в качестве примера привел встречу по Ближнему Востоку в Аннаполисе. Я глубоко убежден, что Президент Буш взял на себя огромную ответственность, взял на себя большую, причём личную, нагрузку – и я хочу его с этим поздравить. Я думаю, что он не зря рискнул. Это серьезный шаг в решении одного из самых сложных, самых острых и застарелых вопросов в международной жизни – в урегулировании на Ближнем Востоке. Мы со своей стороны сделаем и делали уже все для того, чтобы поддержать его, и сделаем всё для того, чтобы и дальше работать совместно именно в таком же режиме.

ВОПРОС: Спасибо.

Другой вопрос. Вы решительно поддерживали Соединенные Штаты после 11 сентября. Вы одним из первых позвонили Президенту Бушу. Как бы Вы сказали, насколько успешно США ведут войну против террора? Вы сказали, что террор – это всемирный феномен. Вы сказали, что реакция на 11 сентября должна быть, скорее всего, полицейской акцией, а не, прежде всего, акцией против одной страны. Было ли ошибочным – и если да, насколько ошибочным, – решение вторгнуться в Ирак?

В.ПУТИН: Наша позиция по Ираку известна хорошо. Я с самого начала считал, что это ошибочное решение, и говорил об этом публично. У меня не только нет сегодня оснований изменить свою точку зрения, но, наоборот, все течение событий последних лет показывает, что мы были правы.

Да, если посмотреть на карту мира, то по сравнению с Россией или Соединенными Штатами Ирак там заметить трудно. И, казалось бы, легко "прижать" небольшую страну. Но брызги-то какие – до сих пор не знаем, что с этим делать. Это небольшой, но очень гордый народ. И возникли проблемы, которых раньше было не видно. Люди ведь воспринимают оккупацию уже не как борьбу с тираническим режимом Саддама Хусейна, а многие – как личное оскорбление. А террористы на этом играют. И – террористы, которых раньше в Ираке не было, там сегодня появились.

Тем не менее считаю, что сейчас мы должны меньше говорить о том, что было сделано правильно или неправильно. Я не думаю, что это поможет в решении сегодняшней ситуации. Сегодня мы должны думать о том, что сделать дальше, в ближайшее время. И в целом я согласен с Президентом Бушем, когда он говорит о том, что нужно сделать всё для того, чтобы иракские власти были в состоянии решать проблемы безопасности как минимум самостоятельно. Нужно помочь им создать собственную армию, собственную службу безопасности, полицию – и передать иракскому народу вопросы этого порядка.

Но в чём у нас с Джорджем расхождение, так это в том, что он не считает возможным поставить какие-то сроки вывода иностранных войск с территории Ирака. По-моему, это лучше было бы сделать, это заставило бы и само иракское руководство действовать более активно. Потому что, если они будут знать, что вечно за их спиной будут американские штыки, кому-то, может быть, эта ситуация может показаться очень комфортной. А если они будут знать, что крайний срок обозначен тогда-то, что американцы и другие иностранные войска уйдут, то что-то надо будет делать уже сегодня для того, чтобы быть подготовленным к обозначенной дате. Я считаю, что это было бы правильно. Но в конечном итоге это то решение, которое мы должны принять вместе на уровне Организации Объединенных Наций.

ВОПРОС: Несомненно, Вы следили за опубликованным ЦРУ докладом о том, что у Ирана нет активной ядерной оружейной программы. Вы и сами за несколько месяцев до этого говорили то же самое. Как бы Вы оценили причины, почему правительство Соединенных Штатов обнародовало этот факт только сейчас? Снижает ли это вероятность военных действий против Ирана?

В.ПУТИН: Нужно спросить у директора ЦРУ, у руководящих лиц американской администрации, почему они сделали это сейчас и зачем они вообще это сделали, так же, как нужно спросить, зачем они уничтожили пленки по допросам подозреваемых в терроризме лиц. Это всё вопросы не ко мне – это всё вопросы к ним.

Что же до того, снижает ли это угрозу военных действий: если этот доклад Центрального разведывательного управления опубликован не для того, чтобы отвлечь внимание иранской стороны от реальных приготовлений к военным действиям, что теоретически тоже возможно и что было бы крайне опасно – поскольку, полагаю, любые военные действия против Ирана были бы ещё одной очень большой ошибкой, – а если исходить из того, что доклад действительно опубликован, чтобы дать объективную картину происходящих событий, то это только подтверждает, что российская сторона, формулируя свои внешнеполитические позиции по тому или другому вопросу, всё-таки руководствуется объективными данными. И это, конечно, меня не может не радовать, но это также говорит и о том, что и в американской администрации есть люди, которые полагают, что нужно говорить правду. И это меня тоже радует. Это говорит также о том, что мы на основе объективных данных можем выстраивать честный диалог.

ВОПРОС: Спасибо, господин Президент.

Многие из наших вопросов будут построены на основе того, как мы представляем себе интерес американского народа в отношении России. Так, недавно было объявлено, что кандидатом в Президенты будет господин Медведев. Американские СМИ охарактеризовали этот выбор кандидатуры в том плане, что, скорее всего, Вы станете премьер-министром. Это – один из способов, средство стать национальным лидером. Американцам это представляется как что-то не очень понятное. Недавно Вы говорили о Франклине Рузвельте как о модели. Рузвельт, как известно, был Президентом и третий, и четвертый срок. Но после этого президентство было ограничено двумя сроками. Многие американцы считают: "Он старается, пытается это обойти, обеспечить лидерскую позицию на будущее, укрепив полномочия премьер-министра и ослабив позицию и должность Президента".

В.ПУТИН: В конце Вы сказали самое главное. Можно было бы так думать, если бы я действительно или изменил российскую Конституцию под самого себя – под себя любимого – и, допустим, убрал бы ограничение по срокам, или изменил бы конституционные правовые полномочия между Правительством и Президентом и сам бы пересел в премьерское кресло.

Я считаю, что и то, и другое недопустимо и вредно для России. Россия – такая страна, которая, так же как и Соединенные Штаты, нуждается в сбалансированной, но сильной президентской власти. И я категорически против того, чтобы ущемлять конституционные права Президента России. Думаю, что это было бы вредно.

Я для себя ещё не принял решение, буду я претендовать на должность Председателя Правительства или нет. Если да, то я намерен исполнять в рамках Конституции и закона только те полномочия, которые возложены на главу Правительства Российской Федерации, – заниматься текущими экономическими и социальными проблемами: дорогами, жильем, образованием. Кстати говоря, это то, что больше всего волнует рядового гражданина. Но ключевые прерогативы и политического, и административного, и кадрового характера, и в области обороны, и международных дел, конечно, остаются за Президентом, и должны остаться в этом институте власти.

Теперь по поводу тезиса о национальном лидере. Я думаю, что это не административная и даже не политическая категория. Она не определяется количеством телефонных аппаратов на служебном столе: это моральная категория, и основой её является доверие народа.

Теперь по поводу модели Рузвельта. Мы исходим из того, что мы внимательно анализируем всё, что происходит в других странах мира, всё, что происходило в истории самой России, в истории других стран. Рузвельт – очень симпатичная фигура, это выдающийся государственный деятель не только Америки – это выдающийся деятель международного масштаба. Он был нашим союзником во время Второй мировой войны. Давайте вспомним о том, в какие годы он стал Президентом – в годы тяжелейшей депрессии, Великой депрессии в США. Это он вселил в американский народ оптимизм и доверие к будущему страны, это он выиграл войну с фашизмом как наш союзник – конечно, вместе с нами, вместе с российским народом, но это он был во главе Соединенных Штатов. В то время, наверное, были востребованы и такие формы политического государственного устройства, как отсутствие ограничений Президента по количеству сроков во власти. Потом американский народ принял другое решение. Это суверенное право самой Америки. А как мы устроим свою власть, это суверенное право российского народа. Моё личное мнение, что количество сроков должно быть ограничено.



ПУТИН О СИТУАЦИИ В СТРАНЕ, БУДУЩЕМ РОССИИ В МИРЕ

ВОПРОС: В Америке, как Вы знаете, также начинается президентская кампания. Любой кандидат, включая даже нынешнего Президента, обзавидовался бы, если бы имел такие же рейтинги популярности, какие имеете Вы в России. Вот почему наши читатели, американцы, вообще не могут понять, почему предвыборная кампания не такая открытая, почему, хотя и на короткое время, но был задержан господин Каспаров? И почему Вы, такой популярный человек, господин Президент, не позволяете прессе и оппозиции действовать полностью открыто? В американском контексте Вы бы стали ещё более популярным.

В.ПУТИН: Как Вы думаете, почему господин Каспаров при задержании говорил на английском языке, а не на русском, Вам в голову это не приходило? Я думаю – прежде всего, потому, что весь его запал был обращен не к собственному народу, а к западной аудитории. Человека, который работает на аудиторию другой страны, в своей собственной стране никогда не назовут политическим деятелем. Потому что тот, кто претендует на то, чтобы быть лидером своей страны, должен думать об интересах своего собственного народа и говорить на родном языке.

Теперь по поводу "обзавидоваться". Зависть – нехорошее чувство и порождает неправильные действия. Нужен просто здравый анализ того, что происходит, и соответствующая реакция. Причём эта реакция должна быть направлена на укрепление отношений между народами и государствами. Мы рассчитываем, что она в будущем будет именно такой.

Мне никого не хочется обижать, но давайте вспомним, что первые выборы действующего американского Президента на первый срок были связаны с определёнными трудностями. Ведь, по сути, судьба президентства решалась в суде, а не на прямом плебисците. У нас в России – прямые тайные выборы главы государства, а у вас – через систему выборщиков. И, насколько я помню, в первом случае за теми выборщиками, которые проголосовали за действующего Президента, было меньшее количество избирателей. Разве это не является системной проблемой американского избирательного права? И хочу обратить Ваше внимание, что, по-моему, в конце XVIII века такой прецедент в истории Соединенных Штатов уже был. Мы вас не заставляем менять ваше законодательство: это суверенное право самого американского народа и самого законодателя. Почему вы полагаете, что вы имеете право вмешиваться в наши дела? Вот в этом, собственно говоря, и состоит основная проблема в наших отношениях. Ведь в последние годы нам как бы говорят: мы вас ждем, мы хотим принять вас в нашу семью, в нашу цивилизованную западную семью. Но, во-первых, почему вы решили, что ваша цивилизация самая лучшая? Есть гораздо более древние цивилизации, чем американская. А во-вторых, нам тихо дают понять, на ухо шепчут: "Мы вас готовы принять, но вы имейте в виду, что у нас патриархальная семья, и мы здесь старшие, и вы нас слушайтесь". Это, собственно говоря, продолжение ответа на первый вопрос из заданных Вами.

В современном мире не может быть больше таких отношений. Блоковое мышление должно умереть, а ему на смену должна прийти совершенно другая система отношений, не просто учета интересов друг друга, а выработка единых правил, которые называются международным правом. И строгое следование этим правилам. В конечном итоге только это может обеспечить стабильность в мире и защитить интересы не только малых, но и больших стран, даже таких супердержав, как Соединенные Штаты.

Теперь – что касается задержания и так далее. Вы знаете, у нас всем предоставлено было право, так же как и будет предоставлено право в ходе президентской избирательной кампании, высказывать своё мнение. В соответствии с законом все участники парламентской и президентской гонки имеют доступ не только к средствам массовой информации. Вы посмотрите некоторые каналы: так называемые оппозиционные деятели просто не вылезали с экранов телевизоров на некоторых каналах. Да, на некоторых их было меньше, но в рамках, определённых законом, они точно были. А на некоторых каналах были просто постоянно.

У них была серьезная, очень серьезная финансовая поддержка. Им предоставляли все возможности публично высказать своё мнение, свою позицию на улицах и площадях, но там, где разрешено законом и местными властями – в соответствии с законом. Но если они ставят своей задачей не просто продемонстрировать своё мнение, а у них другая задача: спровоцировать правоохранительные органы, добиться, чтобы их задержали, и потом апеллировать к своим сторонникам, но уже не внутри страны, а за рубежом, показывая, что у нас есть проблемы, – в этом смысле они, конечно, своей цели, наверное, добились и будут добиваться в будущем, потому что мы и в будущем будем требовать от всех соблюдения законов Российской Федерации.

ВОПРОС: Вас беспокоит всё-таки то, что есть семена дестабилизирующей оппозиции в стране? У Вас большая популярность, но всё-таки для Вас это угроза?

В.ПУТИН: Нет, но Вы посмотрите результаты выборов – 0,9 процента, они и одного процента не набрали. Как это может беспокоить? В политическом плане нет никаких беспокойств. Дело ведь совершенно не в этом! Дело в том, что я смотрю на это как на инструмент иностранных государств для вмешательства во внутриполитические дела России. Вот дело в чём.

Но что касается задержания, я ещё раз хочу Вам повторить: им всем, всем людям, которые имеют отличное мнение от властей по тем или другим проблемам, всем предоставлялась и будет предоставляться возможность высказать своё мнение, в том числе публично. Вопрос не в этом. Вопрос в том, что они не просто хотят высказать своё мнение – они хотят быть задержанными, они хотят спровоцировать власти на какие-то жёсткие действия. Им же сказали: пожалуйста, можете провести демонстрацию, можете прийти с плакатами, с лозунгами. Но они же не просто этого хотят – они хотят пойти туда, куда нельзя, где они нарушают текущую жизнь многомиллионного города, где власти не готовы обеспечить безопасность. И вот когда они делают сознательно эти нарушения, тогда власти соответствующим образом реагируют. И я хочу Вам сказать, и хочу сказать это с полной ответственностью: власти и дальше будут реагировать подобным образом. Но если люди будут действовать в рамках закона, не будут его нарушать, а им кто-то будет препятствовать осуществлять их законные и конституционные права и интересы, тогда мы накажем тех, кто это делает, тогда мы накажем тех должностных лиц, которые препятствуют нашим гражданам пользоваться их конституционными возможностями.

ВОПРОС: Господин Президент, Вы упомянули, что внешние силы вмешиваются во внутренние дела России, и сейчас у Вас есть возможность вмешаться во внутренние дела Америки. Есть ли кандидат, которого бы Вы предпочли на предстоящих американских президентских выборах? Видите ли Вы кого-то среди республиканцев или демократов того, кто, по-вашему, стал бы хорошим американским Президентом? Может быть, Вы таким образом повлияете сами на американские выборы?

В.ПУТИН: Я вижу, что Вы ничего не поняли. Принцип нашей работы заключается в том, что мы считаем вредным вмешиваться во внутренние дела других стран. Мы и себе не позволяем, и не позволим вмешиваться, но и в дела других стран вмешиваться не собираемся.

Вы знаете, как ни странно, но один из моих европейских коллег сказал: "Я полагал, что Москва поддерживает вот такого-то кандидата". Я был крайне удивлен – ведь мы этим не занимаемся. Мы считаем это просто неприличным и вредным, вредным для нас самих, потому что если мы позволим себе это делать, то даже тот человек, которого мы бы хотели видеть во главе того или другого государства, самим этим фактом будет скомпрометирован. Потому что у собственного населения той или другой страны может закрасться сомнение в том, какие и чьи интересы преследует этот человек, находясь на высших государственных должностях. У нас нет никаких особых предпочтений по этому вопросу. И, более того, я глубоко убежден, что кто бы ни был избран на столь высокий пост, как Президент Соединенных Штатов Америки, – весь объективный ход развития мировых дел, взаимных интересов России и Соединенных Штатов неизбежно будет подталкивать и российское, и американское руководство к тому, чтобы выстраивать добрые партнёрские отношения друг с другом.
20 декабря 2007, в 09:35
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день