Делай что должен, и будь что будет!

Делай что должен, и будь что будет!

Игорь Панченко, председатель Тульской областной Думы, о жизненных принципах, перспективах развития области и любимых одесских анекдотах – в эксклюзивном интервью «Слободе» и MySLO.ru.

Игорь Панченко, председатель Тульской областной Думы, о жизненных принципах, перспективах развития области и любимых одесских анекдотах – в эксклюзивном интервью «Слободе» и MySLO.ru.

У него потрясающее чувство юмора и образцовый порядок на рабочем столе. Он педантичный и жесткий модератор на собраниях депутатов. Отличный собеседник, хотя редко дает интервью. Потому что считает себя прежде всего инженером и только потом – менеджером и политиком.

- Вы участвовали в разработке концепции  Стратегии  развития машиностроения Тульской области до 2030 года. Считаете, что надо развивать машиностроение?  А как Вы себе это представляете?

- Машиностроение может развиваться только в одном случае: если мы сумеем создать и предложить рынку новый продукт! Вот, например, вы пользуетесь iPad. Все очень просто и интуитивно понятно, а  сколько мозгов туда заложено?! Еще 3-4 года назад вы бы пришли со здоровенным ноутбуком. На планшеты сейчас подсадили весь мир. И у меня они тоже есть. Удобно в дороге почту и информацию посмотреть. Кстати, библиотека у меня там огромная. Жаль только, что эта техника не работает со сложными программами. Тем не менее никто не носит с собой ноутбуки. Так и с машиностроением. Попытка возрождения старого производства в любом случае обречена на провал. Идеи пока отсутствуют.

Недавно общался с Алексеем Рогозиным. С его слов, руководство Группы компаний «Промтехнологии» рассматривает возможность изготовления в Туле стрелкового оружия совершенно нового уровня, с другими подходами, на конкурентном оборудовании. А бесконечно делать «калаши» 47-го года – бесперспективно. Кроме того, у нас проблема не только в том, чтобы придумать что-то новенькое. Проблема – из чего сделать, на чем сделать и как сделать. В России фактически отсутствует высокотехнологичное станкостроение, 100% оборудования, и инструмент мы покупаем за рубежом.

- Кто будет делать, наверное, тоже проблема?

- Это вообще главный вопрос.  В идеале как должно быть?  Начинающий токарь выполняет простые операции на производстве и параллельно три года учится в  техникуме. И только после этого его можно учить работать на высокотехнологичном оборудовании. Вот тогда все получится. Сейчас в стране лестница обучения персонала – ПТУ, техникум, обучение на предприятии, повышение квалификации – на большинстве заводов разрушена.

Персонал, который идет работать на промышленные предприятия, по своему интеллектуальному уровню гораздо ниже, чем 20 лет назад, когда я пришел на завод рядовым инженером. Если человек учился в ПТУ, он умел читать чертежи, пользоваться  измерительным инструментом и понимал, что совать голову в шпиндель токарного станка точно не нужно. Сегодня мы вынуждены обучать людей с нуля. Шесть месяцев учим, прежде чем допустить к станку.

- И все-таки, какие перспективы есть у Тулы?

- В программе развития машиностроения, которую  разрабатывало региональное Министерство экономического развития и промышленности, есть позиции, дающие надежду. Во-первых, это создание специализированного инструментального производства, которое объединит потребности оборонных и необоронных заводов на территории области. Инструмент – это 80% успеха. Во-вторых, строительство заготовительных производств. Одно из таких мы строим в Суходоле – огромный по машиностроительным меркам завод, где будет расположен большой пресс. Инвестиционные вложения – 8 млрд руб. на два года. В марте 2013 года пройдут испытания пресса, а к концу года запустим завод в промышленную эксплуатацию.

Я был недавно в городе Сан-Себастьян, это Страна Басков (Испания). Смотрел производство высокотехнологичных станков. Там работает 70 человек: 40 инженеров и 30 рабочих. Они делают станки, которые по своим параметрам превосходят продукцию известных марок. Оборот не очень большой – примерно 30 млн евро в год. Делают 20 станков в год – и все нарасхват. Вот и нам надо развивать такие производства – компактные, высокотехнологичные, с высоким уровнем кооперации, где будут работать до 200 человек. Но это очень сложная задача.  А мы оказались областью химиков и металлургов, при этом не имея газа и железной руды.

Эти производства тоже себя не очень хорошо чувствуют. Если кто-то скажет, что у него все хорошо, – не верьте. Это нормальное состояние бизнеса. Если чувствуешь себя хорошо – ты или сумасшедший, или не знаешь рынок.

- Когда говорят об инвестиционной привлекательности региона, всегда оглядываются на Калугу.  А если взять Алексинский район, насколько он привлекателен?

- Инвесторы смотрят на простые вещи: есть рабочие руки или нет. На «Тяжпромарматуре» работают 5,5 тыс. человек. Взяли бы еще 500-600. Но квалифицированных кадров не хватает. Запущен большой стекольный завод. Надеюсь,  с назначением Алексея Рогозина на Алексинский химический комбинат там тоже начнется развитие.

А калужане просто пораньше начали системно работать. Те направления развития, которые сейчас инициирует Владимир Сергеевич Груздев, там внедрили лет восемь назад. А у нас за плечами слишком большой груз прошлых неэффективных решений. Элементарный пример. Вместо того чтобы построить четыре новых микрорайона вокруг Тулы, уплотнили застройку в городе. Зачем? Планов перспективного развития Тулы с точки зрения жилищного строительства я пока не вижу.

- На Градостроительном совете называли точки роста Тулы…

- Да! Одна – возле городского кладбища и «Тулачермета». Вторая  – Зеленстрой, к кладбищу и Косогорскому металлургическому… Единственное место, где можно строить – бывший аэродром.

- Кстати, об аэродроме. На Думе поднимали вопрос о его строительстве в Ефремове. Ваше мнение об этом проекте? Хотя в Калуге собираются построить международный аэродром. Можно будет быстро доехать и улететь куда надо.

- Это была идея фикс прежнего губернатора. Я не знаю, как это все можно реализовать. А улететь надолго из этой страны я не готов, честно говоря.

- Вы прошли путь от инженера до руководителя большого предприятия и политика регионального масштаба. Что Вам ближе?

- Решение инженерных задач. Я и сейчас инженер, а не 100-процентный менеджер. Диссертацию написал по управлению сложными специальными процессами. Сложные специальные процессы – это процессы штамповки, литья, нанесения спецпокрытий. Дочь пошла по моим стопам. Она тоже кандидат наук и, как и я, закончила МТ факультет в политехе. Правда, у нее специальность «управление качеством».

Когда все пошли работать в палатки (вспомните конец 80-х – начало 90-х),  я остался на заводе. Мы модернизировали старые технологические линии (они, кстати, до сих пор работают), формировали новые цеха, было очень интересно. Потом был период застоя, когда у предприятия не было денег. 10 лет назад сменился собственник, и мы опять вернулись к решению крупных инвестиционных задач.

- То есть Вы верили в возрождение производства?

- Я спокойно занимался тем, что надо было делать. И не особо верил во что-то. Есть такой принцип – делай что должен, и будь что будет. У меня так получилось, у других – иначе. Я знаю очень многих, кто был отличным преподавателем в высшей школе, а потом ушел в бизнес. Сейчас как бизнесмены из себя ничего не представляют, а преподаватели уже никакие.

- Что бы Вы сказали тем, кто сейчас определяет свое место в жизни?

- У меня нет готового решения. Но в качестве рекомендации скажу так. У нас впереди век высоких технологий и век профессионалов. Чтобы чего-то добиться в жизни, надо быть специалистом. Если вы хотите быть юристом, постарайтесь стать юристом уровня Фёдора Плевако. Хотите быть инженером – смотрите на тех преподавателей, которые вас учат и кто в свое время обеспечил технологический прорыв Советского Союза из крестьянской страны в серьезную высокотехнологичную державу. Если занимаетесь программированием – для вас икона Стив Джобс. И правильно формируйте учет своей интеллектуальной собственности. Как Билл Гейтс. Он стал самым богатым, потому что правильно заключил контракт на использование программного обеспечения для ЭВМ.

Придя на предприятие, конечно, чему-то научишься. Но это возможно, если есть определенный багаж. Я имею в виду классическое образование по специальности.

- Сейчас очень широко обсуждают закон об образовании, о высшей школе, о ее реформе…

- Я честно могу сказать, учиться можно везде – там, где есть научная школа. Но первое высшее образование надо обязательно получить очно! Потому что оно прививает навыки работы с информацией, учит решению системных задач. Дальше повышайте свой уровень так, как хотите.

Кстати, по специальностям, связанным с машиностроением, наш знаменитый Тульский политехнический институт всегда находился выше по уровню, чем многие зарубежные и московские университеты. Он был не хуже Бауманки.

Сам я был немножко разболтанный студент. Ездил в стройотряды. А красный диплом мне не дали из-за одной «четверки» – пересдавать было лень.

- Вы спортивный человек?

- Плаваю по утрам.

В Алексине – два бассейна. Завод содержит один из них. Длина бассейна – 25 метров. Немецкое оборудование очистки воды позволяет использовать воду с минимальным содержанием хлора. 600 детей бесплатно занимаются в секциях. Я вообще считаю, дети должны посещать бассейны и все спортивные секции бесплатно – нельзя на этом зарабатывать! Крупные промышленные предприятия могут помочь в этом местным бюджетам. Что, например, для «Тулачермета» содержать два бассейна? Ерунда!

Мы и футбольное поле построили с искусственным покрытием, в следующем году планируем построить лыжероллерную трассу в Алексине.

- Вы очень грамотно выстраиваете отношения с депутатским корпусом…

- Моя позиция – организовывать работу Думы, выстраивать конструктивное взаимодействие с исполнительной и судебной властью, с прокуратурой.

Есть знаменитая фраза, которую приписывают Вольтеру: «Я не разделяю ваших убеждений, но готов отдать жизнь за ваше право их высказывать». Ну, жизнь за эсеров или коммунистов, например, я не готов отдать, но мое политическое понимание ситуации таково: они имеют право так говорить, потому что их выбрал народ. Те люди, которые за них проголосовали, делегировали им право защищать их так, как они их убедили.

- У Вас есть мечта?

- Нет. Мечта – это что-то не очень реальное. Нельзя мечтать купить автомобиль – его надо купить. Или поехать отдыхать.

- Вы счастливый человек?

- Я бываю доволен собой. А большую часть времени – недоволен.

- А когда Вы бываете довольны собой?

- Когда получается что-то глобальное.

- У Вас есть любимый анекдот?

- Мой отец учился в Одесском электромеханическом институте, семья каждый год три недели отдыхала в Одессе – мы снимали квартиру. Море, пляж, рачки в бумажном пакете... Поэтому у нас в семье много одесских анекдотов. Анекдоты достаточно короткие, емкие, их можно рассказывать несколько раз, и они не надоедают.

Вот, например.

Звонок. «Алло, это Рабинович?» «Рабинович». «Из вашего банка беспокоят. У вас на счету  минус 500 долларов». «Да-а-а? Ну, а так шо там было две недели назад?» «Плюс 500». «А месяц назад?» «Плюс 3000». «А полгода назад?» «Плюс 10000». «И я вам таки хоть раз позвонил?»

Или классический анекдот о переносе ответственности.

Ночь. Коммунальная квартира на Молдаванке. (А там были очень интересные квартиры, их в фильме «Ликвидация» видно, вдоль них с улицы шел длинный балкон.  Причем там все удобства – на дворе).  Абрам с Сарой спят. Абрам не спит, ворочается. Сара толкает: «Абрам, ты чего не спишь?»  «Сара, я должен нашему соседу Мойше 5 рублей, завтра – срок отдавать». Сара вскакивает в ночной рубахе, подбегает к стене, начинает колотить: «Мойша, Мойша, проснись!» «Сара, что, пожар?» «Да не, мой муж Абрам должен тебе 5 рублей. Так вот он тебе завтра их не отдаст». «Спи, Абрам, пусть теперь Мойша не спит!»

Самый мой любимый, почти принцип: «Мама, жарьте рыбу». «Так нет рыбы!» «Вы жарьте, рыба будет». Он очень ёмко описывает жизнь, в том числе на производстве. В любой ситуации – это фактически кредо жизни.

4 декабря 2012, в 12:55
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день