Друзья-однополчане

Друзья-однополчане

Автор: Инна Кузнецова (Семёнова)

"У вас была опубликована история под названием «Фронтовичка». Можете представить себе моё изумление, волнение и радость, когда я прочитала, что командиром этой фронтовички был мой отец Семёнов Виктор Семёнович, а её лучшей подругой на фронте была моя мама Валентина Шахова (по мужу Семёнова). Благодаря вам мне удалось встретиться с дочерью фронтовички Ольги Наумовой!"

Встреча детей фронтовиков

Она пригласила меня к себе в гости и, трудно в это поверить, мы встретились с ней как родные сёстры. Мы говорили о наших родителях и не могли наговориться – хотелось как можно больше узнать и рассказать и своих родителях.

У наших матерей было много общего – обе родились в центре Тулы, учились в соседних школах, ходили рыть оборонительные рвы, окопы и траншеи вокруг Тулы, обе без колебаний отправились добровольцами на фронт, где прошли сквозь ад Сталинграда и Курской дуги. И только в конце войны их пути разошлись – Ольге пришлось вернуться в Тулу.

Начало любви

Историю любви моих родителей я восстанавливаю по их письмам и скупым рассказам, кое-что я узнала от их друзей, уже когда стала взрослой.

Мои родители впервые встретились, когда отряд добровольцев из Тулы предстал перед капитаном Семёновым, выпускником военного училища. Он был молод, хорош собой, и все девчонки мгновенно в него влюбились. Да и он с удовольствием осмотрел строй юных бойцов – одна другой краше! И вдруг его глаза наткнулись  на два серебристых клинка, споткнулись, перескочили через эти клинки и вновь вернулись к ним: «Какие глаза! Сроду таких не видел. А девушка! Разве такие бывают в реальной жизни? Я думал, что таких можно увидеть только на экране в кинотеатре. А она стоит как ни в чём не бывало и пронзает меня своими острыми глазами-клинками. Что-то сердце даже заболело, но как сладка эта боль…»

Примерно так подумал капитан Семёнов при первой встрече с Валей Шаховой. Она, конечно, выделялась из общей массы. И не только классической красотой, строгими чертами лица, умными глазами, стройной подтянутой фигурой, но и собранностью, организованностью, умением распределить обязанности, навести не просто порядок, а создать уют и комфорт, насколько это было возможно в полевых условиях. Они с Геней Кельманом стали опорой Виктора Семёновича по бытовым вопросам. Вот и повод у него появился частенько вызывать к себе Шахову, как говорится, «для доклада». Но дальше этого дело не шло – наступили самые тяжёлые дни, когда с ноября 1943 года наши войска начали стягивать кольцо вокруг армии Паулюса. Ноябрь, декабрь, январь – самые суровые месяцы русской  зимы – они находились под постоянным обстрелом с земли и с воздуха. Валентина, вспоминая это время, всегда говорила: «Без Виктора  я бы не выжила».

– Вот за что его все любили! Был строг, но напрасно людей в пекло не бросал, берег жизнь каждого, для каждого умел найти доброе слово, старался каждому хоть в чём-то помочь.

И только когда 31 января 1943 года Паулюс капитулировал, Виктор решился признаться Валентине в любви.

Она очень спокойно ответила: «А я с первого взгляда поняла, что ты – моя
судьба и что впереди у нас долгая и счастливая жизнь».

Виктор даже задохнулся от счастья: «Валечка, ты согласна стать моей женой?»
«Сразу после Победы».

–  Ну… – разочарованно протянул он. Это было единственное разочарование, потому что во всём остальном Валентина оказалась на высоте. О такой жене можно было только мечтать. Ох, как он её ревновал! Понимая, что она достойна лучшего на земле мужчины, он переживал, когда ей оказывали знаки внимания высокие чины.

«Глупенький, – успокаивала его Валентина. – Разве в чинах дело? Для меня нет человека роднее и ближе тебя. Я тебе доверяю полностью и безоговорочно. За тобой я – хоть на край света!»  

Тяжело об этом писать, но папа рассказывал, что Красная армия несла огромные потери из-за недальновидности и тактической неграмотности командиров. Когда 12 мая 1942 года была предпринята попытка освободить занятый немцами Харьков, в бой была брошена пехота практически без танкового подкрепления. Это наступление закончилось разгромом трёх армий Юго-Западного и Южного фронтов. Немцы объявили, что взяли в плен 200 тысяч русских солдат, а погибших было значительно больше.

Капитан Семёнов, несмотря на молодость, умел просчитывать заранее все ходы, он старался сохранить жизнь людей, избегая неоправданного риска.

Передо мной лежит потёртая фотография, сделанная в сентябре 1943 года уже после Сталинграда и Курской дуги. На оборотной стороне надпись: «Взгляни и вспомни Волоконовку Курской области и имена бойцов, выживших в смертельной схватке с врагом: Галя Блюдина, Полина Краснощек, Сеня Бейлин, Валя Шахова, Оля Наумова, Зина Сворянникова, Маруся Кондрашева, Валя Проскурякова». Мы, ваши потомки, никогда не забудем ваш подвиг!

После войны Виктора Семёновича перевели из сухопутных войск на Военно-морской флот и отправили в Калининград (бывший Кёнигсберг). Здесь появилась на свет я. Всё моё детство было связано с Балтикой. Как я любила шум прибоя, мачты кораблей, папину красивую форму! Мы  жили в Калининграде по-царски. Мама устраивала приёмы для офицеров и их жён, сама наряжалась в панбархатные платья и украшала себя бриллиантами. У неё была персональная портниха. Отец гордился своей красавицей женой и никогда не жалел денег на её наряды.

Она была идеальна во всём. Дома – ни пылинки, сама всегда красиво причёсана, у мужа каждый день свежие рубашки и носки. И меня она приучала с ранних лет к порядку, воспитывала хороший вкус, учила манерам. Заметив, что у меня абсолютный слух, родители отправили меня в музыкальную школу.

Когда я начинала ныть и капризничать, отец говорил: «Вырастешь – вспомнишь нас добрым словом».  Как он был прав!

Я хоть и не стала профессиональным музыкантом, зато научилась любить и понимать музыку. Я до сих пор с удовольствием играю на аккордеоне, а пять лет тому назад освоила гитару – это теперь мой самый любимый инструмент.

Вспоминая своё детство, я всегда говорю: «Моё детство не было золотым, оно было бриллиантовым». В нашем доме царила атмосфера возвышенной любви. Я была окружена лаской, заботой, вниманием. Родители никогда не повышали голос ни друг на друга, ни на меня, но папа очень старался быть строгим. Давая мне какое-нибудь задание, он всегда добавлял по армейской привычке: «Выполнить и доложить», а у самого в глазах были смешинки.

Каждый год мои родители ездили в Тулу, где встречались со своими друзьями-однополчанами, некоторые из них приезжали к нам в Калининград.

Любимые песни

Работала я администратором гостиницы, моя мама Валентина Ивановна, общалась со многими знаменитостями, приезжавшими в Тулу. Однажды на гастроли приехала Клавдия Шульженко. Мама была искренней почитательницей её таланта и сказала ей, что на фронте «Синий платочек» был их любимым вальсом. Узнав о том, что Валентина фронтовичка, Клавдия Ивановна пригласила её отужинать с ней в ресторане, вспомнить фронтовую молодость, любовь и дружбу. Я присутствовала при этой встрече. Клавдия Ивановна держалась очень просто, относилась ко всем в высшей степени доброжелательно и спела несколько песен из своего репертуара. Мы дружно подпевали «Строчит пулемётчик за синий платочек, что был на плечах дорогих…». У меня до сих пор хранится пластинка с её автографом.

Мама вообще любила фронтовые песни, слушая «Землянку», она всегда вспоминала, как сидели они с Виктором при тусклом свете коптилки, прижавшись друг к другу, в железной печурке весело потрескивали дрова, на коленях у неё громко мурлыкала приблудившаяся кошка. Несмотря на все тяготы и лишения фронтовой жизни, эти двое были счастливы – они нашли друг друга в таком огромном и таком страшном мире.

– Почему ты стал военным? – спрашивала она у него. – Неужели тебе нравится воевать?

 – О чём ты говоришь, Валентина? Я, мы, все мы защищаем свою Родину, свой народ. Я ненавижу войну, но я буду сражаться до тех пор, пока захватчики не будут изгнаны с нашей земли.

На гражданке

После ухода отца в отставку в 1961 году наша семья переехала в Тулу по настоятельной просьбе мамы. В Туле жили её родные, её боевые подруги, здесь прошло её счастливое детство. Виктор Семёнович устроился на работу в горисполком, где стал главным инженером жилкомхоза.  Он привык к армейской дисциплине, организованности, к чёткому выполнению своих приказов подчинёнными. Но это была «гражданка», приказы его повисали в воздухе, коммунальщиков было трудно раскачать, а сантехников пробудить после постоянного «вчерашнего».

Он приходил домой на взводе, просил Валентину налить ему рюмочку перед обедом, чтобы снять напряжение, и потом долго обсуждал с ней свои рабочие проблемы. Она могла не только терпеливо выслушать, но и дать дельный совет. Он очень ценил жену за её практичный ум, за умение увидеть корень проблемы и подсказать пути решения. Успокоившись, он выходил из кухни повеселевшим и затягивал (слегка фальшивя) «Раскинулось море широко»…

Мне Тула не понравилась совсем. Здесь не было моря!

Летом меня отправляли в пионерский лагерь. В пионерском лагере и произошла последняя встреча Виктора Семёновича, бывшего боевого командира, со своим бывшим бойцом Олей Наумовой, которая тоже приехала к дочери, работавшей там вожатой.

Радость их встречи трудно описать словами. Увидев Олину дочь, Виктор Семёнович воскликнул: «Ну вылитый Генька!» Встреча  эта состоялась в 1966 году, а в 1967 году Виктор Семёнович скоропостижно скончался от разрыва аорты. Ему было всего 47 лет. Он только успел позвать свою любимую Валентину и сказать ей: «Валя, я умираю». Это произошло так неожиданно, что Валя застыла в ужасе, глядя, как лицо любимого мужа вдруг исказилось, одна сторона его стала пунцовой, а другая – мёртвенно– бледной. Он еще силился что-то сказать, но жизнь покинула его тело ещё до приезда «скорой помощи». Я помню мамин крик. Она вопила на одной ноте и рвала на себе волосы.

«Зачем она так кричит? – думала я. – Ведь своим криком она не вернёт папу назад». 

Я была ещё слишком молода и неопытна, чтобы понять всю боль утраты любимого человека. Я поняла маму через много лет, но об этом я пока не могу писать, простите.

Похоронили моего дорогого папу на Всехсвятсоком кладбище, недалеко от храма. Каждый год в День Военно-морского флота я прихожу на его могилу. В другие дни – как уж получится, но в День ВМФ обязательно. Теперь мы будем ходить вместе с моей названой сестрой – мы, дети фронтовиков.

Похоронив папу, мама долго не могла прийти в себя. Она решила устроиться на работу – нашлось место администратора в гостинице «Москва». Новые обязанности, постоянное общение с людьми, необходимость поддерживать хорошую форму отвлекли её от грустных мыслей и, когда один лётчик предложил ей стать его женой, она не отказалась. Мама постаралась объяснить мне, что она не предаёт папу, он всегда будет в её сердце, но ей слишком тяжело одной.

«Инночка, детка, ты уже взрослая, скоро ты встретишь своего суженого. Я не хочу быть тебе обузой. Ты всегда и во всём можешь рассчитывать на мою поддержку, но я должна быть независимой».

А я так тяжело пережила смерть папы, что, несмотря на свои музыкальные способности, поступила не в музыкальное училище, как планировала ранее, а стала медсестрой, чтобы помогать больным людям. Так и проработала до пенсии в 6-й медсанчасти. Зато выйдя на пенсию, я вернулась к своей любимой музыке.
Мама испытала  ещё одно горе, схоронив своего второго мужа, но это уже совсем другая история.

Полковник Кудишин

Какие сильные, мужественные, отважные и красивые душой и телом мужчины любили мою маму!

На папины похороны приехал друг, подполковник Генштаба, он много лет был безответно влюблён в мою маму. Вернее, он ей явно нравился  (он просто не мог не нравиться!), но она и слышать не хотела о том, чтобы переехать из Тулы в Москву.

– Я никогда не смогу бросить своего Виктора, – повторяла она в ответ на его уговоры.

– Но он уже ушёл туда, откуда нет возврата…

– Его могила здесь, его дух здесь, только здесь я могу с ним поговорить.

И она часами сидела у могилы своего любимого мужа, рассказывая ему о своей жизни.

И лишь через несколько лет она всё же согласилась стать женой полковника Кудишина. Не могу сказать, была ли счастлива с ним мама. Главным мужчиной в её жизни всегда был папа. Обе наши фронтовички упокоились с миром на 82-м году жизни. (Интересное совпадение: Ольга родилась в мае, умерла в феврале, Валентина родилась в феврале, умерла в мае). И та и другая не мучились перед смертью.  Бог оценил их подвиг во время войны и забрал их, когда они были ещё маленькими радостями.

Спите спокойно, дорогие наши фронтовики!

21 июня 2013, в 11:15 +3
Притяжение синего моря
Притяжение синего моря
Фронтовичка
Фронтовичка