Притяжение синего моря

Притяжение синего моря

Автор: Ирина Федченкова.

Помните вы свои детские мечты? А не детские? И все ли они осуществились? Думается, вряд ли. Может быть, все дело в том, что мечтать тоже нужно уметь – страстно хотеть, желать исполнения задуманного и несмотря ни на что идти, стремиться к СВОЕЙ МЕЧТЕ, жить и гореть ею. И ведь есть счастливчики, которым это удается – «поймать мечту».


Море- море – мир бездонный...
Мерный шелест
волн прибрежных.
Над тобой встают
как зори,
Над тобой встают
как зори
Нашей юности надежды.

Юрий Антонов.

Он с раннего детства отчаянно мечтал стать моряком. Именно отчаянно, отдаваясь своей мечте со всей страстью, на которую только способна детская душа.  Откуда, казалось бы, в голых степях Казахстана мечта о море: в радиусе ста километров не было и намека не то что на море или, скажем, озеро, а даже на небольшую речушку. Дошкольником, еще не умея ни читать, ни писать, малыш возюкал по карте мира пластмассовыми корабликами и предавался каким-то только ему ведомым грезам.

Он поступил в мореходное училище вместе с другом после окончания 8-го класса. Семь суток в поезде до Владивостока, и они у цели! Неважно, что голова кружится и ноги подкашиваются от недельного лежания на полке в плацкартном вагоне.  Главное, цель была достигнута! Он успешно сдал экзамены и поступил на первый курс. Друг тоже поступил. Не сказать, что его товарищ разделял огромное стремление бороздить морские просторы, но юность максималистична: за другом да за компанию – хоть на край света!

И полетели в далекие казахские степи радужные письма родителям о том, как счастливо живется новоявленному студенту, подробные рассказы в красках о хмуром осеннем Японском море во всех его оттенках и о скоро осуществимых мечтах будущего моряка.

Через месяц товарищ вернулся обратно и поведал реальную картину об ужасающей дедовщине, царящей в общежитии мореходки…

Мобильных телефонов тогда еще не было,  однако отец смог дозвониться  на кафедру, а потом и в общежитие, где ему сообщили, что сына увезли в больницу с острым аппендицитом. Не откладывая в долгий ящик, всеми правдами и неправдами отец достал билет на самолет до Владивостока и уже на третьи сутки был в больнице.

Сын подтвердил версию об аппендиците, в очередной раз расписал, как хорошо ему обучаться выбранной профессии, однако выглядел очень изможденным и сильно похудевшим. Последствия болезни, подумал отец, но сходил в общежитие.

Бабушка-вахтерша, испуганно оглядываясь, поведала родителю околокриминальную историю о преследовании первокурсников «бандюганами» из числа приближенных к местной золотой молодежи. Особенно доставалось приезжим издалека, вахтерша в деталях описала дикий обряд посвящения в студенты, с издевательствами, а порой и увечьями.

После общежития отец побывал  в училище, но там, кроме официально-вежливого рассказа о достижениях учебного заведения, не добился ничего. Из училища он снова отправился в больницу, подходило время, отведенное для беседы с врачом.

– Все, что я вам скажу, – неофициально. У меня у самого взрослые дети, и как отец я вам сочувствую. Но против системы не попрешь, – устало говорил отцу доктор в белом мятом халате, заваривая чай в литровой банке. – Никакой это не аппендицит, вашего мальчика порезали. Не беспокойтесь, все уже позади, да и порез в общем-то пустяковый, необходимую помощь мы оказали, организм молодой – заживет как на собаке.

– Так вот, – доктор выдержал паузу, – у меня тут уже побывал человек «сверху», – доктор поднял указательный палец и потыкал им куда-то неопределенно в потолок.  – Так что официальный диагноз – аппендицит, – цинично усмехнулся врач и развел руками.

– Я сейчас же иду писать заявление в милицию, – отец резко поставил стакан на стол, расплескав горячий чай, поднялся и направился к выходу.

– Это ничего не изменит, поверьте. Ваш случай не первый, уже были прецеденты. Слишком влиятельная у этих отморозков крыша.

Сын отпирался до последнего и чуть ли не со слезами на глазах покидал город морских причалов, когда отец забрал документы из училища и купил билеты на поезд домой.

Кто бы мог подумать, окончив десять классов, он снова поехал поступать в мореходку! И кто мог подумать, что будет иначе? Однако в этот раз он  провалился – для зачисления не хватило одного балла. Снова проделав семидневный путь, вернулся домой и засел за учебники, надеясь поступить на следующий год… Весной его призвали в армию. Два года в далекой таежной Сибири. И нет даже намека на море…

 Ну теперь-то уж точно пройдет эта блажь, думали родители. Парень получил гражданскую профессию, вернется, успокоится, заживет как все.

Может быть, все так и произошло бы, если бы…

Любимая девушка вышла замуж и к его возвращению из армии уже ждала ребенка. Ежедневно видеть, как она проходит мимо его дома утром на работу, а вечером обратно, было выше его сил.    

Осенью он в очередной раз сдавал вступительные экзамены в мореходное училище города Находка. И снова провал. Однако в этот раз он не стал возвращаться обратно в Казахстан, а зафрахтовался на рыболовецкое судно рядовым матросом. Драил палубу, крепил трал, разделывал рыбу, выполнял свою нелегкую работу, но при этом был счастлив.

Наступил очередной абитуриентский сезон, и он снова штурмовал стены мореходки. Судьба проявила свою благосклонность – он стал студентом! Четыре года, и долгожданная профессия освоена.

Двадцать лет он жил морем и в море. Практически не бывая на берегу, он как будто подгонял судьбу: возвращаясь из рейса, уже спешил уйти в следующий.
Ни семьи, ни детей. Как говорится, в каждом порту по жене, а счастья нет…
Впереди замаячила пенсия. Работа в порту его не прельщала. Страшно было представить себя без моря, даже отсутствие семьи никогда не пугало морского волка.

Последний рейс в Китай и – полная «свобода»!

Из Китайской Народной Республики он не вернулся. Что-то вмиг сломалось в его душе, в том крепком стержне, на который была нанизана вся его предыдущая жизнь с четко выдержанным графиком. Прямо с корабля его увезли в реанимацию с сердечным приступом. Потом еще год он пускался во «все тяжкие», нещадно тратя сбережения и остатки здоровья, благо виза моряка позволяла оставаться на территории страны.

Если бы не Лилиана (такую симпатичную интерпретацию придумал он взамен труднопроизносимого китайского имени), закончилась бы его жизнь в роли китайского бродяги, как впоследствии он не раз любил повторять.

Милая китайская девушка встретилась нашему герою в момент отчаяния и полной потери смысла жизни.

Лилиана была экскурсоводом для русских туристов и одна воспитывала четырехлетнюю дочь.  Через полгода это была счастливая респектабельная семья, он катал пассажиров на прогулочной яхте и воспринимал, как ни странно, уже всё не так трагично.

Родители из Казахстана уже давным-давно перебрались в Тулу, но за 20 лет он летал к ним лишь однажды на недельку, и сейчас, когда престарелые отец с матерью гостили у него уже месяц, наслаждаясь морем и солнцем курортного города, всем сердцем полюбив китайскую внучку, – в его душе царила любовь.

Временами, вглядываясь в морскую даль, стоя за штурвалом своей яхты, его терзали смутные томления, однако, стряхнув с себя пелену наваждения, он в очередной раз поражался,  как же это не понимал, не замечал раньше, сколько ежедневного простого человеческого счастья можно почерпнуть в семье.

3 июля 2013, в 17:16 +4
Нижняя полка
Нижняя полка
Друзья-однополчане
Друзья-однополчане