Въездная башня дворца Бобринских: жизнь и судьба
Фото Алексея Пирязева и из архива автора статьи. На заглавном фото начала XX в. – колокольная башня на въезде во дворец

Въездная башня дворца Бобринских: жизнь и судьба

Расскажем об истории этого места.

С древних времен они так и смотрят друг на друга. По одну сторону – трехэтажный дом с широкой каменной лестницей, спускающейся к террасе сада. По другую — город Богородицк, главные улицы которого, по замыслу Андрея Болотова, расположены в виде веера на осях пяти окон полукруглого выступа дома, и назывались улицы в честь особ тогдашнего императорского дома – Екатерининская, Павловская, Мариинская, Александровская и Константиновская.

Чудо здешнего края

Оригинальный замысел всего дворцового комплекса и планы всех отдельных построек усадьбы были задуманы учеником первого в России профессора архитектуры Императорской Академии художеств француза Валлена-Деламота, молодым архитектором Иваном Старовым. Собственно, именно Старов и Василий Баженов считаются двумя главными его учениками. Первый затем построит величественный Таврический дворец, второй — Пашков дом в Москве и ансамбль Царицыно.

Василий Баженов, кстати, будет похоронен на территории Тульской губернии. Такой вот интересный каприз истории.

В 1770 году императрица Екатерина II предназначила свои тульские вотчины Алексею Григорьевичу Бобринскому, родившемуся 13 апреля 1762 года. Планы дворца было поручено составить Ивану Старову. Однако претворение замысла на месте шло без его присутствия — под руководством архитекторов Якова Ананьина и Федора Волкова, которые в точности исполнили на практике предоставленные им чертежи.

Закладка Богородицкого дома происходила в 1771 году, а вчерне он был готов в 1778 году. Отделка продолжалась под надзором Андрея Болотова, тогдашнего управителя Богородицкими волостями, приблизительно до 1785 года, когда уже была закончена стенная роспись комнат приглашенным художником из Калуги Михайловым.

Одновременно с домом строилась и церковь: красивое здание с колоннами и легким круглым куполом. Иконостас и многие иконы в ней были писаны самим Болотовым и иконописцем Некрасовым. Освятили церковь в 1779 году.

Полный дворцовый комплекс представлял собой большой, почти полукруглый двор, обустроенный с двух сторон флигелями и замкнутый с восточной стороны высокой башней-колокольней, под которой проходила широкая арка, — главный въезд к дому с его крытым на колоннах подъездом. Башню построил во второй половине 1760-х годов неизвестный архитектор практически на том же месте, где некогда стояла въездная восточная башня города-крепости тульской Засечной черты Богородицк. Старов же в 1771 году вписал ее в общий ансамбль — как парадный въезд во внутренний дворик и как звонницу Казанской церкви.

Первоначально ее отдали под волостную канцелярию. Здесь размещались кабинеты правителя канцелярии и его секретарей, нижних канцелярских служителей и писцов, хранилась волостная казна, которую охранял устрашающего вида часовой с обнаженным тесаком. Была в башне и судейская комната, где рассматривались дела, а также вершилась расправа над виновными. Осенью же она превращалась в призывной пункт, здесь собирались рекруты, призываемые в армию.

В конце 1777 года канцелярия переехала в один из дворцовых флигелей, а в освободившихся помещениях управляющий имением Андрей Тимофеевич Болотов устроил библиотеку. В начале ХХ века половину колокольни занимал «водоемный бак для водопроводов», а в другой половине хранился архив графов Бобринских.


Виды Богородицка. Акварель 20-х годов ХIХ в.

Старовым же первоначально были распланированы также сад и парк дома. Однако его проект не был осуществлен, и сад разбил по своему вкусу Андрей Болотов, который за двадцать лет приложил много труда и заботливости к украшению дворца и Богородицка. Он настроил целую серию павильонов, беседок, гротов, увлекался рытьем прудов и устройством водопадов. Нашел даже тайный старинный подземный ход, который вел из крепости к реке. Как большой любитель старины, Андрей Тимофеевич заботливо расчистил несколько ступенек, но больше раскапывать не стал. Оставил всё как есть.

Сад Болотова славился на всю округу. Это был первый русский пейзажный парк, в екатерининскую эпоху его называли не иначе как чудом здешнего края.

В 1787 году Богородицкий дворец жил ожиданием прибытия самой императрицы, которая обещала сюда заглянуть после своего путешествия на юг, проездом через Тулу. Однако показать Екатерине Великой здешние красоты так и не удалось: государыня заспешила в Петербург, получив извещение о начавшейся войне с Турцией. Новость эту доложил ей Потемкин в Туле.

Алексей Бобринский фактически вступил во владение своими поместьями только после смерти Екатерины Второй, когда император Павел его вызвал к себе и на торжественном выходе представил двору как своего брата. Император утвердил за ним тульские вотчины, возвел в графское достоинство и назначил шефом 4-го эскадрона конной гвардии.


Виды Богородицка. Акварель 20-х годов ХIХ в. Гувернер выгуливает детей Бобринского.

В 1797 году Алексей Бобринский впервые приехал в Богородицк. Через месяц ему исполнилось тридцать пять лет. Однако здешние красоты ему не полюбились. В Богородицке он проводил мало времени, предпочитая жить в своем имении Оберпален Лифляндской губернии, поэтому все задуманные Старовым и усовершенствованные Болотовым затеи усадьбы пришли в упадок.

Тайник с фарфором

Вся старинная обстановка дома и все фрески погибли во время пожара в сороковых годах XIX века. Огонь тогда пощадил лишь массивные каменные стены. Восстановил дом в прежнем виде и обновил его отделку граф Алексей Павлович Бобринский — внук первого владельца, вступивший к этому времени во владение дворцом. При нем, правда, в 1875 году наружный вид дома был несколько испорчен, по мнению современников, двумя пристройками в южной и северной сторонах с «несуразными деревянными крытыми балконами».


Фарфор из собрания гр. Бобринских.

В пятидесятые годы была сделана и неожиданная находка, свидетельствующая о том, что время от времени даже во дворцах надо наводить порядок и внимательнее смотреть, что где лежит. На втором этаже башни-колокольни вдруг обнаружили замурованный кем-то старый мейсенский фарфор. Кто именно и почему это сделал, выяснить не удалось, да и не суть. Кто бы ни сделал, сделал хорошо, — этот фарфор стал единственной реликвией из обстановки дома XVIII века. Всё остальное, как уже говорилось, сгорело.

В разные годы в имении Бобринских бывали Великий князь Александр Николаевич — будущий император Александр II, литераторы Василий Жуковский, Михаил Салтыков-Щедрин, Михаил Пришвин. Здесь венчались дипломат Н. Н. Муравьев, который потом стал еще и Амурским — основателем Хабаровска и Владивостока, а также будущий глава Временного правительства Г. Е. Львов.


Георгий Львов.

Лев Толстой сделал имение прообразом поместья Вронского Воздвиженское, а уже в наше время режиссер Карен Шахназаров снимал здесь некоторые сцены своего фильма об Анне Карениной.

После национализации 1918 года во дворце сначала обустроили музыкально-регентские и рисовальные классы и культурно-исторический музей. А в 1919 году, с созданием Тульского укрепрайона в связи с приближением Деникина, здесь сначала были устроены красноармейские казармы, а потом расквартирован 64-й отдельный стрелковый батальон войск внутренней охраны. И всё, погиб дом! Ценные деревья в парке вырубали на дрова, пруды загадили, мостки изуродовали и поломали. В 1921 году солдаты всё же съехали, но всем постройкам уже был нанесен непоправимый ущерб.

В 1926 году во дворце открыли промысловую кооперативную артель «Женское дело», производившую кустарные изделия, в основном столовое белье.

В 1929 году башня въездных ворот стала мешать, и ее вместе с флигелями разобрали на кирпичи.

Довершила всё война. В ночь на 12 декабря 1941 года бывший дворец Бобринских взорвали и подожгли немцы. От него остались лишь обломки.

Старинные реликвии

Несмотря на то, что 22 мая 1947 года Совет министров РСФСР постановил отнести архитектурный комплекс усадьбы Бобринских к памятникам республиканского значения, стены после этого сами не выросли. И даже более того. Периодически обострялось естественное желание городских властей избавиться от рухляди — кому приятно на нее смотреть? Ровно так же в Туле долгое время вынашивали планы снести кремль, а в Калининграде, к примеру, ликвидировали остатки Королевского дворца.

Считается, что спасение пришло после письма члена Союза художников РСФСР Петра Андреевича Кобякова, которое было опубликовано 5 августа 1965 года в газете «Советская культура». Тут же ситуация переменилась с точностью до наоборот. Вместо того чтобы порушить всё до основания, дворец стали реставрировать. Это решение с энтузиазмом было воспринято и жителями — люди семьями выходили на субботники в надежде, что когда-нибудь благодаря главной достопримечательности город вернет свое былое великолепие.


Петр Кобяков. Автопортрет.

В 1971 году на месте работ обнаружили остатки старой башни города-крепости, построенной в 1663 году, а вместе с ней целый арсенал – более трехсот старинных ядер. Часть из них, конечно, изрядно потрепало время, но всё равно можно зримо представить, с помощью какого вооружения отбивались от врагов наши предки.

Нашлись также и фрагменты тех бревен, из которых были сложены стены крепости. Всё это представлено сейчас на выставке, которая открылась в стенах башни.

Башню-колокольню восстановили по старым фотографиям и рисункам Болотова к 1976 году. В начале девяностых в ней вновь устроили звонницу усадебного храма, а некоторые помещения приспособили под хозяйственные нужды музея. Однако для посетителей вход внутрь всё равно был закрыт.

19 июля 1984 года Совет Министров РСФСР принял постановление «О мерах по сохранению природного и дворцово-паркового ансамбля и развитию городского хозяйства города Богородицка». А 16 октября 1988 года во дворце открылся музей. Даже в те времена он был достаточно популярным — в год его посещало около 14 тысяч человек.

28 июля 2000 года, впервые после революции, в алтарной части домовой церкви дворца-музея был похоронен прямой потомок этой фамилии — Николай Николаевич Бобринский. Именно его стараниями был восстановлен и сохранен для потомков в качестве музея дворцово-парковый ансамбль на Бобрик-горе в бывшей родовой усадьбе. Около двадцати лет граф Бобринский как мог помогал воссозданию музея — не только личным присутствием и воспоминаниями, как всё было, но, когда получалось, и материально.

Рассказывают, когда гроб с телом проносили под въездной башней на территорию усадьбы, вдруг прекратился шедший до того мелкий дождик и под звон колоколов выглянуло закатное солнце...

Instagram аккаунт Myslo.ru. Только хорошие новости!
20 января, в 15:28 +11
От тюрьмы до школьной доски: история одной тульской семьи
От тюрьмы до школьной доски: история одной тульской семьи
Как в Туле боролись за всеобщую грамотность
Как в Туле боролись за всеобщую грамотность