Легендарная победа Вячеслава Веденина

Легендарная победа Вячеслава Веденина

Ровно 45 лет назад, 14 февраля 1972 года туляк Вячеслав Веденин показал всему миру, каких подвигов могут добиваться настоящие спортсмены.

Ни тогда, ни теперь никто не усомнился в доблести и честности его олимпийского золота. Для того, чтобы побеждать, не всегда нужен допинг. Иногда достаточно быть настоящим русским мужиком и патриотом своего отечества.

Это было 14 февраля 1972 года в последний день зимних олимпийских игр в Саппоро, которые завершала лыжная эстафета 4×10 км.

Все великие лыжные державы выставили сильнейшие составы: Каждая из трех стран, претендующих на победу в эстафете, уже имела по одной золотой олимпийской медали. Шведы — на дистанции 15 км, наши — на тридцатикилометровке, норвежцы в марафоне. Фаворитами считались норвежцы.

Вячеслав Веденин в соответствии со своей репутацией непревзойденного тактика и соответствующим прозвищем профессор всегда бежал на последнем этапе. Но так получилось, что перед последним этапом норвежцы выигрывали у советской команды минуту и полторы секунды — фору, отыграть которую, казалось, невозможно. Хотя началась та гонка для советских лыжников очень оптимистично. После второго этапа они даже лидировали. И тут роковой третий участок дистанции, который советская команда провалила.

- А еще я здорово разозлился, — рассказывал потом Вячеслав Петрович. — И на наших журналистов, покинувших ложу прессы еще до моего старта, и на земляков-болельщиков, которые потянулись к выходу со стадиона. В общем, на всех, кто похоронил нас загодя. Я ведь прекрасно знаю, почему наши туристы уходили со стадиона: магазины в городе работали последний день — назавтра выходной был, вот они и спешили покупки сделать. Корреспонденты следом потянулись. И мне так обидно стало. Как же можно не верить в русского лыжника! В нашего человека! Для меня это было дикостью. Ни одной фотографии моей не сохранилось с этой гонки, ни одного интервью! Перед стартом столкнулся с тренерами Каменским и Кузиным. Плоская бутылка коньяка, отхлебывают из горла: «Слава, второе место — тоже место!»

На отметке 4,5 километра остался тренер Привалов, он-то и крикнул Веденину, что тот теперь проигрывает норвежцу 47 секунд.

Веденин: Я понял, что увижу Харвикена. Спину его наверняка буду видеть, а вот чтобы догнать, дистанции может не хватить. Лыжня в подъем меня бросила — прямо в лоб. «Елочкой» карабкаюсь, и след норвежца читаю, рубчики его лыж на снегу. Канадские болельщики кричат мне сверху: «Минус тридцать семь». Значит, почти половину я уже отыграл. Умом чувствую: больно рукам, а должно быть больно в груди, но желание догнать соперника, вырвать у него победу — оно сильнее всего.

На восьмом километре стояли наши туристы. «Минус четырнадцать», — закричали они на весь лес. И тут он увидел своего соперника: Харвикен был на вершине подъема, а Веденин в самом его начале. Норвежец, поспешно отталкиваясь палками, пошел на спуск, но вначале он обернулся…

Никто не знает, какие чувства испытал Харвикен, увидев за спиной, совсем близко лыжника в белой форме с упрямым наклоном головы. А Веденин всегда выступал во всем белом: белая шапочка, белые гетры, белый комбинезон, белые ботинки.

За один километр двести метров до финиша Веденин поравнялся с лидером.

Вячеслав Веденин:

Вячеслав Веденин

- Харвикен не выдержал и уступил лыжню, по которой я несся, не видя и не слыша ничего вокруг. Я покосился на него, вижу, что Харвикену тоже несладко. Какая-то черная маска у него вместо лица. Метров четыреста он еще держался, его лыжи по моим щелкали, а потом отстал. Как я финишировал — почти не помню. Черту пересек, и все — темнота. Следующее воспоминание — как мне уже после финиша зубы пытаются разжать. Видимо, я их в остервенении так сжал, что говорить не мог. Когда же дар речи ко мне вернулся, первым делом спросил: «Ну как, мы выиграли?» Потому что в конце этапа уже ничего не понимал.

Рассказывают, после той победы мэр Саппоро сказал нашему спортсмену примерно так: «Я теперь понял, почему мы проиграли русско-японскую войну. Потому что в Советском Союзе есть такие люди, как вы, мистер Веденин». А на вручении ордена Ленина в Кремле Вячеслав Петрович был удостоен еще одного комплимента: «За две недели вы сделали для нашей страны столько, чего дипломатам не удалось добиться за пять лет».

Те Олимпийские игры вообще вошли в историю, как игры Веденина. Ему даже сошло с рук политическое хулиганство. На торжественной церемонии открытия присутствовал Император Японии Хирохито. По протоколу каждая делегация страны, принимавшая участие в параде, проходя мимо императора, слегка склоняла перед ним знамя в знак приветствия. В советской команде знаменосцем был Вячеслав Веденин.

И он знамя своей страны перед главой государства, с которым мы тогда находились в давних напряженных отношениях, не склонил. Да и как это сделаешь, если сзади идут самые здоровые из хоккеистов — Рагулин, Ромишевский и сверлят взглядами. Они-то загодя предупредили: «Ты перед кем наше знамя будешь преклонять?!».

Конечно, это было дерзостью, нарушением международного этикета, много можно подобрать эпитетов к этому поступку. Но и — искренняя гордость за свою страну, убежденность в том, что именно это государство — лучшее на планете. И это перед ним должны склоняться в почтении флаги всех других стран. Высокопарно? Но так жили, и так думали. Искренне в это верили.

Газета «Вечерний Саппоро» потом вышла с заголовком «Советский Союз бросил вызов всем!»

Однако император зла не держал. Лично поздравил Веденина с победой в эстафете. Подарил деревянную японскую маску.

Однако в своей стране Веденину выходка, конечно, акнулась. По его словам, не будь того инцидента, он бы за все свои заслуги на Олимпиаде мог стать первым спортсменом, удостоенным звания Героя Социалистического труда — высшей советской государственной награды. Орден Ленина за ту Олимпиаду от государства он все же получил, и это тоже было немалым признанием спортивных заслуг.

Но пока не выиграл первое олимпийское золото — на дистанции 30 километров — всяческих угроз вплоть до самой страшной для советского спортсмена — стать невыездным, Вячеслав Петрович наслушался. Между прочим, это была не только его первая золотая награда олимпиады. До Веденина никому из советских спортсменов не удавалось выиграть мужскую индивидуальную олимпийскую гонку.

Сейчас в его родном поселке Дубна, откуда начинался путь в большой спорт, установлен памятный знак в честь Веденина. Ему присвоено звание Почетный гражданин Тульской области, Почетный гражданин Дубенского района. Каждый год проходят гонки «Лыжня Веденина».

Вот уже несколько лет как Вячеслав Петрович вернулся домой, живет в своей родной деревне Слобода. И с некоторым укором и надеждой признается: «Все жду, когда на нашей земле появятся новые Веденины…»

 

Добавьте Myslo.ru в список ваших источников Яндекс.новости
14 февраля 2017, в 14:12 +19
Другие статьи по темам
Голодный бунт на оружейном заводе
Голодный бунт на оружейном заводе
Славная династия Гвоздевых
Славная династия Гвоздевых