Хотел сбросить с балкона, душил, избивал в постели: четыре страшные истории о домашнем насилии

Хотел сбросить с балкона, душил, избивал в постели: четыре страшные истории о домашнем насилии

Героини нашей статьи – женщины, обратившиеся в тульский Кризисный центр. 
О проблемах домашнего насилия в современном мире не принято молчать. Всё больше женщин, подвергшись нападению в семье, находят в себе силы обратиться за помощью – выйти из статуса жертвы и жить дальше. По данным Всемирной организации здравоохранения, в мире 30% женщин, состоящих в отношениях, подвергались какой-либо форме физического или сексуального насилия со стороны своих мужчин. При этом чаще всего жертва прощает своему партнеру такое поведение: верит, что он изменится. Но перевоспитать тирана невозможно. Искать пути отступления нужно уже после «первого звоночка».
 
Все истории героинь в нашей статье реальные. По просьбе тулячек мы изменили их имена и некоторые детали биографии. Это необходимая мера для их безопасности. Бывшие мучители не знают, где и как сейчас живут их жертвы. 
 

Андрей и Наташа. «Ты должна мне ноги мыть и эту воду пить»

– Поначалу у нас с Андреем всё было хорошо, мы любили друг друга. Прожили в браке 12 лет, у нас четверо детей. Родственники мужа сразу меня невзлюбили. Говорили ему, чтобы нашел себе русскую жену. Я хоть и выросла в другой стране, по национальности русская. На свадьбе у нас был только его брат (вся семья живет в другом регионе), он как меня увидел, сразу негативно отнесся и даже не скрывал этого, – рассказывает Наталья.
 
Несмотря на то, что брат уехал домой, родственники продолжали лезть в семью молодоженов, контролировать их на расстоянии. Молодые жили в доме отца Андрея, и законный владелец дома не забывал об этом напоминать.
 
– Родственники мужа открытым текстом говорили, что мы в их доме охранники. Постоянно указывали нам на место. Раз в год не забывали приезжать, чтобы проверить свое жилище. Я не вписалась в семью мужа еще и потому, что непьющая. Они мне говорили, что я их не уважаю, раз не пью с ними. 
 
Вскоре свекор поселился у нас на несколько месяцев. Он постоянно меня гнобил: не так режу морковку, слишком громко хожу... Придирался ко всему. Начал капать на мозги моему мужу, намекал, будто я гуляю с мужчинами. Мы жили в небольшом селе под Тулой, я регулярно возила детей в город в секции и кружки. 
 
Вода камень точит. В очередной раз я приехала с детьми из Тулы.
 
Муж уже был на взводе. Его отец сказал: «Покажи, кто здесь мужик». И супруг на меня набросился… Очень сильно избивал.
Дети (на тот момент у нас их было двое) кричали: «Папочка, не надо!» Свекор взял их в охапку, запер в другой комнате. А Андрей всё продолжал меня бить… Когда он отвел душу, вытащил меня на улицу и сказал: «Даю тебе месяц на размышление над своим поведением». 
 
Наташа получила сотрясение мозга и пролежала в больнице три недели. Ее родной брат настоял, чтобы она заявила в полицию. 
 
– Муж угрожал, заставлял забрать заявление. Обещал отвезти меня на свалку на Мыльную гору и оставить там. Его отец разбудил в нем тирана… Андрей и раньше мог ударить меня по щеке, но я прощала это.
 
Когда меня выписали из больницы, я выкрала детей из дома и скрывалась от мужа месяц, жила у бабушки. Но я всё равно его любила, хотела всё ему простить. Спустя какое-то время он пришел с цветами, и я растаяла.
 
Знаете, когда человек приходит и умоляет простить, обещает, что всё наладится, это не значит, что он изменится. Разбитую чашку не склеишь, как ни пытайся.
 
Наталья и Андрей стали жить обычной жизнью, свекор уехал. У супругов родилось еще двое детей. Муж  продолжал отвратительно себя вести и подозревать жену в изменах. Говорил ей вот так: «Ты должна мне ноги мыть и эту воду пить».
 
– Мой муж жадный, денег ни на что не давал. Чтобы оплатить детям кружки, я устроилась на работу в ночную смену. Андрею это не понравилось. Я сама отвозила, привозила детей из школы, секций, делала домашнюю работу, у меня был постоянный недосып. В какой-то момент я сломалась, уснула за рулем и улетела в кювет. После аварии у меня начались головные боли, головокружения. Врач сказал, что у меня нервное истощение и предынсультное состояние. 
 
Резко у меня кончилось всё: любовь, терпение. Я начала составлять план ухода, искала жилье.
 
Наталья каким-то чудом уговорила Андрея купить комнату в коммуналке, якобы чтобы не жить в доме родителей, сама сделала ремонт.
 
–  А когда всё было готово, я сказала Андрею, что не люблю его, не вижу смысла  с ним жить и ухожу. Я свободно вздохнула, поняла, что никто не будет издеваться надо мной, хотя и жила в страхе полгода. 
 
Для меня страшным ударом стал отказ детей уходить со мной. Я была как загнанная лошадь, а из-за постоянных зверств со стороны мужа я срывалась на детях. Они мне в итоге сказали: «Папа хороший, а ты злая». 
 
Когда я ушла, Андрей избил старшего ребенка. Сын позвонил мне в слезах и попросил забрать его.
 
Когда ситуация стала совсем невыносимой, Наташа обратилась за помощью в Кризисный центр. Сейчас Наталья с мужем в разводе. По ее словам, он не интересуется детьми, даже несмотря на то, что один из их детей серьезно болен – у него онкология. 

Анна и Иван. «Ты моя, что хочу, то и делаю»

– До свадьбы Ваня был замечательным! Что с ним случилось потом, даже не представляю.  Когда мы поженились, он сказал мне: «Ты теперь моя, что хочу, то и делаю». Он начал пить, периодически уходил в запой, стал поднимать на меня руку. Возможно, все слишком сильно изменилось после смерти моего отца. Пока папа был жив, Ваня его побаивался и не показывал свой нрав. 
 
...На протяжении девяти лет совместной жизни Иван сильно и жестоко избивал жену. Но Аня всё ему прощала. Говорит, потому что любила.
 
– Муж постоянно ревновал меня, хотя его ревность была абсолютно беспочвенной. Бывали дни, когда он закрывал меня с ребенком на ключ, я даже не могла выйти из дома.
Однажды мы с малышом пошли спать в детскую, Ваня сильно напился, ему стало скучно и он поджег в комнате мебель.
Это было так страшно! Страшно вспоминать. Ребенок теперь боится огня. 
 
...Аня давно хотела уйти от мужа, но спрятаться было негде. У женщины есть своя квартира, но это совсем рядом с домом Ивана. 
 
– Я давно поняла, что надо бежать, ведь ничего не изменится. Но я безумно боялась уйти, мне и помочь некому. Обращалась в полицию, а что толку – подержат его несколько часов, выпишут административку и отпускают, а он только сильнее злился.
 
Моя попытка уйти не увенчалась успехом – я ночевала в свой квартире, а Ваня забрался на второй этаж по газовой трубе, влез в квартиру и пытался меня задушить.
Не могу передать, как это было страшно! 
 
...Сбежать от тирана-мужа Ане помог случай. Женщина привела в детский сад ребенка, заведующая увидела, что Аня вся в синяках – накануне муж снова жестоко избил ее.
 
– Заведующая посоветовала обратиться в Кризисный центр. Действовать решили быстро, ведь муж меня поджидал на улице. Нас с ребенком вывели через черный ход и забрали в больницу. 
 
После лечения Анной занялись специалисты Кризисного центра. 
 
– Тут меня очень поддержали. Я приехала забитая, никого не хотела видеть, всех боялась. Сейчас я уже уверена в себе. Ваня до сих пор не знает, где я нахожусь. Я ему не сказала, сменила номер телефона. Не хочу никакого продолжения, хочу забыть такую семейную жизнь как страшный сон! Сейчас мы уже в разводе.
 
...Аня обращается к женщинам, которые оказались в подобных ситуациях:
 
– Такое отношение к себе нужно рубить на корню! Ни в коем случае не прощайте тирана, иначе это повторится в следующий раз.
 

Олеся и Тимур. «Изменял мне, когда я была на 8-м месяце беременности»

– С Тимуром мы прожили вместе два замечательных года. Это был очень заботливый человек, семьянин. Он красиво ухаживал, дарил цветы, писал романтичные смски. Мы поженились, я забеременела, – рассказывает Олеся. – Когда я была на восьмом месяце, его поведение вдруг круто изменилось. 

Мужа подолгу не было дома, ему безразлично стало мое состояние. Сначала я связывала его постоянное отсутствие с работой. Он приезжал после трехдневного отсутствия, поест, помоется, выведет меня на конфликты и уедет.  Это уже позже я узнала, что у него появилась другая. Он отдыхал с любовницей на турбазе в тот момент, когда я лежала в больнице. 

Олеся в ужасе прожила целый месяц, потому что не понимала, что происходит с ее мужчиной. 

– Я пыталась поговорить с ним. Если это была какая-то беда, я бы все силы приложила, чтобы исправить это. 

Женщина родила здоровую девочку, а в день выписки муж предпочел провести время с любовницей.

– Я приняла решение всё изменить. Озвучила это Тимуру, он раскаялся: мол, я всё осознал, давай сохраним семью, я тебя люблю. В тот момент я очень хотела ему верить и поверила. 

Вскоре квартиру, в которой жила молодая семья, пришлось продать. Супруги переехали к маме Тимура. 

– Месяц спустя после ужасной жизни, которая сопровождалась постоянными драками, отъездами мужа, я поняла, что надо расходиться.

Я круглосуточно находилась в затравленном состоянии. Тимур стал со мной жестоко обращаться – если раньше мог просто грубо оттолкнуть, то потом швырял меня, как вещь.

Может, я где-то провоцировала его, но мне было больно, я не могла об этом молчать.

Свекровь помогала мне с ребенком и со временем взяла на себя все обязанности по уходу за крошкой. Потом она, видя меня, затравленную и угнетенную, полностью отстранила меня от «кормлений и пеленаний». И когда в один момент я психанула и сбежала из дома, ребенка мне уже не отдали. Я сняла квартиру, но дочку забрать так и не смогла, меня просто не пускали на порог. 

Несколько месяцев я ходила по инстанциям, но тщетно. Мне давали устные рекомендации, а мне нужна была физическая помощь. Муж меня оскорблял по телефону, угрожал. Даже заявился ко мне на работу со своей мамой! Они пришли к начальнице и просили ее меня образумить – я должна была отказаться от ребенка. К счастью, у меня адекватное руководство. 

У Олеси уже опустились руки. Она пришла к инспектору ПДН и предупредила, что воспользуется единственным выходом, который видела в тот момент, – пойти на Первый канал и на всю страну рассказать свою историю.

– В тот же вечер мне ребенка принесли, я уехала в Тулу. Здесь я почувствовала больше сил, особенно когда обратилась в Кризисный центр. Но террор со стороны мужа продолжался, он хотел вернуть ребенка. Я уверена, что наша дочка была разменной монетой, чтобы наказать меня. Тимур с мамой «атаковали» Кризисный центр, как-то отслеживали мою геолокацию.

Несколько месяцев назад Олеся подала на развод.

– Я очень боялась, что, когда пройдет суд, его не остановит решение, он увезет от меня ребенка. Но работа психологов делает свое дело. Сейчас я себя чувствую очень уверенно. Я уже не боюсь его. Мои рекомендации женщинам, которые попадают под насильственные действия, – отсекать это сразу. 

Моя большая ошибка была в том, что я сама себя затянула в эту яму. Если бы я приняла решение сразу, всё сложилось бы проще. 

Если он ударил – надо уходить. Сила удара, как и степень наглости, приобретает всё больший масштаб. Когда ты простил человека за его зверское поведение, он остался безнаказанным. Ребенок, который растет в семье, не должен видеть это насилие, эти ужасы!

...Женщина признается, что хотела уйти от мужа тихо-мирно. Она не собиралась прятать ребенка от мужа и свекрови. Но из-за неадекватной реакции Тимура молодой маме приходится скрываться в стационарном отделении социальной реабилитации для женщин и детей Кризисного центра. Супруг говорит, что борется за малышку, но при этом не предоставляет никакой физической или финансовой помощи.

– Конечно, не так я себе декрет представляла. Жаль, что в нашем государстве так долго тянется бракоразводный процесс. Мы бы уже жили спокойно, но пока вынуждены скрываться. А я хочу успеть насладиться материнством! Мне кажется, сейчас муж тоскует по мне. Пишет красивые смски, предлагает вернуться. Но меня это уже не трогает. Точка невозврата пройдена. 

Евгения и Юрий. «Муж принуждал меня к сексуальным извращениям и избивал в постели»

Евгения вспоминает свой брак с ужасом. 
 
– В браке с Юрием мы прожили почти 13 лет, у нас двое детей. Сначала, как и у всех молодоженов, у нас всё было хорошо. Но мы попали в автокатастрофу. Муж сильно пострадал, у него была трепанация черепа. С того момента в нашей семейной жизни началась черная полоса – у Юры после аварии появились «сдвиги по фазе»… Его поведение изменилось: он принуждал меня к каким-то сексуальным извращениям, которые мне категорически не нравились. Я не хотела этого, и за мои отказы он бил меня.
 
На работе у Евгении начали подозревать, что в ее семье не всё благополучно. Но женщина не признавалась коллегам. Свекровь, которая жила с супругами в одной квартире, делала вид, что ничего не замечает.  
 
– Юра меня сильно ревновал ко всем. Я из-за него перестала общаться с друзьями, знакомыми. Через время я забеременела в третий раз. Муж был уверен, что ребенок не от него, а свекровь только масло в огонь подливала. Из-за их давления и манипуляций я сделала аборт. Но я так хотела этого ребенка! Это оставило тяжелый след в душе. Правда, к психологу я не обратилась.
 
Сначала Евгения оправдывала Юру, потому что любила. Всё прощала, но потом все чувства иссякли. 
 
– Из-за отсутствия теплоты, заботы, внимания я начала переписываться с другими мужчинами. Конечно, я с ними реально не встречалась, просто хотелось почувствовать себя нужной. Муж это увидел и очень сильно меня избил, до сотрясения мозга. Приезжала полиция, но полицейские только развели руками, сказав, что это дело семейное. 
 
В очередной раз пара помирилась, решив начать всё с чистого листа. 
 
– Снова всё пошло по кругу, как в страшном кошмаре. Я забирала детей и уезжала, муж приходил мириться, каялся. А я… я снова прощала.  
 
Вскоре Евгения решилась и подала на развод тайком от мужа. Она надеялась, что ему придет повестка, когда она скроется. Но вышло иначе. 
 
– Юра увидел заявление, начал меня душить, избивать, хотел сбросить с балкона.
Под его напором мы поехали в суд. Там, увидев мои синяки и заплаканное лицо, заявление отказались отдавать. Тогда я решила усыпить бдительность мужа, стала вести себя нормально, спустя время забрала заявление о разводе, а сама продумывала, как быть дальше.
 
Но с таким тираном о спокойствии оставалось только мечтать. Всё это время двое детей были свидетелями насилия в семье. Старшая дочь всегда уходила за мамой. Но после того, как отец заявил ей, что в таком случае она предатель, у девочки отложилось это в голове. И в очередной раз она не пошла за Евгенией, осталась с папой. 
 
– Я узнала про Кризисный центр и просто сюда прибежала после очередного избиения: у меня было сломано ребро. Мы с мужем пошли в магазин, пока он ждал на улице, я с младшим ребенком вышла через другой вход и убежала. 
 
Евгения снова подала на развод, но на этот раз забирать заявление она не собирается. 
 
– Сейчас старший ребенок с отцом, а мы скрываемся. Будучи на расстоянии от него, я уже могу твердо действовать и говорить. Да, он снова просит прощения, обещает, что всё будет хорошо. Я больше не хочу в это верить. Просто знаю: если вернусь, он меня может убить. 

Куда обращаться

Для тех, кто реально опасается за свою жизнь, кому некуда бежать и не к кому обратиться, в Туле работает Кризисный центр помощи женщинам. Пережившим семейное насилие предоставляют не только моральную поддержку, к женщине тут же прикрепляют команду специалистов, которые помогут выбраться из этой ямы. При необходимости для защиты жертве предоставляют и убежище, сохраняя при этом полную конфиденциальность. 
 
Эвелина Шубинская, директор Кризисного центра помощи женщинам: 
 

Эвелина Шубинская

– Очень часто звучит, что произошел семейный конфликт из-за ревности и в порыве этого чувства со стороны мужчины были проявления домашнего насилия. Мужчина может себя оправдывать тем, что хочет защитить семью, но из практики мы видим – за этим всем скрывается желание контролировать и устанавливать власть над всеми членами семьи. 
 
Мужчина говорит, что никогда не поднимал руку на своих детей. Но если ребенок видел, как папа избивал маму, слышал это из другой комнаты, степень его переживаний и травматизма возможна даже больше.
 
Только за первое полугодие 2019 года в Кризисный центр по поводу жестокого обращения обратились 165 женщин (у них 247 детей).
 
У нас выстроена серьезная программа реабилитации. Каждой женщине предоставляется психолого-педагогическое сопровождение, юридическое, социально-правовое, медицинское и социально-бытовое. Важно отметить, что психологи также работают и с детьми.
 
 
По словам Эвелины Борисовны, достаточно часто в центр приходят разъяренные мужья с требованиями вернуть жену и детей. 
 
– Как только у обидчика забирают жертву, вся агрессия переносится на нас. На самый острый период  в роли жертвы оказываемся мы. Хорошо, когда мужчины понимают, что нужно отпустить жену, и сами просят оказать им помощь, в том числе и психологическую. Мы советуем, куда им можно обратиться. В Кризисном центре работает много проектов, один из них – «Больше не супруги, но по-прежнему родители». Психологи и служба семейной медиации помогают мужчине и женщине договориться о том, как они будут заботиться о детях. 
 
В пресс-службе УМВД России рассказали, что бытовые ссоры фиксируются практически ежедневно, но многие впоследствии забирают свое заявление обратно. Полиция тесно сотрудничает с Кризисным центром, при необходимости подключаются различные подразделения.
 
 

Комментарий психолога: Тираны не меняются!

Анжела Харитонова:
 

Анжела Харитонова

– Тревогу нужно бить ещё до того, как на вас подняли руку. Если замечаете в мужчине признаки агрессии к другим людям, к слабым, к родственникам, то нужно насторожиться. Если по отношению к вам мужчина применяет приёмы давления, манипулирования, словесной агрессии, то тут и до рукоприкладства недалеко. Не надо списывать на то, что у него стресс, он устал, понервничал и т.д. Есть границы, которые просто нельзя переходить. Агрессоры и деспотичные люди, тираны никогда не меняются. Изменения возможны только в худшую сторону с возрастом. Поэтому верить, что человек изменится, вообще нет смысла, надо брать ноги в руки и бежать.
 
 Часто тираны после сильных выплесков агрессии становятся нежными, ласковыми, стоят на коленях, просят прощения, каются, обещают, что это последний раз, и так далее. Но это «качели» – как только вы его простите, агрессия начнёт нарастать снова.
 
 За помощью нужно обращаться к родственникам, которые способны заступиться, к друзьям, в полицию, в центры помощи жертвам насилия.
Женщины, которые пишут заявления в полицию, а потом забирают, просто дают слабину и очередной раз ведутся на красивые обещания. Это опасные и разрушительные иллюзии. Тут ещё примешивается страх остаться одной, страх перемен... Для детей пары, где мужчина тиран, нет ничего разрушительнее, чем быть невольным участником этой трагедии. Для детей лучше быть без отца вообще, чем оказаться в такой ситуации.
 
 Любящие, заботливые, умеющие дарить любовь мужчины никогда не становятся тиранами и деспотами! Это иллюзия. Значит, вы ошиблись в человеке и не заметили в нём опасной агрессии, склонности к манипулированию и деспотизму. Будьте внимательны! Смотрите, как мужчина относится ко всем окружающим людям.
 
 Деспотичные больше чем другие склонны к красивым словам, обещаниям, дорогим подаркам и широким жестам. Поэтому женщине может казаться, что это проявление любви, на самом же деле это проявление власти, которое потом обернется жестокими последствиями.
 

Запишите телефоны

Кризисный центр помощи женщинам:
Тула, ул. Демонстрации, 11. Тел. (4872) 30-97-78.
Режим работы: пн.-пт. 8.00 – 20.00,
обед. 13.00 – 13.48, сб.-вс. – выходной.
 
Служба экстренного реагирования: (4872) 56-55-30.
 
Служба семейного консультирования: (4872) 30-93-07, 56-83-99.
 
Телефон доверия: (4872) 56-46-36, круглосуточно.

 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
29 августа, в 10:38 +7
Выходные в Туле: 30 августа – 1 сентября
Выходные в Туле: 30 августа – 1 сентября
Что делать, когда умер близкий человек
Что делать, когда умер близкий человек