Легенды тульского «белого дома»

Тула, 1982 г. Памятник Ленину уже устанавливают, а дом Ермолаева-Зверева (справа) ещё не снесён. Некоторое время оставался шанс сохранить его для исторического центра.

Легенды тульского «белого дома»

Сейчас уже и представить сложно, как выглядело место современной площади Ленина, когда ещё не стояло здесь ни памятника вождю мирового пролетариата, ни даже самого «белого дома». 

А ведь было это всего лишь каких-то тридцать с небольшим лет назад.

Идеологическая стройка

Очевидцы рассказывают, что когда возведение площади вошло в заключительную стадию, «белый дом» был уже заселён, и строители начали устанавливать памятник Ленину. Одна из старых большевичек Тулы, видевшая лично вождя мировой революции живьём, бегала по кабинетам и требовала, чтобы их обитатели плотно закрыли шторы. Она не хотела, чтобы кто-то видел, как Ленина подвешивают на веревке, чтобы установить на постамент.

Тула, 1917 г. Вот так выглядел этот квартал города задолго до появления «белого дома»

Само здание в то время ещё даже в обиходе носило официальное название Дом Советов. В народе первоначально его называли Юнакиевский собор — по фамилии первого секретаря обкома КПСС Ивана Харитоновича Юнака, стараниями которого и была начата стройка. Чуть позже здание стало именоваться «белым домом». А теперь, похоже, это название стало чуть ли не официальным.

Проектировали Дом Советов в соответствии со всеми идеологическими установками того времени. Новое здание и площадь должны были не только открыть для обзора кремль, но и облегчить проведение первомайских и ноябрьских демонстраций — колонны с флагами стекались в один строй с разных сторон города и потом дружно проходили мимо трибуны с руководством, которую устраивали рядом с памятником Ленину.

«В дни городских демонстраций с видовой площадки на углу проспекта Ленина и Советской улицы открывается впечатляющий вид на праздничные колонны трудящихся, спускающихся по проспекту Ленина к памятнику вождя революции», — живописал тульский архитектор В. Уклеин в книге «Тула — каменная летопись».

Разрабатывал проект здания и площади институт имени нашего земляка Бориса Мезенцева. Вначале под руководством самого Бориса Мезенцева, затем, после его преждевременной кончины, специалистами института.

Борис Михайлович Мезенцев — признанный мастер советской архитектуры. В 1972 году он получил, правда, уже посмертно, Ленинскую премию — за создание мемориального ленинского комплекса в Ульяновске к столетию со дня рождения первого руководителя советского государства. Особую пикантность этой награде добавляло то обстоятельство, что на открытии ленинского мемориала Мезенцев даже не присутствовал, переругавшись с местным партийным начальством. А вот в Туле, которую не особо жаловал вниманием, оставил о себе хорошую память.

Рассказывают, что в угаре расчистки центра города под строительство «белого дома» предлагалось снести и дом губернатора, в котором сейчас располагается музей самоваров.

Вмешался Мезенцев. Он сказал, что этому зданию обязан очень многим, сюда он ходил в библиотеку, получал знания, которые помогли потом в его жизненной карьере, поэтому он хочет, чтобы дом губернатора остался, и к его мнению прислушались.

Умер Мезенцев трагически, не дожив до шестидесяти: случился сердечный приступ, и врач скорой помощи вколол лекарство, которое вызвало аллергическую реакцию. Сердце остановилось.

Тем не менее в проекте здания и площади Ленина воплотились традиционные формы Мезенцева — имперская монументальность и классические прямоугольные формы. Примерно в таком же стиле сделаны центральная площадь Ташкента, которая восстанавливалась по проекту Мезенцева после землетрясения, или помпезная усыпальница Сухэ-Батора в Монголии.

«Он умел находить абсолютные пропорции, — считает ученик Мезенцева, профессор Владимир Иванович Ревякин. — Везде в работах у него используется куб, а более совершенной формы природа не создала. И архитектура его такая же монументальная и величественная, каким он и сам был в жизни. То время и требовало такой монументальности».

Жертвы обстоятельств

В начале 80-х, когда активно взялись за строительство нынешнего «белого дома», жертвами этой затеи стали многие знаковые для Тулы здания. И прежде всего — бывший дом купца Ермолаева-Зверева, стоявший на пересечении проспекта Ленина и Менделеевской. Последним его квартирантом значился музей оружия. А до того здесь при советской власти располагались всевозможные исполкомы, работал один из первых советских руководителей города Григорий Каминский, о чём свидетельствовала мемориальная табличка у входа в здание, и даже, как писал краевед Сергей Рассаднев, размещались редакции газет — «Известия тульского губисполкома», «Коммунар», «Деревенская беднота», а также первая детская библиотека. Причём вариант сохранить дом Ермолаева-Зверева вроде бы действительно рассматривался, хотя и трудно представить, как бы он вписался в нынешнюю архитектуру площади. Но потом пришли к выводу, что снести здание будет дешевле, чём все отреставрировать.

Тула, 70-е годы. Вот так выглядел этот квартал города задолго до появления «белого дома»

По другую сторону проспекта находились весьма значимые по советским меркам магазины — «Хрусталь-Фарфор», «Электротовары», «Букинистическая книга», «Военная книга» и, конечно, магазин грампластинок «Мелодия» с довольно тесным торговым помещёнием со сводчатыми потолками. Последний был настолько популярен, что даже когда магазин ликвидировали, а торговлю грампластинками перевели на Красноармейский проспект, новое название — «Музыкальные товары» — никак не хотело приживаться, и все ещё долго именовали этот магазин на привычный лад — «Мелодия».

Тула, 1980 г. Дом  XVIII  века на углу Советской и пр. Ленина снесли с трудом. Сейчас здесь площадь

Ещё одним павшим жертвой обстоятельств историческим зданием стала постройка ХVIII века на углу Советской и проспекта Ленина — примерно на месте нынешнего «Инд-Гарника». Дом относился к историческому наследию, охраняемому государством. Местная общественность била тревогу, и на самых верхах уже даже обещали, что дом не тронут. Как вдруг в один из выходных дней подогнали солдат, и они начали спешно крушить исторический дом. Пока хватились, было поздно. Что характерно, предки наши строили на совесть: разрушению здание поддавалось с трудом.

Секретные тоннели

По замыслу «белый дом» должен был иметь 14 этажей. Но потом пришли к выводу, что для исторического центра города такое здание будет слишком «давить», и сократили его сначала до восьми, а потом до семи этажей. Однако в пару к Дому Советов предполагалось построить восьмидесятиметровую 28-этажную гостиницу на месте нынешнего «Парадиза», которая должна была стать самым высоким зданием в городе. К счастью, это строительство так и не начали, успели только снести под него несколько старых домов на проспекте Ленина, в том числе первый кинотеатр Тулы — им. Бабякина.

Ходили упорные слухи, что, дескать, проект Дома Советов для Тулы — это всего лишь нереализованная идея здания советского посольства то ли во Франции, то ли в какой другой стране. На самом деле это совершенно оригинальное строение, впервые воплощённое в Туле, и только потом схожие проекты появились в других советских городах.

Аналоги тульского «белого дома» приходилось видеть, например, в Ярославле и Набережных Челнах.

В архитектуре российских административных зданий здесь был впервые использован новый приём — верхние этажи, консольно нависающие над фасадом. До Тулы так в СССР не строили. А благодаря двум смещённым верхним этажам внутренний двор приобрёл форму расширяющейся кверху воронки, что улучшило освещённость нижней части здания.

Строили Дом Советов долго, очень долго — более десяти лет. По причинам вполне советским — это сейчас можно заказать любые материалы, только плати. Во времена тотального дефицита даже такой объект не всегда могли в достаточной мере обеспечить необходимым.

Часто упоминается, что во время строительства находили человеческие кости, поскольку на этом месте когда-то было кладбище. Это действительно так. Впрочём, застроена на месте захоронений эта площадь была до советской власти — дома-то сносились, возведённые ещё при царском режиме.

На одном из мест застройщики нашли залежи навоза — там был конный двор. За сто лет он нисколько не утратил товарного вида, и сами же строители растащили его по дачным участкам.

В проекте Дома Советов предусматривались также два подземных тоннеля. В реальности их почти никто не видел, но знающие люди утверждают, что передвигаться по этим тоннелям можно не сгибаясь, в полный человеческий рост. Один из тоннелей ведёт куда-то в сторону проспекта Ленина, другой — к оружейному заводу. Впрочём, было бы странно, если бы в таком историческом месте самое знаковое строение обошлось без подобных коммуникаций. Всё-таки и о подземных ходах расположенного рядом кремля тоже ходит немало легенд…

Автор: Сергей Гусев, 1 июля 2016, в 11:06 +23
Другие статьи по темам
Место
Сергей Мосин: Конструктор, победивший время
Сергей Мосин: Конструктор, победивший время
Советские «жаждоутолители»
Советские «жаждоутолители»