Константин Райкин: «Деньги и слава меня не интересуют»

Константин Райкин: «Деньги и слава меня не интересуют»

В Ясной Поляне гостил Константин Райкин со своим выпускным курсом школы-студии МХАТ. Спектаклями своих студентов он представил особый взгляд на русскую классику.

В Ясной Поляне гостил Константин Райкин со своим выпускным курсом школы-студии МХАТ. Спектаклями своих студентов он представил особый взгляд на русскую классику.

Надо приглашать

«Наш Пушкин. Руслан и Людмила. Jam Session», «МЫкарамазоВЫ. Диалоги» были необычны, оригинальны и эмоциональны – как и полагается молодому студенческому восприятию.

Завершились мини-гастроли спектаклем самого мэтра «Самое любимое. Отец. Профессия. Стихи». В свободное от спектаклей время он нашел время и для того, чтобы ответить на вопросы «Слободы».

– Константин Аркадьевич, как думаете, самому Толстому Ваши спектакли, показанные в Ясной, понравились бы?

– Если была бы та искренность, с которой мы обычно их играем, то да, думаю, понравились бы.

– А как вообще родилась идея этих гастролей?

– Сам проект готовили почти за год. Толчком к гастролям стала наша встреча с Владимиром Ильичом Толстым в Лондоне во время Олимпиады. Там были люди из разных областей человеческой деятельности. Мы с ним несли олимпийский факел как деятели культуры. Владимир Ильич упомянул, что они только что отреставрировали клуб, и пригласил приехать со спектаклями.

– Что скажете о зале дома культуры «Ясная Поляна»?

– Мы им буквально очарованы. Тут все очень правильно организовано – угол наклона, сама сцена, которая хорошо соотносится со зрительным залом. Очень все уютно и хорошо.

– Аналоги подобных гастролей – на родине кого-то из русских писателей –  в Вашей практике уже были?

– Мы ездили в Старую Руссу, к Достоевскому. В Пушкинские горы. В Спасское-Лутовиново, правда, к сожалению, без спектакля. Мы вообще приверженцы классики.

– А в самой Туле провести подобные выступления не было интереса?

– Дело не в нашем интересе. Это происходит в лучшем случае при равной заинтересованности обеих сторон. Но инициатива, как правило, исходит от приглашающей стороны. Приглашать надо.

Кино и жизнь

– Говорят, Вашим студентам-первокурсникам вы запрещаете сниматься в кино.

– Это не я запрещаю. Это нормальная практика любого театрального вуза. Если с девяти утра до двадцати двух вечера идут занятия, времени на съемки просто не остается.

– И исключений не бывает?

– Разве что какой-то невероятный значимости сериал. Но и тогда надо просто выбирать. У нас был случай – нашу студентку-первокурсницу пригласили на главную роль в фильме «Стиляги». Сначала пришел Леня Ярмольник, он был продюсером этого фильма, за нее просить. Потом она сама. Я сказал, что все понимаю и это очень серьезно может как-то решить судьбу. Замечательный режиссер Валера Тодоровский, наверняка замечательный сценарий. Но тогда снимайся, учиться будешь позже. Я был уверен, что она выберет кино. Но она выбрала учебу. А в этой роли замечательно снялась Оксана Акиньшина.

– Но ведь студенты все равно каким-то образом в кино проникают!

– Обычно с формулировкой «в свободное от работы театра время». Или приходится выбирать между учебой и кино. Но дисциплинированные люди могут сниматься, продолжая работать в театре. У нас Максим Аверин, будучи задействован в «Глухаре», не пропустил ни одной репетиции. На съемках он был ночами, а утром уже приезжал в театр. Причем в абсолютной форме, не чувствовалось, что он не спал. Я даже не знал, что он где-то еще занят.

– Вы ведь и сами последнее время совсем не снимаетесь.

– У меня нет времени, и я не вижу смысла в этой работе. Ведь в кино очень мало что-то от тебя зависит как от артиста. Это совсем технический вид искусства. Ты можешь талантливо сниматься, но из этого ничего не выйдет, потому что тебя не так смонтировали, не так сняли и так далее. В кино идут в основном ради денег, ради славы, ради художественного результата. Первый этап: деньги и слава – это уже то, что меня не очень интересует. Есть вещи более знаковые, чем слава, на каком-то этапе жизни это начинаешь понимать. А художественные рубежи – они, конечно, в театре. Никогда в жизни не сравню интересность работы в театре с кино.

– Зато кино остается как минимум надолго, в отличие от сцены.

– Зачем тебе оставаться в качестве, за которое не хотелось бы отвечать? Лучше коротко, но гениально, чем навсегда, но очень средне. Кино – искусство обмана. Назовем, например, пятерку самых гениальных американских актеров – Дастин Хоффман, Аль Пачино, Роберт де Ниро, Джек Николсон, Мерил Стрип. Но их же у нас озвучивают! До какой степени унижено достоинство этой профессии, что гениальному артисту в рот нужно вставлять голос и дикцию другого артиста. Разве голос не является частью его искусства? Значит, это не так важно для кино. Это тот вид искусства, который на артиста наступает.

– Трудно поверить, что, например, в «Труффальдино из Бергамо» Вы не получали удовольствия.

– Не получал. Потому что в это время играл «Записки из подполья». И сравнить две эти работы я не могу. Кино использует то, что ты уже научился делать в театре. Поэтому умные люди работают здесь. Это кузница мастерства. А кино – кузница славы, денег, чего-то другого.

Сын Райкина

– Слава отца оказывает на Вас влияние и по сей день?

– Конечно, он всегда мешала. Ведь это не твое достижение, это то, что тебя конфузит, закрепощает, и интерес к тебе лишь как к сыну великого артиста, вообще говоря, неприятен. Притом что ты очень любишь своего папу, обожаешь его творчество, он для тебя и в художественном смысле учитель. Но фамилия та же, и тебя сравнивают с ним впрямую, и это сравнение не в твою пользу. Потому что он уже мастер, а ты еще никто, ученик. Для большинства населения я по-прежнему все равно сын Райкина. Поэтому когда говорят Константин, не помню вашего отчества... это хорошо. Значит, кто-то меня числит отдельно.

– Анекдот про журналистку, которая не помнила Вашего отчества, был в реальности?

– Это много раз повторялось и повторяется сейчас. Марк Розовский, который запустил эту историю, дополнил, что я сказал «вон отсюда». Этого не могло быть, хотя бы потому, что это невежество и бестолковость мне в какой-то мере симпатичны, потому что человек ко мне относится отдельно. Без предыстории, без мещанского интереса через папу.

– Папа во многом в свое время был эталоном вкуса. И в работе, и даже в манере одеваться. В последнем Вы с ним схожи?

– Я, наоборот, всегда плохо одевался. Это потом встречающиеся на моем пути женщины привили мне вкус. Я очень любил простую некрасивую советскую одежду. Самое ужасное в детстве, когда мне из-за границы что-то привозили. Я надевал эти нарядные костюмы и выходил во двор к моим товарищам, и мне было неуютно.

– Вы сказали, что в Ясной Поляне Вам все нравится. Выходит, хотели бы сюда вернуться?

– Посмотрим. Завершим гастроли, а потом уже будем думать о новых планах.

Из досье «Слободы»

Константин Райкин, российский актер театра и кино, руководитель московского театра «Сатирикон», профессор.

Лауреат многочисленных театральных премий, в том числе премии «Золотая маска». Кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством» III степени.

Снимался в фильмах «Свой среди чужих, чужой среди своих», «Труффальдино из Бергамо», «Остров погибших кораблей», «Неудача Пуаро» и др.

Супруга Елена Бутенко – актриса театра «Сатирикон». Дочь — актриса Полина Райкина, окончила Высшее театральное училище имени Б. В. Щукина, актриса театра им. К. С. Станиславского, сотрудничает с театром «Сатирикон».

Автор Сергей Гусев

5 марта 2013, в 11:27 0
Другие статьи по темам
Прочее

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день