"Я видела Ленина!"

У одной из старейших жительниц Воловского района Клавдии Берниковой просто потрясающая память. И это в 97 лет!

У одной из старейших жительниц Воловского района Клавдии Берниковой просто потрясающая память. И это в 97 лет! Рассказом о своей нелегкой судьбе, прошедшей через революцию и две войны, Клавдия Афанасьевна поделилась с читателями "Слободы".

"А он росточком был ма-а-аленький такой..." - жительница Волова Клавдия Афанасьевна Берникова помнит ту далекую встречу с Лениным как сейчас!

УКРАИНА
Мы постучали в дверь квартиры дома дореволюционной постройки. Звонкий женский голос: "Кто там?" Клавдия Афанасьевна шустро вышла навстречу, провела в сверкающую чистотой светлую комнату с русской печью, усадила за стол, сделала потише приемник... И только когда расселись, мы поняли, что бабушка слепая.
- Я уже года три ничего не вижу, - пожаловалась Клавдия Афанасьевна. - Да и память уже не та, старею!
Ну, насчет памяти, как выяснилось, Клавдия Афа-насьевна явно погорячилась. Всю свою жизнь (а ей 98-й год пошел) она помнит так хорошо, как мы - вчерашний день. Наверное, такую жизнь не запомнить трудно...
Родилась Клавдия на Украине. Их станция Ворожба Сумской области была крупным населенным пунктом. Клава - седьмой ребенок в семье, а всего детишек было десять. Жили трудно, работали как могли.
- Мой отец был очень трудолюбивым человеком, - вспоминает бабушка. - У нас были свои лошадь, корова, поросята, двор большой. Отец летом по хозяйству работал, а зимой ездил в Херсон, куда куркули эвакуировались. Он там носильщиком подрабатывал, какую-никакую, да копейку зашибал. А мы с девчонками-сестрами на "поденку" ходили, тоже себе на хлеб зарабатывали.
Первую мировую Клава помнит, хотя была тогда еще ребенком. Немцы приходили в деревню, но бесчинств среди мирного населения не устраивали, были "добрыми и хорошими, не то что в Великую Отечественную".

ЛЕНИН? ТУТ И СЕЛ CТАРИК
Эти строчки из известного всем со школы стихотворения Твардовского - первое, что пришло на ум, когда мы услышали еще одно воспоминание бабушки. И связано оно было с Лениным!
- Сено мы хранили в большом сарае, по-украински он называется "клуня", - рассказывает Клавдия Берникова. - Однажды (дело было в 1916 году, мне было 7 лет) отец пошел к "клуне", набрал соломы и вдруг слышит из-за спины: "Хозяин, не против, я тут у вас спрячусь?" Он того человека спрятал, а потом, когда, видимо, опасность миновала, он привел этого человека в дом. Наверное, папа по дороге рассказал, что у него много детей и живем мы туговато, потому что мужчина этот, сразу как вошел, спросил: "Ну, где тут твои "поросята"?" - и засмеялся. Мы с моими сестренками и братишками на русской печке сидели. Человек представился: "Я - Ленин!" Мы захихикали и спрятались. И тогда Ленин сказал: "Извините, но я без гостинцев". А мы, дураки, кричим ему из-за шторки: "А мы от Вас ничего и не ждали!" - и опять хихикаем...
Ленин был невысок, лысый... Но такой бодренький, настроение у него было хорошее. Его усадили за стол, он поужинал. А потом буквально через некоторое время пришла какая-то женщина, как я потом поняла, жена Ленина - Крупская. Она была некрасивая, как мне тогда показалось, много старше самого Ленина, лицо такое круглое, все в "старческих полосках". Так мне она вспоминается... Она вошла с большой корзиной, полной каких-то книг, учебников. Вроде как учительница или даже кто повыше, в общем, по грамотному делу. Ленин ее по имени-отчеству величал. Она как вошла, он сразу ее в комнату повел. А мы маленькие, но хитрые: давай подслушивать! Значит, Ленин у нее и спрашивает:
- Привезла ботинки?
- Конечно! - сказала она и вытащила из-под книг обычные ботинки.
Ленин тут же стал отрывать от них подошву... А там у них (Клавдия Афанасьевна хитро прищурила глаза и многозначительно подняла кверху палец) - секрет был! Ленин его прочитал и говорит жене:
- Ты у меня молодец!
Похвалил-таки Крупскую!
Как они связались, не знаю. И как ушли, и куда подались, тоже не знаю: мы легли на печку и уснули. А когда проснулись - Ленина и его жены уже не было...
Потом по газетным стать-ям отец следил за жизнью Ленина, но больше с ним никогда не встречался.

1928 год. Такой Клава приехала в Тульскую область.

Интересно, мучила ли Ильича совесть, что он тогда, в 16-м году, голодных украинских детишек ничем не угостил?


В ТУЛУ, ЗА ТРИДЕВЯТЬ ЗЕМЕЛЬ
Вскоре Клавдия осиротела. Отец умер от тифа, который волной прокатился после революции, через полгода умерла мать. Клава тоже болела тифом, но выжила.
Когда Клавдии исполнилось 18 лет, муж ее двоюродной сестры предложил ей поехать в Тульскую область, в пос. Ревякино на восстановление железной дороги. Клава подбила подружку ехать вместе.
Когда приехали, работы уже не было. Девчонки оказались никому не нужны, одни в чужом краю, без работы, крыши над головой и средств к существованию.
- Хорошо, в Туле нам попался один старичок, еврей, он приютил нас у себя. Мы убирались, готовили... Жили в летней кухне. Осенью он сказал: "Извините, но мы кухню летнюю на зиму закрываем..." Мы - в слезы! Тогда старик вынес нам палку и сказал по очереди перехватывать ее руками - на сколько длины хватит: чья рука будет последняя, той и ехать домой, а вторая сможет остаться у них нянькой.
Уезжать выпало Шурке. Я сказала, что это несправедливо, это же я ее с места сорвала! Поэтому дяденька Шуру оставил у себя, а мне дал записку-рекомендацию и денег на билет до Волова, где у него работала в аптеке дочь Мария...
Так Клавдия попала в Волово, где живет и по сей день. В аптеке работы не нашлось, но Мария помогла девушке устроиться в столовую. Там Клавдия собирала талоны и раздавала еду. Потом повар Яков Ежов, кстати, тоже еврей, помог Клавдии устроиться буфетчицей в чайную...

ДЕТИ СПАСЛИСЬ ЧУДОМ
Мест работы Клавдия сменила немало. Трудилась везде, где была работа. Вышла замуж за киномеханика Василия и родила шестерых детей. А потом грянула война.
- Это было самое страшное время в жизни. Был голод: мы собирали ржаные колоски, ели гнилую картошку... Самым жутким воспоминанием была бомбежка. Мы жили около железнодорожной станции, немцы начали ее бомбить, один снаряд упал прямо возле нашего дома, да так, что крыша рухнула. Я ночью проснулась, а меня по шею завалило! Дети кричат на кровати. Я - к ним. Смотрю, а балка упала и держится на металлических спинках кровати, детки под ней, целехонькие...
Только потом, откопав детей, Клавдия заметила, что у нее половины пятки нет и пальцы на ноге висят лоскутами. Долго лечилась, два года на костылях проходила...
...Клавдия Берникова работала не покладая рук до самой старости.
Сейчас она живет в доме старинной постройки с печкой (газ провели только три года назад), а воды нет до сих пор - из колонки носит.
- Вот так и живу! - говорит бабулька. - Надоело даже. Старая уже стала, зачем я такая нужна на земле?
Мы Клавдию Афанасьевну успокоили, мол, не надо на себя наговаривать. А раз ее трудная жизнь, полная испытаний и опасностей, подвела ее под вековой рубеж и не сломала, значит, мы приедем к ней и на 100-летний юбилей, а там, глядишь, и еще на какой.

Юлия КОРОЛЕВА,
фото Сергея КИРЕЕВА.

19 марта 2007, в 22:39
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день