«Лихие 90-е»: Братва, не стреляйте друг в друга! Часть 2

Суд над Королём (Сергей Королёв) и его группировкой, 2005 год, Тула.

«Лихие 90-е»: Братва, не стреляйте друг в друга! Часть 2

В 80-е годы был популярен телесериал «Спрут» о борьбе комиссара полиции с мафией. Прошло 10 лет, пришли 90-е. Разборки теперь уже русской мафии стали горькой, некинош­ной реальностью. 

Часть 1.

Тульское Чикаго

Криминальные страсти в 90-е кипели не только в Туле. Фору Туле давал Алексин. В 90-е звуки выстрелов там стали привычными, как шум волн на Оке. Алексин стал камнем преткновения двух группировок, желавших «доить» спиртовое производство химкомбината. С одной стороны, тульские «спортсмены» во главе с тренером по самбо Александром Шингалиевым. С другой, местная братва, кучковавшаяся вокруг бывшего сотрудника милиции, уволенного из органов со справкой о психическом заболевании. Диагноз не помешал ему объединить сотни алексинских пацанов.

Справка спасала от уголовной ответственности: «крёстный отец» – единственный персонаж тульских криминальных войн 90-х, фамилия которого не разглашается.

Местные объявили войну тульским бандитам осенью 92-го: сначала был убит один из «спортсменов» по кличке Чекист, а месяц спустя для острастки палили в главного инженера химкомбината. На стрелку в Алексин, улаживать конфликт между «спортсменами» и местными, приезжал тульский авторитет Фадин. Но попытка не увенчалась успехом – Фадина застрелили.

Шингалиев год готовил ответный удар: кроме оружия (АКМ, винтовки СВТ и гранаты РГД) «спортсмены» нашли даже радиостанцию для координации действий киллеров. Их было четверо, все когда-то тренировались у Шингалиева. 6 августа 1993 г. они изрешетили пулями «Тойоту» «крёстного отца», но поспешили доложить об исполнении заказа.

Лишь одна из пуль задела руку жертвы: он очень удачно успел откинуться на переднем сиденье. Контрольные выстрелы тогда ещё не вошли в моду.

Алексинские братки были более удачливы: орудие мести настигло Шингалиева через несколько дней. Его убийц так и не нашли, а вот стрелявших в машину алексинского «авторитета» вскоре отдали под суд. Подсудимые не скрывали, что «Шингалиев сказал, что у нас с К. плохие отношения, он мешает нам взять город в свои руки, так как хочет подмять под себя химкомбинат и все коммерческие точки». И после ареста шингалиевских стрелков «спортсмены» предприняли ещё одну неудачную попытку взорвать машину «крёстного отца», в ответ были добиты остатки их группировки.

Получив в своё распоряжение спиртовые потоки, алексинский авторитет «подмял» и рынок недвижимости. Под крышей местного криминала работали и все пункты приёма цветмета в городе. Когда в 1995 году по распоряжению Алексинского ГОВД в городе закрыли все эти злачные точки, чтобы остановить металлическую лихорадку, «авторитет» лично просил одного из руководителей горотдела оставить хотя бы одну приёмку. Последовал отказ, а 27 августа 1995 года в подполковника милиции стреляли, офицер чудом остался жив. Один из подельников вспоминал, что «авторитет» ругался: «Как же так стрелять, если не попасть с четырёх метров?!»

Лишь в конце 90-х Алексин на несколько лет остался без «крёстного отца». Его арестовали после апрельской «стрелки» 1996 года. Тульская братва не унималась и хотела вернуть себе влияние в Алексине. На смену шингалиевским пришли прощупать почву братки косогорского Буржуя. В назначенный час они сошлись у шашлычной кафе «Альянс», в перестрелке один человек погиб, двое были ранены. Суд признал алексинского «авторитета» невменяемым и отправил лечиться в Петелино, откуда он вскоре вышел, убедив экспертов, что «хочет стать проповедником христианской веры и больше в разборки вовлекаться не будет». С тех пор официальной информации о нём нет.

«Блатные» и «законники»

Параллельно с миром «авторитетов» и «братвы» существовал ещё один, не менее опасный мир «блатных» – освободившихся из мест заключения уголовников, старавшихся и на воле не терять друг друга и чтить традиции. Одна из них – безоговорочное признание власти воров в законе. Особо опасных преступников в знак уважения их авторитета и заслуг в сохранении воровских традиций в тюрьмах короновали в «законников», получавших право и на воле, и в зонах судить своих «по понятиям». В Туле воровской трон в 90-е делили Александр Загороднев по кличке Хряк и Алексей Матюшин, Лёсик.


Александр Загороднев (Хряк)           Алексей Матюшин (Лёсик)

Ни один из них не марал рук, контролируя конкретные предприятия или фирмы. Их участие в разборках сводилось к роли третейского судьи, в том числе и бизнеса. За каждый «разбор» полагалось вознаграждение. Судя по автопарку, который принадлежал Хряку в 90-е, плата за труды была солидной: свой «бумер», ВАЗ-21099 и Daewoo, а ещё машины для подруги – зелёный джип Hyundai и ярко-жёлтая Pony.

Но «законники» не всегда судили по справедливости. Тому подтверждение – история с дальнобойщиком, который поменял квартиру на ВАЗ-2106 с доплатой в $3 тыс., но покупатель оказался мошенником – через год отказался от квартиры, потребовал обратно машину и задаток. Дальнобойщик вышел на «законника», но жалобщика избили, забрали у него другую машину, ВАЗ-2108, и потребовали за неё $2 тыс. Денег мужчина не нашёл, и машина отошла Хряку. Именно на ней, кстати, Хряк и погорел, получив срок за подстрекательство к грабежу.

Это был первый в области суд, где звучали слова «вор в законе».

После освобождения Хряк вернулся в Тулу, как-то утром вышел выгулять собаку и был застрелен во дворе многоэтажки в Пролетарском районе: эксперты насчитали восемь ран, семь из них – в голову и грудь – были смертельными. Преступление осталось нераскрытым, как и нападение на второго «законника» – Лёсика. У того слабостью были наркотики, и он регулярно ложился в стационар «почистить кровь». В марте 2002 года во время одной из таких процедур в 5-й городской МСЧ в его палату ворвались молодчики с битами, жестоко избили Матюшина и скрылись. И опера, и братва, и «блатные» поняли, что это нападение – вызов беспредельщиков, решивших оспорить власть «законника».

Конец эпохи

За нападением на Лёсика стояли люди Андрея Исакова, тогда 47-летнего лидера преступного сообщества, подмявшего под себя к концу 90-х почти всю Тулу.

Андрей Исаков (Исак), главарь самой кровавой группировки Тулы

В группировку входило до 50 постоянных участников: вооружённых до зубов, с автопарком машин на любой случай. В банде было чёткое разделение труда. Низовой работой – рэкетом –  занимались три «бригады», за каждой были закреплены свои предприятия, с которых собиралась дань в «общую кассу». Кто поопытнее, занимался финансами, вёл дела с адвокатами, руководил бизнесом исаковских.

Исаковская братва. Любительский снимок «на отдыхе», Тула, 90-е годы

Им принадлежало кафе «Огонёк» у парка Металлургов, мясной павильон на рынке, несколько автостоянок. К концу 90-х в криминальной среде быть хозяином кафе с пластиковыми столами стало смешно. Деньги в банде крутились огромные, дань «исакам» платил даже «Тулачермет». Но хотелось большего: выбиться в люди, легализоваться, как тот же Леший.


Андрей Лешков (Леший)

В прошлом зареченский авторитет к началу нулевых имел чистый бизнес, владел магазинами и рестораном «Старый дворик». Интересы Лешкова и Исакова пересеклись в фирме «Броус», дочернем предприятии «Тулачермета». Фирма была ликвидирована в декабре 1999 года, часть её имущества – стоянки и магазин – купил Лешков.

Исаков был вне себя, так как Леший зашёл на его территорию – в Пролетарский район.

Но от предложения выкупить стоянки и магазин Исаков отказался, потребовал отдать ему всё так. Последовали отказ и месть. В декабре 2000 года на ул. Энгельса рядом с парком был убит один из бывших руководителей «Тулачермета» Марк Цейтлин, участвовавший в разделе «Броуса» (кстати, убит он был из пистолета редкой модели, недавно поступившей на вооружение в ФСБ). А 1 сентября 2001 г. был застрелен Андрей Лешков.

Эти преступления внесли раскол в ряды исаковских, а после нападения на Лёсика среди исаковских началась война. В одном лагере оказались парни из бригады Сергея Королёва (Король), в другом – верные Исаку братки. В результате одни сожрали других. Пропали без вести пять исаковских: летом 2002-го их тела откопали в овраге у Демидовского карьера. 18 июня в окно квартиры Исакова кто-то выстрелил из гранатомёта. Главарь вовремя покинул Тулу и остался жив. 7 июля 2002 г. от бутылки с зажигательной смесью сгорела исаковская «малина» – кафе «Огонёк».

Опасаясь за свою жизнь, Исак обратился за помощью в милицию. При этом предпринимал беспрецедентные меры безопасности. Доходило, кстати, до смешного. Исаков жил напротив Криволученского отделения милиции, пройти нужно было всего пару сотен метров. Но каждый визит обставлялся как приезд президента: охрана, разведка и только потом в отделение заходил сам Исак. Результатом визитов стал арест Короля.

Осенью 2002 года Король и более 10 его сподручных были задержаны, а летом 2003 года арестовали самого Исака и остатки его команды. И те и другие получили по приговору облсуда от 5 до 25 лет лишения свободы. Ужасная эпоха криминальных войн закончилась.

Ирина Парамонова.

2 декабря 2015, в 16:26 +24
Другие статьи по темам
Место
Оборона Тулы. Как это было
Оборона Тулы. Как это было
«Лихие 90-е»: Братва, не стреляйте друг в друга!
«Лихие 90-е»: Братва, не стреляйте друг в друга!