Туляк добрался до полюса, чтобы запустить самолётик!

Туляк добрался до полюса, чтобы запустить самолётик!

Заместитель председателя Тульской облдумы Юрий Моисеев вернулся из необычной поездки – он побывал на Северном полюсе Земли! О своих впечатлениях и о том, каким ветром его туда занесло, он поделился с читателями «Слободы».

Заместитель председателя Тульской облдумы Юрий Моисеев вернулся из необычной поездки – он побывал на Северном полюсе Земли! О своих впечатлениях и о том, каким ветром его туда занесло, он поделился с читателями «Слободы».


Кордовый самолет из Алексина на полюсе побывал впервые!

Сергей Гусев.
Фото из архива Юрия Моисеева.

Юрий Моисеев: Какие были ощущения? Потрясающие!
Сравнить могу только с глубоким погружением под воду.
Красотища и полная, нет, даже полнейшая тишина!

Первые впечатления начались уже в Осло, где была первая пересадка. В местном аэропорту, даже по сравнению с Москвой, все безумно дорого. Гамбургер, к примеру, – 40 евро. Но в целом столица Норвегии произвела приятное впечатление. И погода щадящая, на улице всего плюс пять. А вот в Лонгиере, следующем городе на пути нашего следования, было уже минус 21.

Лонгиер – шахтерский поселок на архипелаге Шпицберген, самой северной части Европы. До Северного полюса отсюда уже «рукой подать» – всего около 1000 км. В аэропорту надписи на трех языках – норвежском, английском и русском. Пустячок, а приятно.


А на самом видном месте – указатель, сколько километров
до европейских столиц. До Москвы – 3700 км.


Всех прибывающих в аэропорту встречает чучело белого медведя как предупреждение соблюдать осторожность. В жизни это далеко не тот милый Умка из мультика! Встреча с ним смертельно опасна.

В Лонгиере вновь загрузились в самолет и полетели на Барнео – единственную в мире дрейфующую ледовую базу в Арктике, которая с 2000 года ежегодно создается под эгидой Русского географического общества. Ощущения необычные – вроде бы летим в ночь, а солнце все ярче, будто двигаемся в сторону утра.

С нами в самолет погрузились около 40 участников международного марафона, которые ставили целью пробежать свои 42 км 195 м в условиях Северного полюса.


Юрий Моисеев: «Где еще, как не на полюсе, встретишь Федора Конюхова?!»


Гости полярной станции живут в палатках.

Барнео

Первое впечатление на новом месте – застывший оранжевый двухместный самолет, возле которого копался очень колоритный дед с бородой, покрытой инеем. Весь самолет в арктических наклейках – судя по всему, дед был опытным полярным товарищем. Что-то у него в самолете сломалось, и дед прожил на станции две недели. Оказалось, с Аляски, но русского не знает. А жаль!

Барнео – база, срок жизни которой месяц-полтора. Ее создают, когда наступил полярный день, но солнце еще не растопило лед. Для станции долго подыскивают подходящую льдину – цельную, на 3-4 км. Потом туда сбрасывают отчаянных парней из арктического десанта со спецтехникой. Они берут пробу льда на прочность, и только после того, как десант даст добро, организуется аэродром, принимающий единственный в мире реактивный самолет Ан-74. Он один может садиться на льдину. Потом разбивают палаточный лагерь.

Формально это не совсем полюс. Станция дрейфующая, льды все-таки, и движется примерно со скоростью 600 м/ч – в непредсказуемом направлении, куда понесут течения. До самого полюса километров тридцать.

Здесь работают ученые-океанологи, приезжают туристы из разных стран. За сезон посетить станцию успевают 250-300 человек. Среди постоянных работников – люди из Америки, Японии, Швеции. Но станция чисто русская, и летчики регулярными рейсами туда летают только наши.

Температура на станции – минус 30. Хотя по ощущениям – это как наши минус 15. Облаков нет, все время солнце. Поэтому для того чтобы поспать, окна в комнате наглухо закрываются шторками.

Работа станции недешева. Одна только бочка с керосином или дизельным топливом обходится в $6000. Поэтому когда станцию сворачивают, увозить назад тяжелую технику нерационально. Ее очищают от топлива, и, когда льдина ломается, машины тонут в океане.


Северный артефакт: гостившие на Барнео десантники забыли во льдах гитару!

Еда

Повар на Барнео просто шикарный. Его зовут Денис. Он владеет рестораном в Подмосковье, но каждый год уезжает от забот на станцию – отдохнуть. Хотя готовить здесь приходится иногда на 200 и более человек, но для него это все равно отдых.

Какой-то экзотики, которую можно попробовать только на полюсе, нет. Обыкновенная еда, только очень вкусно приготовленная. Единственно – идеальная и неповторимая вода. Ее добывают из слежавшегося снега, который пилят на кирпичики и растапливают. При этом, правда, надо следить, чтобы к этой воде не добавился лед. Потому что снег пресный, а лед уже соленый.


Главной экзотикой на станции стали наши припасы.
Мы привезли буханку бородинского хлеба, банку шпрот и банку кильки.
Это был настоящий деликатес.


А еще на Барнео жесткий сухой закон. Для тех, кто там работает, спиртное запрещено. При малейшем запахе алкоголя сразу безвозвратно отправляют домой.


Иаков, епископ Нарьян-Марский и Мезенский, на полюсе частый гость: летает туда с миссиями.

Льдины на полюсе в постоянном движении. Разъезжаются, образуя страшные трещины.

Полюс

На полюс с Барнео летит вертолет Ми-8. Загрузили наш скарб, дождались марафонцев и полетели.

Откровенно говоря, я ожидал, что мы увидим некий пограничный столб, на котором будет обозначено, что именно здесь – Северный полюс Земли. И только потом мне объяснили, что это невозможно – льды ведь движутся, и зафиксировать какую-то конкретную точку просто не получится.

Когда вертолет подлетает, на льдину спрыгивает десантник с ледорубом – проверяет, чтобы под каждым колесом вертолета точно был лед. И так при каждой посадке. С Севером шутки плохи!

Вместе с нами на полюс спрыгнули и марафонцы. После пробега они, взявшись за руки, поводили хоровод вокруг Земли!

Мы с собой прихватили на полюс два флага – тульский, который побывал здесь уже однажды (тогда его привез Артур Чилингаров), и алексинский. Вот флаг из Алексина полюс увидел впервые в своей истории.


Видимость на полюсе колоссальная.
Фотографировали тюленей с трехсот метров,
а казалось, они на расстоянии вытянутой руки.


Суровый «полярный» писсуар. Только для настоящих мужчин!

Полет

Главной идеей нашей экспедиции было провести рекламную акцию клуба авиамодельного спорта, которым я руковожу в Алексине. А точнее – запустить на оси Земли кордовый самолет. В футбол на полюсе уже играли, а вот модели самолетов еще не бороздили местное воздушное пространство. И всю эту затею мы осуществили вдвоем с москвичом Игорем Трифоновым, трехкратным чемпионом мира.

Как везли самолеты – тоже, конечно, отдельный рассказ. Специальное топливо запаковали в бутылку из-под холодного чая и положили в сумку. Таким образом оно миновало три границы. К счастью, нигде не вызвало подозрений и благополучно было доставлено до места назначения. Когда уже летели к полюсу, я всю дорогу старательно грел его под курткой, чтобы не замерзло.

Что касается самолета, то это была заслуженная кордовая модель воздушного боя, в прошлом году она стала серебряным призером чемпионата мира в Болгарии. Размах крыла – метр десять, двигатель два с половиной кубика, крутит до 30 000 оборотов. На полюсе из-за холода, правда, чуть меньше – не смогли как следует разогреть двигатель.

Везти модель тоже было непросто – хотя у нас есть для этого специальные сумки, в которых самолет можно сдавать в багаж. На всякий случай в качестве дублера взяли с собой и схожий экземпляр, но он, к счастью, не пригодился.

Нас окружила толпа из желающих посмотреть невиданное зрелище, и самолет взмыл в воздух, сделав впервые в истории планеты несколько десятков кругов вокруг Земли!


Теперь эта историческая модель будет храниться
в музее авиамодельного клуба в Алексине.
 


Сувениры

Туризм на полюсе – не на первом месте по важности, с памятной атрибутикой все не очень хорошо. Хотя есть памятные майки, шевроны на куртки. Тем, кто впервые приезжал на полюс, выдают сертификаты от Русского географического общества, ставят штампы в документы и на почтовые конверты.
И все же главное, что остается на память, – желание вернуться на полюс еще. И вот эту мечту я постараюсь осуществить!

 

1,5 метра
– толщина льда на станции Барнео.

4,5 километра
– глубина океана в этих местах.

 

Знаете ли вы…
И спеть, и пожениться – на полюсе!

Полюс манит путешественников, экстремалов и любителей нестандартных впечатлений.

Самый первый

Первым человеком, достигшим Северного полюса, был американский путешественник Роберт Пири. Он отправился от мыса Колумбия 1 марта 1909 г. со своим сподвижником Маттом Хенсоном и семью другими американцами, 17 эскимосами, а также 19 санями и 133 собаками. К концу марта экспедиция достигла 88° северной долготы. Хотя Фредерик Кук оспаривал этот рекорд и доказывал, что он достиг полюса первым, Конгресс США в 1911 г. признал первенство Пири.

Концерт

Российские рокеры из группы «Тайм-Аут» тоже покорили полюс. 21 апреля 1995 года состоялся один из самых известных широкой общественности концертов «Тайм-Аута», который они дали на Северном полюсе при скорости ветра 5 м/с и температуре -25 °C. Продолжительность выступления составила около 12 минут. Об этом есть соответствующая запись в Книге рекордов Гиннесса.

Свадьба

В 2010 году влюбленные из Москвы Игорь и Елена отправились на Барнео, чтобы там пожениться! Церемония прошла великолепно. Парочке даже выдали свидетельство о браке. К сожалению, законной силы оно не имеет, поэтому в Москве им пришлось расписываться заново.

К слову, сейчас церемония бракосочетания на Северном полюсе обойдется примерно в 26-30 тысяч евро.

 

Друзья!

Присылайте свои веселые отчеты о путешествиях
и классные фотки на timofeeva_slo@mail.ru.
Победитель получит приз – фотоаппарат!


Лариса Тимофеева,
зам. редактора

 


на правах рекламы

30 апреля 2013, в 10:50 0
Другие статьи по темам
Прочее

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день