Тульские анархисты ограбили кассу патронного завода
Штаб махновцев в Гуляй-поле. 1919 г.

Тульские анархисты ограбили кассу патронного завода

Сто лет назад в Туле ограбили кассу патронного завода. Налетчики захватили месячную зарплату, которую везли рабочим.

Этот громкий экс на Чулковской площади подвел черту под серией других аналогичных экспроприаций, которые сотрясали Россию с самого начала ХХ века. Всё было, как в детективе, — перестрелки, погоня. С поправкой, что это не кино, а настоящая жизнь.

Привет от Мишки-Япончика

В первые месяцы советской власти анархисты еще и сами — власть. Бак — комиссар милиции, Субботин — член губ­исполкома и начальник губернской милиции, Сундуков — губернский военный комиссар. В общем, отвечают за порядок в городе. Хотя вели себя иногда потешно, в духе советских агиток про армию батьки Махно. Так, еще в 1917-м после экспроприации в марте в столовой у Союза трактиро­владельцев анархисты крепко обиделись на «Тульскую молву», которая назвала налетчиков «неизвестными лицами». Федерация анархистов, усмотрев в заметке злостную агитацию, строго указала, «что это она … совершила дело сие», а не какие-то там неизвестные.

В ночь на 27 (14) марта 1918-го они совершили артистичный налет на Благородное собрание (нынешняя филармония). Около полуночи, перерезав предварительно все телефонные провода, в здании появилось около двух десятков людей, вооруженных револьверами и ручными бомбами.

Объявив себя анархистами-коммунистами, все те же известные «неизвестные» собрали имевшуюся публику, а это около трехсот человек, в залу, где играют в лото, и потребовали деньги на культурно-просветительские нужды коммуны. После чего произвели обыск, отбирая не только деньги, но и револьверы, сохраняя при этом аристократическую деликатность. Так, если в карманах обнаруживалось не более пяти рублей, деньги оставляли — на извозчика. У одного из посетителей и вовсе оказалось лишь полтора рубля.

- Проигрался, — сокрушенно развел он руками. — Если желаете, возьмите те, что есть.

Но анархисты — люди не менее благородные, они милостиво разрешили оставить деньги. Некоторые из жертв возмущались, что отбирают, вообще говоря, случайно оказавшиеся при них казенные деньги.
На что анархисты корректно советовали зайти к ним завтра и представить удостоверения тех учреждений, которым принадлежат отобранные деньги, и на какую сумму. Тогда всё похищенное вернут.

Примерно так же отвечали и тем, у кого отбирали револьверы, — приходите, приносите разрешение, всё вернем. Правда, адреса, куда обращаться, не оставили.

Всего налетчики забрали около 6000 рублей. После чего в деликатной форме попросили всех в течение получаса не выходить из помещения и удалились. Ни дать ни взять — фильм про Мишку-Япончика.


Мишка-Япончик,
легендарный одесский налетчик.

Ну, а потом было еще интереснее. Памятуя о том, что анархисты уже разок угрожали репрессиями за злостную агитацию, из «Тульской молвы» запросили по телефону федерацию тульских анархистов с просьбой подтвердить или опровергнуть ходившие по городу слухи, что клуб ограбили простые грабители, прикинувшиеся анархистами. Но по телефону был получен ответ, что деньги изъяты по постановлению анархических групп.

Дальше — больше. Это уже заметка из меньшевистской газеты «Новый народный голос»: «Вчера во втором часу дня в контору типографии Тульской организации РСДРП (объединенной) явились группа человек в 15−20 вооруженных юношей и одна девица.

- Это редакция «Нового народного голоса»? — взволнованно обратился один из них к служащим конторы.

Дежурный член редколлегии тов. Ахматов полюбопытствовал узнать у пришедших, что им угодно.

- Мы от тульской федерации анархистов требуем официального опровержения.
- Вы можете нам его оставить? — спросил Ахматов. — У вас есть какая-нибудь официальная бумага от федерации? — повторил вопрос Ахматов.
- Вот «Тульская молва», — здесь официально изложено то, что было в Благородном собрании, в вашей газете клевета, — сказал один из пришедших и протянул газету.

Член редколлегии спокойно призвал говорившего быть корректнее и спросил:

- Это всё? Значит, вы хотите, чтобы редакция перепечатала сообщение «Тульской молвы»?

Ответ был: «Да, и вообще мы хотим, чтобы вы нас не называли грабителями, мы — анархисты. Это мы были в Благородном собрании. Если наше требование не будет выполнено, мы примем свои меры».

- Какие? — полюбопытствовал тов. Ахматов.
- Все.

Тщательно сверив сообщение «Тульской молвы» с тем, что было помещено в нашей газете, мы недоумеваем, в чем же, собственно, соль официального опровержения. Неужели в том, что у нас подвиги налетчиков на Благородное собрание отнесены на счет грабителей, вооруженных револьверами и ручными бомбами, а в «Тульской молве» — на счет вооруженных револьверами, винтовками и ручными гранатами членов федерации анархических групп г. Тулы совместно с организацией соц. революционеров-максималистов?»

Впрочем, они далеко не всегда были настолько деликатны и потешны.

Не далее как в декабре 1917-го вооруженные грабители напали на дом фабриканта Лугинина на Старо-Павшинской, демонстративно убив хозяина дома со словами «Нам нечего жалеть буржуев». Зверское убийство настолько взволновало город, что тульская организация анархо-коммунистов поспешила от него откреститься: «Заявляем, что этот позорный акт был совершен совершенно неизвестными нам лицами и никакого отношения к идейному анархизму не имеет. Всякий частный захват, грабеж, насилие и т. д. ни в коем случае не могут найти одобрение у последователей П. А. Кропоткина, Прудона и т. д.».

Уже в 1918-м среди анархистов произошел раскол на тех, кто за советскую власть, и антибольшевиков. Туляки поддержали последних и вынуждены были уходить в подполье. К тому же Совет народных комиссаров постановил утвердить расстрел анархистов, совершающих набеги на особняки и частные квартиры, и впредь также расстреливать анархистов за грабежи и набеги.

Начали создаваться конспиративные квартиры и тайные склады оружия. Только бывший начальник губернской милиции Сундуков в то время раздал своим боевикам целый вагон бомб. В связи с нелегальным положением появилась необходимость срочно искать деньги. Помогло то, что один из руководителей тульских максималистов Никита Титов заведовал охраной на патронном заводе. Благодаря ему узнали точное время и маршрут доставляемой на завод зарплаты. Однако своими силами выполнить задуманное было невозможно — слишком известные все люди, да и опыта подобных налетов нет.

Экс на Чулковской площади

Организатором ограбления кассиров стал эсер-максималист Сундуков, исполнителями — гастролеры из Москвы, принадлежавшие к партиям эсеров и анархистов. Оружие — бомбы и револьверы — были со складов туляков.

Правда, всё могло еще сорваться, не начавшись. В то же самое время в Москве давно уже томились без дела другие анархистские боевики.

Окончательно заскучав, шестеро из них ломанули сберкассу и на эти деньги поехали в Тулу участвовать в эксе кассы патронного завода.

Одним из них был лидер московской организации анархистов подполья и организатор махновской контрразведки Яшка Глагзон, уже избиравшийся в декабре 1917-го председателем федерации анархических групп Тулы. Вместе с ним из армии Махно прибыл Александр Барановский с братками.
Между двумя группами, претендовавшими на зарплату рабочих патронного завода, тут же возникла страшная вражда, грозившая перейти во взаимное убийство.

Но в конце концов пришли к соглашению, что на дело пойдут вместе. Возглавил операцию Барановский, его помощником стал Глагзон. Ни один из туляков в налете участия не принимал.

Деньги обычно везли на двух повозках, в каждой из которых сидело по три вооруженных человека — кучер, охранник и агент, то есть кассир. Шестеро боевиков устроили засаду на Чулковской площади, нынешней Площадке. Один из боевиков — Беляев - перед самым началом операции струсил и отказался участвовать. Но это ничего изменить уже не могло.


Тульский патронный завод. Начало ХХ века.

Когда появились коляски, налетчики бросились к ним. С одной коляски красноармеец и артельщик сбежали, а кучер не стал оказывать сопротивления. На другой кучер было пытался добраться до оружия, но его убил максималист Прохоров. Налетчики ранили красноармейца и разоружили артельщика.

Видя, что денег на второй коляске нет, Барановский скрылся. А коляска с награбленными деньгами помчалась к Заречью в направлении конспиративной квартиры, снятой Глагзоном на углу Георгиевской и Госпитальной (Луначарского и Сакко и Ванцетти). Как вдруг ее обогнала та коляска, на которой сидел смирный еще недавно кучер. В спешке его забыли обыскать, и теперь он открыл по нападавшим огонь из револьвера. Однако численное преимущество было не на его стороне, кучер очень скоро получил ранения и отстал. А налетчики отправились считать добычу. Оказалось 3 млн 700 тыс.

Тульская организация максималистов получила с экса патронного завода 400 тысяч рублей. Остальные деньги уехали в Москву, часть из них была передана на поддержку анархистов Киева и Полтавы.

400 000 рублей были спрятаны где-то в окрестностях дома Глагзона. Вполне возможно, лежат в земле и по сей день, их никто не нашел тогда.

150 000 рублей из доли максималистов были оставлены для тульской организации на случай прихода Деникина. То есть, способствуя приходу Деникина, вызывая недовольство рабочих на оборонном заводе, налетчики на всякий случай оставляли запас для борьбы с ним.

Охота за налетчиками

Буквально сразу же после случившегося на пост председателя тульской чека был назначен Александр Кауль. Все главные местные свидетели — Сундуков, Титов и Глагзон — тут же сбежали в Москву.


Ловить участников ограбления
поручили Александру Каулю.

На след налетчиков долго не удавалось выйти. Помог случай. 25 сентября 1919 года во время заседания Московского комитета РКП (б) в Леонтьевском переулке взрывом были убиты 12 большевиков, в том числе секретарь московского комитета В. М. Загорский, 55 человек ранены. Как потом выяснилось, бомбу в окно бросил один из участников тульского экса Соболев. Вместе с ним были Яшка Глагзон и Барановский.

За участниками нападения московские чекисты открыли охоту. Вскоре на конспиративной квартире в Москве был убит Соболев, на другой — арестован Барановский. Затем в подмосковном Красково на штаб-квартире окружили семерых анархистов подполья, среди которых был и Глагзон. На предложение сдаться они ответили стрельбой, а потом взорвали дачу вместе с собой. И, наконец, на одной из конспиративных квартир арестовали еще одного участника тульского экса Прохорова, который на допросе рассказал обо всем в подробностях.


Дом в Леонтьевском переулке, где устроили взрыв анархисты.

Он выдал двух других остававшихся в живых налетчиков — Хлебныйского и Петракова. Последнего удалось взять только после перестрелки. Он и сам получил ранения, и, в свою очередь, ранил двух чекистов.

Получив информацию от столичных коллег, тульские чекисты произвели аресты среди левых эсеров, анархистов и максималистов. При обыске у максималиста Федорова нашли печать партии левых эсеров, подложные документы Тульского уездного военного комиссариата, конспекты антисоветского характера. У максималиста Чекалина нашли 105 бомб. Всего в ходе этой акции были арестованы 15 максималистов.


Последствия взрыва в Леонтьевском переулке, устроенного участниками тульского экса.

А вот главного организатора экса Сундукова ведомство Кауля прошляпило. После того как в Москве стало жарко, он приехал было отсидеться в Тулу, и здесь моментально был арестован, а через несколько дней выпущен на свободу. «По ошибке», — как потом оправдывались тульские чекисты. Спохватившись, пошли проводить обыски на квартирах еще не арестованных тульских максималистов, но Сундукова и след простыл. Его арестовали позже, в Москве. По постановлению МЧК все участники экса были расстреляны.

Как бы то ни было, но к концу 1919 г. все участники тульского экса были убиты либо арестованы. Вот только из похищенных денег удалось вернуть лишь 500 000, отправленных в Питер, да еще 50 000 было арестовано в Москве.
 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
19 сентября, в 14:07 +8
Другие статьи по темам
Место
История водопровода в Туле: водоразборные будки, водовозы и жетоны
История водопровода в Туле: водоразборные будки, водовозы и жетоны
Как сдал пост тульский человек с ружьем: история памятника красноармейцу
Как сдал пост тульский человек с ружьем: история памятника красноармейцу