Советские «жаждоутолители»

1970-е годы. Летнее кафе «Лужники» (на месте ресторана «Виктория»), прозванное туляками «Матильда». Пока взрослые пили холодный пенный напиток, дети ели вкусные пирожные с ситро. Фото из коллекции Владимира Щербакова.

Советские «жаждоутолители»

Сегодня вспомним, какими напитками утоляли жажду в жаркие летние деньки советские граждане и гражданки.

Когда на улицах Советского Союза вспыхивали весёлые жёлтые «огоньки» бочек с квасом, можно было смело говорить — лето наступило!

В жаркую погоду у бочек выстраивалась очередь. Пенистый квас лился щедрой струёй в трёхлитровые банки, алюминиевые и эмалированные бидоны, чтобы дома превратиться в холодный супчик со смешным названием «окрошка». Одним из желательных его составляющих, помимо местных овощей и зелени, являлись (и являются нынче) колбаса типа «докторской» или отварное мясо.

Возле каждой бочки на розливе сидела женщина в спецодежде — белом халате или куртке. Кипенно-белыми они не были никогда, но это никого не смущало. Рядом с «главной по квасу» находился ополаскиватель тары — металлическая подставка, из которой при повороте рычажка бил фонтанчик. Тут же, в тарелочке, плавала в смеси кваса и воды мелочь на сдачу.

Квас в бочках не нагревался, так как устроены они были по принципу термоса: наружная облицовка — из стали, а собственно ёмкость — из нержавейки или алюминия.

Некоторые граждане прежде чем брать квас литрами, покупали стаканчик или кружку на пробу. Очередь сглатывала слюну, наблюдая, как холодный напиток глотками перекачивается из стакана в организм. Спрашивали: «Ну как?», хотя было ясно, что всё равно купят.

Цена кваса радовала гуманностью: 3 копейки за стакан, 6 — за пол-литра и 12 — за литр. Продукт был натуральным, не чета нынешним суррогатам. Делался он в соответствии со строгими советскими ГОСТами. Это означало, что в любом городе страны хлебный бочковой квас должен был иметь одинаковый вкус, который сегодня мы вспоминаем с ностальгией, — «тот самый, из детства»…

Покупной квас нравился не всем, многие готовили домашний, из ржаных сухариков. Обычно собирали недоеденные кусочки хлеба, сушили в духовке до тёмно-коричневого цвета, заливали кипячёной тёплой водой, добавляли сахарку, ма-а-а-а-аленький кусочек прессованных дрожжей (можно их и не класть), несколько изюминок… Через сутки домашний квасок был готов.

В 60-х на прилавках продуктовых магазинов появился сухой квас, расфасованный в небольшие — граммов по 300 — пакеты и картонные коробки. Состав полуфабрикат имел простой и правильный: ржаные молотые сухари и солод. Готовился он быстро, надо было только налить нужное количество воды, и через несколько часов можно было пить. За скорость приготовления и «неубиваемость» получившейся закваски (её можно были использовать долго без ущерба качеству) народ прозвал такой квас «атомным».

Кстати, на международном конкурсе в 1975 году в Юго­славии русский квас получил оценку 18 баллов, а кока-кола — 9,8 балла.

Неудивительно, ведь натуральный квас, в отличие от большинства иноземных напитков, исключительно полезен! Как продукт брожения, по своему действию на организм он во многом подобен кефиру, простокваше, ацидофилину и кумысу.

Кефир и его «родственники»

Окрошка на квасе была известна у нас давно, а её «кефирный» вариант появился в России позже — привезли его жители Кавказа. Правда, там этот освежающий суп делают не на кефире, а на похожем продукте — мацони.

Кефир же в СССР свободно продавался в магазинах, был расфасован в поллитровые стеклянные бутылки. Стоимость зависела от жирности — от 22 до 30 копеек. Кефирные бутылки всегда можно было сдать в магазин или в пункт приёма стеклотары, получив взамен 15 копеек за штуку.

1966 год. Тульский молочный комбинат. Линия по розливу кефира в стеклянные бутылки

В 80-х годах наши хозяюшки освоили домашнее производство кефира, используя для этого специальный «японский» грибок. В качестве доказательства его исключительной полезности приводилось долгожительство японцев, будто бы основанное именно на употреблении «этого самого» кефира на «этих самых» грибках…

Газировка с улицы

В местах, где обычно проходило много народу, стояли автоматы с газировкой. За копейку в гранёный стакан лилась вода с пузырьками, но несладкая, а за алтын (3 копейки) — с вкусным фруктовым сиропом.

Автоматы были «себе на уме» и нередко отказывались поить тех, кто бросал в них денежку.

Проблема решалась просто: ударом кулака в железный корпус капризного робота, но не абы куда, а в определённую точку, которую добрые шутники иногда помечали надписью: «Бить сюда!» После крепкого тычка автомат иногда наливал газировку бесплатно. Многие делали газировку с двойным и даже с тройным сиропом.

Гранёные стаканы часто изы­мались из обращения любителями спиртного. Чтобы дефицитную тару не умыкали, кто-то придумал приковывать её к автомату железными цепочками. Душераздирающее зрелище!

Были родители, которые запрещали детям пить из общественной посуды, боясь «всякой заразы». И дети слушались — не пили при них холодную до мурашек, полную восхитительных «колючих» пузырьков газировку. Отвернулся родитель — да здравствует свобода и уличная газировка!

А ещё фруктовую шипучку продавали с тележек, на которых был установлен баллон с газом, две стеклянные колбы с сиропом и мойка. Стакан сладкой воды стоил дороже, чем в автомате, — 4 копейки.

…Не знаю, как вы, а мы в детстве страшно завидовали Винтику и Шпунтику из книжки про Незнайку: у них автомобиль ездил на газировке с грушевым сиропом.

Ничего не надо, кроме лимонада!

Шипучие фруктовые напитки, которые мы называли «лимонадами» и «ситро», продавались в экологически чистой таре — стеклянных бутылках ёмкостью 0,5 литра. Бутылка стоила (в зависимости от сор­та) от 22 копеек (из них 12 приходилось на тару).

В Туле было несколько предприятий, которые делали сит-ро. Одно из них находилось во дворе дома на углу Тургеневской и Каминского, где когда-то была одна из самых известных в Туле булочных. Известность ей делали богатый ассортимент и вращающиеся вертикальные витрины. Ещё один заводик от железнодорожного УРСа (Управления рабочего снабжения) был на Путейской, рядом со столовой для сотрудников Московского вокзала. Исправно снабжал туляков вкусной фруктовой газировкой и цех пивзавода, функционировавшего на ул. Коминтерна.

В состав «Буратино», «Дюшеса», «Крем-соды» и прочих шипучек входили вода, ароматизаторы и сахар.

Одно время на прилавках появились бутилированные сладкие напитки с экзотическими названиями и вкусами: «Бахмаро», «Исинди» и «Южанка». Но большим спросом они не пользовались и, наверное, именно поэтому быстро исчезли из продажи.

А знаете ли вы, что изумрудно-зелёный «Тархун» вполне можно назвать «безалкогольным абсентом»? В него, как и в великий французский напиток, тоже добавлен экстракт полыни, правда, не европейской, а азиатской.

…А ещё были натуральные соки в банках, которые стоили смешных денег. Ими же торговали в отделах продуктовых магазинов, предварительно разлив в большие стеклянные конусы с краниками.

Короче говоря, вкусно мы раньше утоляли жажду. И, что самое главное, совершенно безвредно!

Автор: Елена Рябикова, 29 июня 2016, в 11:30 +53
Другие статьи по темам
Место
Прочее
Легенды тульского «белого дома»
Легенды тульского «белого дома»
Дело тульского потрошителя
Дело тульского потрошителя