1. Моя Слобода
  2. Город
  3. Тула историческая
  4. Туляки в истории
  5. Алексей Мосолов. Городской голова, давший Туле свет - MySlo.ru
Алексей Мосолов. Городской голова, давший Туле свет

Алексей Мосолов. Городской голова, давший Туле свет

В марте исполнилось 160 лет со дня рождения действительного статского советника, члена Государственного Совета, тульского головы Алексея Мосолова.

Для Тулы его недолгое, всего в три года, время пребывания на посту главного городского начальника стало поистине историческим. Именно благодаря Алексею Ивановичу в городе появилась электростанция.

e3G8bBszdr0.jpgАлексей Мосолов.

Центр освещения

Городским головой Мосолов был избран в 1898 году. За это время при его поддержке было создано Тульское городское попечительство о бедных, был заложен новый храм женского монастыря — церковь Успения Пресвятой Богородицы. Мосолов не только поддержал предложение поставить в Туле памятник Пушкину в связи с приближением столетия основоположника русской литературы, но и добавил недостающие деньги из своего кармана.

-6nmQ3uOYsk.jpgНа памятник Пушкину А. Мосолов пожертвовал свои деньги.

На Посольской улице, нынешней Советской, позади новых торговых рядов и рядом с толкучим рынком была на пожертвования построена часовня св. Феодосия Черниговского, прославившегося чудесами и исцелениями и глубоко почитаемого среди православного народа. Ее освящение прошло в сентябре 1899 года. При богослужении по этому поводу присутствовали вице-губернатор, князь Л. В. Яшвиль и городской голова А. И. Мосолов.

02.jpgЧасовню Феодосия Черниговского просто так было не найти — она располагалась за Новыми торговыми рядами, у толкучего рынка.

Главным же детищем Мосолова на посту головы стала городская электростанция. Тула была одним из первых губернских городов России, где начали вырабатывать электричество. При том, что отношение к этому новому виду энергии было самое противоречивое. «Электричество — это одно жульничество. Всунут туда уголек и думают глаза отвести», — говорил герой чеховской «Свадьбы». Ну и дальше — хлеще. «Нет, брат, уж ежели ты даешь мне освещение, то ты давай не уголек, а что-нибудь существенное, этакое что-нибудь зажигательное, чтобы было за что взяться! Ты давай огня — понимаешь? — огня, который натуральный, а не умственный».

hG9AbSj9ib4.jpgЦерковь Успения пресвятой Богородицы была заложена при городском голове Алексее Мосолове.

Свою лепту вкладывали в представление о натуральном, а не умственном огне и научные светила, которые вели большую дискуссию о пользе и вреде искусственного света и о том, защищены ли глаза от ослепительного действия источника света и не накаливаются ли им, в смысле светом, глаза и вся голова работающего. Чтобы сегодняшние люди понимали — под ослепительным светом понимались лампочки в шестнадцать свечей.

У гигиенистов даже не было общего мнения о том, достаточно ли, чтобы был освещен только рабочий стол или нужно освещать всю комнату. Доктор Кац, занимавшийся исследованием влияния искусственного освещения на человеческий организм, в своей публикации в журнале «Русский врач» считал, что переходы между освещенным предметом занятий и темными стенами комнат не успокаивают, а, напротив, утомляют глаза. Полумрак рабочей комнаты вредно влияет на умственную деятельность. В 1900 году из психической лаборатории профессора М. М. Бехтерева вышла работа доктора Тривуса, который исследовал влияние цветного освещения на пульс. Доктор вывел, что всякое цветное освещение, какова бы ни была его окраска, вызывает угнетение пульса. Правда, причин такого эффекта установить не смог.

И вот при эдакой сумятице в головах, в период, когда Тулу больше занимал промышленный кризис, безденежье и сокращение рабочих мест на оружейных заводах, Мосолов начал договариваться с обществом русских электротехнических заводов «Сименс и Гальске», которое уже электрифицировало Зимний дворец и построило электростанцию в Москве. Именно проект фирмы «Сименс и Гальске» одобрила тульская Дума. Будущая станция должна была работать на нефти, которая, по расчетам, считалась выгоднее угля. А кроме того, стала первой в России установкой постоянного тока по двухпроводной системе с напряжением в 240 (210) вольт. Даже за границей подобные установки были в диковинку — они стали применяться только в 1899 г.

01.jpgЭлектростанция, несмотря на спорное место ее размещения, стала гордостью Тулы.

Девятого ноября 1900 года тульская электростанция вступила в строй и дала первый электрический ток. Целый год она работала без передачи городу, а выявленные недоделки и поломки в течение этого гарантийного периода устранялись за счет «Сименс и Гальске». Только в ноябре 1901-го станция со всеми устройствами была передана комиссии городского управления.

С сегодняшней точки зрения выбор места для размещения электростанции на территории кремля очень спорный. Но тогда были свои резоны. Во-первых, кремль традиционно считался городской управой скорее обузой, чем историческим памятником. А потом гласные городской Думы посчитали нахождение станции именно в этом месте удобным по той причине, что кремль «представляет собой центр освещения и, кроме того, находится вблизи воды».

Центральная электрическая станция имела в то время три водотрубных котла системы «Фицнер и Гампер» по 100 квадратных метров поверхности нагрева, отапливаемых нефтью. Паропроводы от котлов к паровым машинам были изготовлены фирмой «Франц Зейферт». Три паровые машины вертикального типа имели мощность около 130 лошадиных сил и соединялись с динамо-машиной ременной передачей. Ток давали три динамо-машины завода «Сименс и Гальске» по 84 кВт каждая. Из трех комплектов один был запасным на случай поломки. Станция освещала около 400 тульских домов, зал Дворянского собрания и несколько заводов. На главных улицах в конце 1900 года заработали первые линии уличного освещения с дуговыми фонарями.

На территории электростанции, кроме производственных корпусов дымовой трубы, нефтяного бака, подсобных помещений, в зданиях старых торговых рядов располагались квартиры старшего машиниста, электромонтеров, кочегаров, кузнеца, ночного сторожа. Заведующим был А. П. Бабинцев.

gWqjIYTVJd8.jpgРеклама ламп американского освещения в «Тульской молве».

При устройстве электрического освещения в Туле Мосолов особенно настаивал на необходимости в установке аккумуляторов и впоследствии отстаивал эту идею в Думе, проявив себя человеком передовых в техническом отношении взглядов. Возражали ему по той же причине, по какой сомневались в строительстве станции, — денег у города было мало, очень мало. Но уже данные первого года эксплуатации станции показали, что машины работают экономично при полной нагрузке, для которой они и построены, только два-три часа в сутки. В результате на выработку одного киловатт-часа уходило 2,24 килограмма нефти, а должно было быть более чем в полтора раза меньше — 1,4 килограмма. Чтобы уменьшить расходы на нефть, необходимо так приспособить работу машин, чтобы они работали всегда при полной нагрузке. А это возможно при установке аккумуляторной батареи. К концу 1901 года это было воплощено, и установка аккумулятора сделала производство более рентабельным.

Новый этап в жизни электростанции стал дембельским аккордом для Мосолова — вскоре он покинул пост городского головы.

Служащие городу

В качестве руководителя города Алексей Иванович оставил о себе неоднозначное мнение. Говорят, что был он человеком энергичным и самовластным. Не стеснялся резко обрывать даже влиятельных гласных. Мнений, казавшихся ему вздорными, не терпел. Держал себя свысока, никаких уступок никому не делал. Городская Дума при Мосолове чувствовала себя не в своей тарелке — он ведь даже не был лидером большинства. Всего лишь богатый землевладелец, лично с интересами городских сословий ничем не связанный и совершенно сам по себе. В довершение к этому барин, и большой барин Мосолов гораздо больше любил административно управлять, чем хозяйничать, вникая в детали денежных расчетов.

В январе 1901 года заслуги Мосолова перед городом императорским указом были отмечены орденом Св. Анны 3-й степени.

Но расставание с постом городского головы вышло трогательным. На прощание Мосолов дарил всем свои фотокарточки — очень недешевый презент по тем временам.

Служащие канцелярии управы во главе с городским секретарем Н. Ф. Коростелевым также поднесли ему альбом с фотографиями всех служащих канцелярии управы и приветственный адрес, в котором были, например, такие трогательные и весьма показательные строки:

«При вступлении Вашем в должность Тульского городского головы Вы, как заботливый хозяин города, несмотря на массу трудов по ведению городского хозяйства и благоустройства, требующих много времени, не забыли обратить внимание на нас, скромных тружеников канцелярии городской управы, получавших в то время крайне ограниченное содержание, не соответствовавшее труду. Благодаря такому вниманию и Вашему личному ходатайству перед городской Думой содержание нам, служащим городу, было значительно увеличено».

Тут, конечно, обращает на себя внимание старомодный и весьма красноречивый оборот — служащие городу.

Далее авторы письма вспоминали, что по инициативе Мосолова Думой почти предрешен вопрос о назначении пенсии лицам, оставившим службу по болезни или неспособности к труду, и семействам, остающимся после смерти служащих.

«Эта форма помощи со стороны городского управления дает полную надежду для каждого быть уверенным, что в случае смерти семья его не будет забыта, что труд его не исчезнет бесследно. Такая надежда и уверенность вселяют большую любовь к делу, заставляют относиться честно и добросовестно к служебным обязанностям и дорожить учреждением, которое пригласило его на службу и ценит труд. В обыкновенное служебное время Вы были гуманным, справедливым начальником и снисходительным к нашим недостаткам».

Мосолов в ответ дал слово представить своих бывших подчиненных новому голове Н. П. Волкову с лучшей стороны.

Дело, а не разговоры

До самой революции Алексей Иванович Мосолов оставался гласным городской Думы. Был выборщиком во II Государственную Думу и в Государственный совет. 8 апреля 1906 года был избран тульским дворянством в члены Государственного совета, a в 1912-м переизбран на следующее девятилетие. Принимал участие в работах комиссий по страховым законам, об упорядочении продажи спиртных напитков, о найме торговых служащих и других. избирался членом Государственной Думы.

В 1912 году на губернском дворянском собрании он поразил всех страстной речью о том, что местные дворяне ведут себя так, как будто по всей России и, в частности, в Тульской губернии наступила спокойная нормальная жизнь, и нет волнующих вопросов. К таковым он относил хулиганство, беспробудное пьянство, падение религии и нравственности.

С началом Первой мировой войны Мосолов исполнял обязанности товарища (заместителя) председателя совета объединенного дворянства. Выступал против коренных реформ во время войны — считал, что не время этим заниматься. Был уполномоченным Красного креста в Туле. Много внимания уделял организации военных госпиталей.

Алексей Иванович также входил в особое совещание, образованное при военном министерстве. Но считал его громоздким механизмом, который тормозит работу в области снабжения армии. В него входят до шестидесяти человек, и много времени посвящено не делу, а разговорам.

До самой революции последний из Мосоловых жил в Протасове. Когда начались волнения, уехал в Румынию. Умер в 1943 году и похоронен в Белграде.

Следите за нашими новостями в удобном формате

Перейти в Дзен

17 марта 2023, в 10:11 +7
Другие статьи по темам
Место
 

Главные новости за день в нашей имейл-рассылке

Спасибо, вы успешно оформили подписку.
Произошла ошибка, попробуйте подписаться чуть позже.
Каким был дефицит в СССР
Каким был дефицит в СССР
Спешите делать добро! История земского доктора Чулкова из Ясной Поляны
Спешите делать добро! История земского доктора Чулкова из Ясной Поляны