Вид с проспекта Ленина. На переднем плане – Одоевские ворота и нынешний Музей самоваров. В материале использованы фото Юрия Жукова и из архива Сергея Гусева и Ольги Кузьмичевой.

Истории Тульского кремля: как погубили шедевры деревянного зодчества

Идея о том, чтобы заполнить пустующее кремлевское пространство,
по примеру строящихся сейчас осадных дворов XVII века, не новая.
Предыдущим масштабным замыслом был Музей городского народного зодчества и быта.

…И памятник крестьянскому вождю

Идея такого проекта родилась в самом начале семидесятых годов – как альтернатива плану снести весь центр города, застроив его типовыми девятиэтажками. Тогда-то и предложили перенести то, что жалко потерять, в какое-нибудь одно место. Это было время, когда Тула еще сохраняла прекрасные образцы русского деревянного зодчества и многие кварталы морально устаревших, но очаровательных старых построек не пали жертвой бульдозера.

Экспонатами музея должны были стать примечательные по своему художественному и историко-этнографическому значению деревянные дома, надворные строения, ворота, калитки, голубятни (а старая Тула –  это еще и город голубятников) и другие элементы усадеб.

Летом и осенью 1977 года московские архитекторы-реставраторы обследовали в Туле районы деревянной застройки в Заречье и Чулково. Они пришли к выводу, что около четырехсот домов из дерева представляют несомненный художественный интерес как памятники зодчества.

«При отборе мы исходили прежде всего из эстетических критериев, стремились к тому, чтобы в будущий музей в кремле вошли образцы всех видов и типов деревянных зданий города. Отобранные нами дома отличаются исключительной по тонкости прорисовкой деталей, гармоничными пропорциями», – пояснял этот выбор архитектор Всесоюзного научно-реставрационного комбината М. Енишерлов.


Общий вид после реконструкции.

По его мнению, приступить к переносу домов в кремль можно было бы уже в следующем году. И действительно, в 1978 году Тульским горисполкомом было принято решение об утверждении комплексного эскизного проекта музея.

План этот устанавливал прямо-таки революционные перемены в жизни кремля вплоть до идеи заново построить колокольню.

В очередной раз оружейный завод обязали закрыть проходные в стене кремля возле Водяных ворот и снести все постройки, прилегающие к северной части кремля. В очередной раз от городских электросетей и «Тулэнерго» потребовали перераспределить нагрузки и убрать электроподстанцию с территории, а трамвайно-троллейбусному управлению вывести к 1980 г. тяговую подстанцию.

Общий вид после реконструкции.
 

С чего такая спешка, догадаться несложно. В 1980-м через Тулу должна была пройти эстафета олимпийского огня, и под это можно было попытаться решить самые неподъемные городские задачи. По сути, город как никогда был близок к возвращению набережной и к тому, чтобы убрать электростанцию со своего главного исторического объекта. Правда, проект переноса электростанции оказался достаточно лукавым – из кремля в историческую Рождественскую церковь на улице Карла Маркса.

Интересным было предложение отрыть стены кремля до отметки верха фундамента, то есть первоначального уровня, и устроить одернованные зеленые откосы для связи отрытого прогулочного хода вдоль стен с существующим уровнем поверхности земли.

За время своего существования стены и башни кремля за счет растущего культурного слоя потеряли первоначальную высоту. По данным шурфов, этот слой колеблется от 1,5 до 2,5 м. Для улучшения восприятия стен и башен выросший культурный слой со стороны города и изнутри кремля по периметру предлагали срыть до уровня дневной (исходной. – Прим. авт.) поверхности ХVI века, со стороны города и на внутренней территории сделать откосы  около стен.

В принятом проекте помимо самого кремля обращалось внимание на три других постройки, расположенных на территории исторических памятников архитектуры: Успенский собор (1762-1764 гг.), Богоявленский собор (1855-1862 гг.), Торговые ряды – они же мясные лавки (1841 г.), которые становились центральными объектами предстоящей модернизации.

«Стены и башни Тульского кремля, а также соборы Успенский и Богоявленский, Торговые ряды являются ценными памятниками русской архитектуры, – указывалось в пояснительной записке к проекту. – Все остальные постройки, каменные и деревянные, городская трамвайная подстанция, гаражи, контора реставрационного участка с бытовками, трибуны стадиона как малоценные сооружения, мешающие восприятию памятников архитектуры, должны быть снесены по мере осуществления проекта».

Здание Богоявленского собора, согласно этому плану, окончательно отводилось для размещения Музея оружия и обороны города Тулы. Еще в 1972 году об этом было принято соответствующее постановление горисполкома – полуразрушенный, без куполов, храм, воздвигнутый когда-то в честь победы в Отечественной войне 1812 года, передать на баланс оружейного завода, чтобы разместить в нем Музей оружия. В семидесятые годы историческое здание, занимаемое Музеем оружия, несмотря на все протесты, было снесено под нынешний «белый дом», и проблема нового помещения стала весьма актуальной.


Вид на Соборную площадь.

Сама территория кремля  функционально делилась на четыре зоны. В историко-мемориальной зоне предполагалось поставить памятник вождю крестьянского (а то какого же) восстания Ивану Болотникову на Соборной площади и три мемориальные стелы, посвященные событиям Великой Октябрьской социалистической революции, гражданской и Великой Отечественной войн.

Глобальное новоселье

Самое интересное, конечно, – перенос на территорию кремля городских усадеб. Из них предполагалось создать целую Большую Кремлевскую улицу. Часть деревянных домов устанавливали на Соборной и на Красной (условное название места у Торговых рядов) площадях.

Для Музея зодчества из 400 деревянных домов, о которых первоначально шла речь, отобрали 27, и каждому из них определили свое место по новому адресу.

Так, на Большой Кремлевской улице в доме, перемещенном с ул. Замочной, 74, собирались разместить отделы городского музея «Знаменитые уроженцы Тулы», а в доме с ул. Штыковой, 56 – музей-усадьбу кузнеца.

Вдоль двух прясел кремлевской стены, примыкающих к угловой Ивановской башне, авторы проекта размещали открытую экспозицию различных образцов тульского тяжелого оружия, отлитых в течение ХVIII-ХХ веков. В прогулочной зоне напротив нового входа к вестибюлю Музея оружия – археологическую экспозицию «Осадные дворы ХVI-ХVII веков». В прилегающей усадьбе (с ул. Мичурина, 91) открывался отдел «Археологические находки на территории Тульского кремля».

Проект Музея городского народного зодчества и быта Тулы с подробным размещением экспозиции собирались детально разработать позже. На тот момент определили лишь места размещения каждой из отобранных усадеб и их использование.

В Большой городской усадьбе (с ул. Оборонной, 90) размещался отдел исторического музея «Городская деревянная резьба». Сюда свозились детали украшения деревянных домов, которые необходимо было сохранить целиком, и размещалась обширная фотоэкспозиция.


Большая кремлевская улица с домами, перенесенными из Заречья.

Самую старую (предположительно конца ХVIII века) усадьбу (ул. Заварная, 24), где раньше жил самоварщик Салищев, авторы проекта отдавали под музей-усадьбу самоварщика с показом коллекции самоваров его производства. В рядом стоящем доме (ул. Ствольная, 9) размещали отдел «История тульского самовара».

Музей-усадьба среднезажиточного горожанина должен был поселиться в усадьбе с ул. Пороховой, 30-32. Помещения в усадьбах с улиц Замочной, 74 и Епифанской, 70 (два дома) отдавались для размещения коллекций местных коллекционеров. В дом с ул. Мичурина, 89 около Ивановских ворот селили пост милицейской охраны музеев кремля.

На Красной площади возле торговых рядов организовывали зону торговли и обслуживания туристов. В самих рядах должны были расположиться экскурсионное бюро, библиотека, фотомастерская, кафе, фонды музеев кремля, туалеты для посетителей. В домах по восточной стороне Красной площади (перенесенных в музей) размещались предприятия торговли и культуры.


Вид с проспекта Ленина. На переднем плане - Одоевские ворота и нынешний музей самоваров.

В доме с ул. Свободы, 46 селили пряничный магазин, в доме с ул. Бундурина, 28 – дирекцию музея, в доме с ул. Свободы, 38 – книжный магазин, в доме с ул. Софьи Перовской, 3 – сувенирную лавку, в доме с ул. Пролетарской, 43 – Музей показа истории создания Музея городского народного зодчества и быта в Тульском кремле. В доме у Ивановских ворот со стороны улицы Дзержинского устраивали небольшую чайную.

Красную площадь и восточный участок Большой Кремлевской улицы предлагалось вымостить фигурными плитами из песчаного бетона с выкладкой обрамления из квадратных плит серого цвета по специальному рисунку. Для того времени, когда основным городским дорожным материалом был асфальт, это уже стало почти революционной идеей. Но еще более смелым предложением было замостить территорию площадью в 7 900 кв. м старым булыжником.

Часть необходимого материала для этого взять за счет открытия старого булыжного замощения ХIХ века на Соборной площади, на восточном участке Большой Кремлевской улицы и на Малой Кремлевской улице. Но поскольку даже по оптимистичным прогнозам утрата старинных дорожных материалов составляла не менее 70%, оставшуюся часть предполагалось возместить разборкой сохранившихся тогда еще в городе булыжных мостовых. Булыжные тротуары около домов, перевезенных в Музей городского народного творчества и быта, надо было делать по подлинным старинным чертежам.

С восточной стороны Соборной площади предлагалось разбить три разноцветных газона из розовых, красных и фиолетовых ковровых растений. Для розового газона предлагались цветы нана компакта, для красного – амеа розеа, для фиолетового – колеус (геро).

Специалисты в 1976 году провели также обследование кремлевских зеленых насаждений, определили их количество и ценность и решили, что особой ценности они не представляют. В новом проекте отдали предпочтение следующим породам деревьев: липа мелколистная, рябина обыкновенная, клен платановидный, лиственница опадающая. Для создания небольших акцентов в зеленых насаждениях в разные периоды года были использованы следующие породы: клен Шведлера, черемуха Маака, ива серебристая, яблоня Палласова, дуб черешчатый, ель европейская. В качестве преобладающей кустарниковой породы предлагался мелкий кустарник – барбарис Тунберга, имеющий контрастную бордовую окраску. Всего предлагалось посадить 323 дерева и 1790 кустарников.

Для неспециалиста названия, конечно, мало что говорящие, но впечатляет сам подход. Наверное, люди понимали, что делали, создавая эти самые «небольшие акценты в зеленых насаждениях в разные периоды года».

Хотели как лучше

Как у нас часто бывает, гладко оказалось только на бумаге. Хотя еще в 1973 году тогдашний директор краеведческого музея Вячеслав Иванович Боть предостерегал, что вопрос о Музее деревянного зодчества требует специального рассмотрения. Даже при сборе материалов для музея их надо будет первоначально куда-то складывать. Следовательно, необходимо в первую очередь освободить каменные лавки в кремле для сбора и хранения будущих экспонатов.

Понятное дело, что за глобальностью замысла на эти слова особого внимания никто не обратил. Хотя даже подготовка к перевозке – особое искусство. Оно включает разборку строения по бревнышку, тщательную маркировку каждого элемента, пропитку древесины антисептическими и противопожарными средствами, их складирование и надежное хранение.


Дом-пряник самоварщика Фомина. Фото из архива Ольги Кузьмичевой.

И уже первая история с переносом в Туле старого дома показала, что хотели-то как лучше, а получилось как всегда. В 1978 году на улице Максима Горького разобрали дом-«пряник» самоварщика Петра Фомина в надежде, что еще один музей под открытым небом появится также в Комсомольском парке.

На деле же всё свелось к тому, что декор от дома свалили в кремле, а бревна больше двух лет провалялись бесхозными на газоне.

И только когда общественность, в то время имевшая еще силу, возмутилась, дом восстановили; но поскольку из одной избы музея не скроишь, приспособили ее под пивную. В народе она получила меткое прозвище «Теремок».

Только в 1985 году был выполнен эскизный, а в 1986 году – рабочий проект реставрации и переноса восьми домов первой очереди Музея быта.

Но уже в 1987-м, учитывая мнение всё той же общественности и просьбу заказчика, от этой идеи отказались совсем, посчитав ее неорганичной, – в окружении крепостных стен по соседству с соборами деревянные дома выглядели бы инородно. Решили разработать новый эскизный проект планировки и благоустройства территории Тульского кремля уже без Музея деревянного зодчества. Между тем часть домов к тому времени успели разобрать, и бревна пролежали на территории кремля около Водяной башни аж до нулевых годов этого века.

У любой неудачи не одна причина. Можно предположить, что дело не в том, что соборы не гармонировали с деревянными домами. Скорее, неподъемным в очередной раз оказалось желание переноса подстанции с территории кремля. Да и в случае удаления заводской свалки с нынешней набережной любому туристу-ротозею открывался секретный вид на режимную территорию оружейного завода.

В эпоху, когда как минимум половину тульских заводов было запрещено даже упоминать в открытой печати, это вполне могло стать определяющим фактором.

Выполненными остались лишь два пункта того плана. Разобрали по досточкам стадион «Зенит», а потом в здании Богоявленского собора дважды открыли Музей оружия. Первый раз в 1985 году. Вход в него сделали с востока, пробив алтарную стену и устроив кирпичную пристройку. Было установлено железобетонное монолитное перекрытие, после чего здание стало двухэтажным. В мае 1987 года музей закрылся на реконструкцию и вновь принял посетителей 18 мая 1989 года, в Международный день музеев.


Открытие Музея оружия в 1989 г.

Вот так закончилась история одного из самых эпохальных проектов переустройства кремля.

Добавьте Myslo.ru в список ваших источников Google.news
2 июля, в 16:30 +19
Другие статьи по темам
«Городок чудес»: чешский луна-парк в Туле
«Городок чудес»: чешский луна-парк в Туле
Вот порог, а вот острог: как жила древняя Тула за крепостной стеной
Вот порог, а вот острог: как жила древняя Тула за крепостной стеной