Весточки с фронта

Долгожданные треугольнички писем, страшные похоронки, газеты со статьями о победах и поражениях наших войск: В годы войны они были так же важны, как еда и боеприпасы.

Долгожданные треугольнички писем, страшные похоронки, газеты со статьями о победах и поражениях наших войск: В годы войны они были так же важны, как еда и боеприпасы.

Ясная Поляна, декабрь 1941 года. В день освобождения от гитлеровских захватчиков из Москвы получена газета "Известия". Новости в этом номере были радостные - враг отступает!

Письмо полевой почты, 1941 год. Эту последнюю весточку от брата Анны Николаевны, Николая Кузнецова, семья Батищевых хранит как семейную реликвию уже 65 лет.

Белое здание почты, где работала Анна Батищева, сохранилось до наших дней. Во время войны на первом этаже размещалась почта, на втором - военкомат.

ПИСЬМА СЧАСТЬЯ
С началом войны всю работу тульской почты пришлось перестраивать на военный лад. Теперь цель была подчинена интересам фронта. Первоочередной и труднейшей задачей почтальонов оставалась организация доставки писем, газет на фронт и с фронта в тыл.
На почте в 1941 году остались в основном женщины да девочки-подростки. Мужчины были мобилизованы в армию. По законам военного времени рабочий день увеличился до 12 часов, отпуска были отменены.
Почта помогала народу выстоять и победить врага. И это не громкие слова. В пылу жестоких и кровопролитных сражений самой лучшей наградой для солдата было письмо из дома. Песни военных лет о почте полевой напевали все, даже дети. "Кто был на фронте, на переднем крае, тот оправдает и поймет бойца, который смерть и пули презирая, готов плясать при виде письмеца". Или еще: "Когда приходит почта полевая, солдат теплом домашним обогрет".
"Здравствуйте, мои родные!", "Привет вам с фронта", "Моя дорогая и любимая Машенька, здравствуй", - так начинали свои послания домой бойцы. Получая такие письма счастья, матери, сестры и жены думали: "Слава Богу, живой!"
О том, как работала почта в нашем городе, вспоминает руководитель Тульского областного отделения Союза фила-телистов РоссииНиколай Алексеевич БАТИЩЕВ.

В ШКОЛУ ПОД БОМБАМИ
Война застала 13-летнего паренька Колю Батищева в пионерском лагере на станции Хомяково. Позади был 6-й класс средней школы №2. Жили Батищевы на ул. Пролетарской, 9, а почтовое отделение, в котором работала почтальоном мама Николая, Анна Николаевна, было рядом, в доме №39.
Анна Николаевна Батищева начала работать на почте в 1935 году и посвятила профессии почтальона всю жизнь. За ней был закреплен второй территориальный участок: улицы Епифанская, Чапаева, Плеханова, Пролетарская, Степанова, Марата, Гнидина (ныне Кирова), Калинина. Рабочий день Анны Николаевны начинался в 7.30-8.00. Свой участок почтальонка обходила три раза в день, разнося жителям письма и газеты. В объемную сумку Батищевой входило 250-300 газет: "Коммунар", "Труд", "Комсомольская правда", "Правда". Ноша получалась очень тяжелой. Хоть и война, а корреспонденции меньше не стало: ведь подписка на газеты оформлялась еще в мирное время. Писем же стало еще больше.
- С 16 августа 1941 года было установлено нормированное снабжение туляков продуктами питания, - рассказывает Николай Батищев. - Количество продуктов зависело от труда человека. Так, почтальонам, например, выдавали хлебные карточки на 600 граммов хлеба в день, около 500 г сахара в месяц, 300-400 г масла в месяц. Но и этими крохами отовариться удавалось не всегда.
1 сентября Николай, как обычно, пошел в школу. Начались занятия, но полноценными их назвать было нельзя. В городе часто раздавались сигналы воздушной тревоги.
- Классы выводили во двор школы. Здесь были выкопаны углубления в рост человека, накрытые досками и засыпанные землей. У каждого класса было свое укрытие. Мы, напуганные и растерянные, забирались туда и ждали, когда кончится бомбежка. С каждым днем воздушные тревоги становились все чаще и чаще. Наконец 8 октября школу закрыли.

СЫН ПОЧТЫ
Николай Батищев решил не слоняться целыми днями без дела и стал помогать маме разносить почту, за что сразу же получил прозвище "сын почты".
- Я брал под мышку связку газет, мама вешала на плечо сумку. Я быстро влился в коллектив почтальонов. До сих пор помню лица женщин, которые работали с мамой. Это Мария Ивановна Жарикова, Евгения Даниловна Ситникова, оператор почты Нина Михайловна Казанская:
Самым неприятным в работе почтальонов было приносить в дома печальные вести, похоронки: Похоронка - это сообщение из Отдела учета потерь действующей армии. Уже по обратному адресу можно было понять, что это за письмо. За каждым листком оборванная судьба человека, горе матери, жены, любимой девушки, родных и близких.
- Можно себе представить, что испытывает почтальон, разнося такие "письма смерти" по домам. Однажды, проходя с мамой по участку, я был свидетелем такой сцены. Мама принесла похоронку одной женщине. Той стало плохо: истерика, слезы. И здесь почтальон уже не просто доставщик писем, а психолог. Помню, мама обняла эту женщину за плечи и сказала: "Не расстраивайся, не теряй надежду. Знаешь, два месяца назад я доставила такое же письмо другой женщине. Она так же плакала, убивалась. А через некоторое время я принесла ей письмо от мужа. Он живой, лежит в госпитале после ранения". Позже я понял, что это была ложь, но ложь святая.
Однажды похоронка постучалась и в дом Батищевых. 22 февраля 1943 года сестре Анны Николаевны, Ольге, пришло письмо от их младшего брата Николая. Письмо было датировано 28 января 1943 года. "Дорогая сестрица Леля! Гвардейский привет с фронта, пожелания успехов в жизни. Леля, сегодня я получил сообщение о присвоении мне нового воинского звания "инженер-майор". Вот я и тороплюсь с тобой поделиться. Больше ничего нового нет. Писем ни от кого не имею - очевидно, пишут все по старому адресу. Соскучился по вам всем. Хотелось бы хоть несколько часов побыть у вас и посмотреть на вас всех, как вы там живете. Пишите мне чаще. Если есть адрес Миши, то сообщите. Целую крепко, брат".
- Читая это письмо, мы радовались хорошему известию. Но мы еще не знали, что дяди Николая уже нет в живых. Узнали мы об этом, когда 14 марта получили открытку от другого брата мамы, Сергея. Он писал, что 15 февраля при исполнении боевого задания Николай погиб. Похоронили его в братской могиле в Сталинградской области. Последнее письмо от Николая мы храним как семейную реликвию.

КАК ГРАБИЛИ ТУЛЬСКИЕ СКЛАДЫ
День 29 октября 1941 года Николай Алексеевич помнит, как будто это было вчера.
- Был прекрасный, теплый, солнечный день. Заканчивая обход своего участка, мы с мамой зашли пообедать в столовую на ул. Степанова. Тут объявили воздушную тревогу. Смотрим, летят немецкие самолеты. Вокруг них - разрывы наших зениток. Сначала, когда бомбы только отрываются от самолета, их отчетливо видно. Насколько это страшно - не передать словами. А через несколько секунд на земле - взрывы, один за другим. Когда бомбежка закончилась, по городу поползли слухи, что разбомбили хлебозавод:
30 октября погода изменилась в корне: пошел дождь со снегом, на улице слякоть, холод. Я вышел из дома и увидел, как по дороге, ведущей на Венев, отступали наши солдаты: грязные, оборванные, без оружия: Я не хочу утверждать, но якобы по радио сообщили, что Тула сдается и все, кто желает, могут отправиться по складам и забрать продукты. В городе начались грабежи. Участвовал ли я в этих грабежах? Да, участвовал. По Демидовской плотине я, 13-летний пацан, пошел на хлебозавод. Оттуда уже тащили муку женщины и дети. Большие мешки вспарывали и отсыпали себе, кто сколько мог унести. Еще на хлебозаводе из большого чана вычерпывали подсолнечное масло. Когда масла осталось мало, какая-то женщина слишком низко наклонилась, упала в этот чан и сильно разбилась: Грабежи в Туле продолжались 30 и 31 октября. 30 октября почту закрыли. В городе не было керосина, на дрова разбирали заборы. Норму хлеба снизили до 400 г в день. От голода нас спасала та самая мука, которую я принес с разбомбленного хлебозавода:
Когда почта наконец заработала, почтальонам дали первое задание: раздавать бесплатно на своих участках газеты. Люди были рады после долгого перерыва снова получить информацию о том, что происходит на фронте.
За свой рабочий день почтальон каждый день получал полбуханки хлеба.
- Хлеб этот пекли из горелой ржи Хомяковского элеватора. Говорят, что элеватор подожгли наши - была угроза, что зерно достанется немцам. Потом пожар потушили, а из горелого зерна больше года пекли хлеб. Попадались в нем и камушки, и сор.

ПОСЫЛКИ ДОРОГИМ БОЙЦАМ
Во время войны туляки организовывали сбор среди населения теплых вещей и белья для действующей армии. На фронт отправляли тысячи посылок с подарками для воинов: полушубки, валенки, носки, варежки. К этому всенародному делу были привлечены и школьники, и все население Тулы.
Сегодня в Тульском краеведческом музее народный мастер России Ирина Агаева проводит с детьми интерактивные занятия под названием "Посылка на фронт".
- Мы представили, что на дворе суровая зима 1941 года, - говорит Ирина Владимировна. - Очень хочется, чтобы бойцы чувствовали наши тепло и заботу. На занятии мы собираем "посылки на фронт": одну для мужчин, другую для женщин. В каждой есть теплые шарфики, перчатки, носки, бинты, алюминиевые кружки, книги любимых авторов. Мужчинам кладем бритвенные принадлежности, кисеты и фляжки, девушкам - духи "Красная Москва", очень популярные в 30-40-е годы. Все эти вещи были выбраны нами не случайно. Мы изучали архивы и выяснили, что примерно так выглядели посылки, которые отправляли туляки бойцам в 1941 году.

Фотографии из архива ФСБ

Редакция портала MySlo.ru имеет эксклюзивные права на материалы данной статьи (включая фотографии). Любое использование данных материалов без согласия редакции ЗАПРЕЩЕНО!



6 декабря 2006, в 14:25
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день