Стадион рекордов: Как «Тульские Лужники» обрели современный вид
На фото ярмарка в Тульских Лужниках. Сентябрь 1959 год.

Стадион рекордов: Как «Тульские Лужники» обрели современный вид

С вводом в строй первой очереди «Тульских Лужников» все интересное только начиналось. Многое из того, что планировали, воплотили в жизнь. А многое так и осталось в проектах.

Продолжение. Начало здесь.

От ярмарки до хрущевок

Первым большим мероприятием, которое прошло в «Тульских Лужниках» стали не спортивные соревнования, а осенняя областная ярмарка, которая работала более полутора месяцев — с 5 сентября по 25 октября. На большой площади сразу за центральным входом расположились сто торговых павильонов, где можно было приобрести если не все, то почти все — от патефонной иглы до стиральных машин, тогда только входивших в моду.

Правда, хорошие стиралки производства завода «Штамп», рассчитанные на напряжение сети в 220 вольт, закончились быстро. А 127-вольтные брали очень неохотно.

- Бойкая торговля идет повсюду, во всех павильонах многолюдно, — описывал «Коммунар». — Особенно оживленно в торговых предприятиях, где идет продажа готового платья. В филиале Тульского универмага нам сообщили, что только за первые два дня было продано мужских, женских и детских пальто на сто пятьдесят тысяч рублей.

Наибольшим спросом пользуются демисезонные пальто. В этом нет ничего удивительного: на дворе осень.

И надо сказать, что павильон универмага в основном удовлетворяет запросы покупателей. Во всяком случае, мастер завода «Тула» Алексей Нефедов остался доволен своей покупкой: он давно хотел приобрести хорошее пальто и собирался даже ехать в Москву, но ярмарка избавила его от лишних расходов. Но сезонные товары далеко не единственные вещи, за которыми приходят на ярмарку. Загляните в павильон совнархоза, где торгуют изделиями тульских предприятий. Отсюда выносят самовары и баяны, эмалированную посуду и швейные изделия, стиральные и швейные машины.

Ярмарка прошла более чем успешно — было продано товаров на сумму 29 172 тысячи рублей. Что интересно, во второй половине девяностых, когда вовсю славилась ярмарка в «Лужниках» московских, на стадионе в Туле тоже решили возродить продажу всевозможных товаров, однако успехом она совершенно уже не пользовалась.

Одновременно с устройством ярмарки начали строить планы на будущее. Ведь вторую очередь строительства предполагали начать уже в следующем, 1960-м, году. Чего только в тот момент не планировали — лыжный трамплин, ряд спортивных площадок вдоль улицы Агеева. Не только теннисные корты, городошные и баскетбольные площадки, но и 10 площадок для волейбола с усовершенствованным покрытием и механизированным устройством для натяжения сеток — этот вид спорта был безумно популярен тогда в Туле. А также три площадки для занятий тяжелой атлетикой (борьба, бокс и поднятие тяжестей), площадка для занятий гимнастикой, и, впервые в Туле, две площадки для новой игры бадминтон: «игра облегченными ракетками с оперенным мячом, несколько напоминающая теннис».


Одни из первых соревнований в легкоатлетическом манеже.

Уже весной приступили к возведению объектов второй очереди. Некоторые из них — такие, как легкоатлетический манеж, предполагали использование редких по тем временам для наших строек материалов — пенобетона, стекложелеза и т. д. Легкоатлетический зимний манеж хотели сдать в эксплуатацию уже к концу 1960 года.

Однако вмешались новые приоритеты — все строительные силы страны были брошены на сооружение жилья, знаменитых хрущевок, а объекты соцкультбыта активно замораживались. Ну, а в Туле все свободные строительные силы были брошены на собственную стройку века — «Тульскую магнитку». Многие строители «Тульских Лужников» — те же Косушко, Добровольский отправились руководить реконструкцией новой домны на Новотульском металлургическом комбинате.

Стадион рекордов

Именно такое неофициальное название получили с первых дней своего существования «Тульские Лужники». И это было по праву. Так, в мае 1960 года в Туле прошел матч команд РСФСР, Украины, Москвы и Ленинграда, который называли малым чемпионатом СССР, поскольку именно в этих командах выступало большинство сильнейших легкоатлетов страны, где в прыжках в высоту новый всесоюзный рекорд для юношей установил Валерий Брумель — 2 метра 08 сантиметров.

В конце июня «Тульские Лужники» вновь принимали сильнейших мастеров легкой атлетики. На этот раз участников матча РСФСР — Польша. Польским легкоатлетам в то время принадлежало три мировых рекорда. В составе российской сборной выступали Ирина Пресс, Петр Болотников, Галина Быстрова, Эльвира Озолина и, конечно, туляк Евгений Момотков. Для него эти соревнования были вдвойне ответственны — решалась судьба поездки на Олимпиаду. Момоткову не удалось занять первого места, но, главное, Евгений Александрович выполнил олимпийский норматив и получил право представлять свою страну в Риме.


Олимпийский огонь над Южной трибуной.

Главный же итог матча РСФСР — Польша был даже не в уверенной победе российской команды, а просто в сокрушающем количестве высших достижений. На тульском стадионе было установлено 2 мировых рекорда, 2 рекорда СССР, 5 рекордов РСФСР и 6 рекордов Польши! Вот именно тогда-то «Тульские Лужники» и стали стадионом рекордов.

Между прочим, те легкоатлеты, что выступали весной и летом в Туле, показали потом блестящие результаты на Олимпийских играх в Риме. Ирина Пресс стала олимпийской чемпионкой в беге на 80 метров с барьерами, установив при этом новый олимпийский рекорд — 10,6 секунды. Ее старшая сестра Тамара Пресс выиграла соревнования в толкании ядра, также с новым олимпийским рекордом — 17,32. Олимпийский рекорд установили Э. Озолина в метании копья, Петр Болотников в беге на 10 000 метров, Валерий Брумель в прыжках в высоту (ему, правда, было присуждено второе место — точно такой же результат показал Р. Шавлакадзе, которого назвали чемпионом). Полька Э. Кшесиньская стала серебряным призером Олимпиады в прыжках в длину.

Какие только турниры высшего ранга с того времени не принимал тульский стадион — финал Всероссийских студенческих игр, финал ГТО, финал игр профсоюзов, финал турнира «Кожаный мяч», на который, между прочим, приезжал сам Лев Яшин.


Матч открытия сезона 1967 г. «Металлург» Тула — «Карпаты» Львов. Трибуны еще без козырьков.

Самым же посещаемым событием стал матч 1/16 финала Кубка СССР 1970 года между тульским «Металлургом» и ташкентским «Пахтакором». На стадионе, официальная вместимость которого была 20 000 зрителей (южной трибуны еще не было) по протоколу присутствовало 25 000 болельщиков! При нынешних строгих регламентах такого представить невозможно — люди сидели на каждом свободном участке — на ступеньках, позади футбольных ворот, на беговых дорожках, стояли вверху в проходах. Несмотря на такую колоссальную поддержку, «Металлург» не победил, но и не проиграл — 0:0.

В 1980 году в Туле сделал последнюю остановку перед Москвой Олимпийский огонь. И вновь на трибунах яблоку негде было упасть — достать заветный пригласительный билет на стадион было невероятным счастьем. Но ощутили его лишь 25 000 счастливчиков, часть которых сами были участниками программы — ветераны спорта, которые прошли торжественным парадом, и молодые люди, изображавшие на Восточной трибуне флажками живые картинки.

Над трибунами появляются козырьки

В сентябре 1962 года в восточной части появился малый стадион спортивных игр — то, что потом дружно именовали «колизеем». Сейчас на этом месте построен теннисный дворец. В зимнее время здесь заливали лед, и можно было играть в хоккей с шайбой, летом — в волейбол и баскетбол. Вокруг были сооружены трибунки на три тысячи мест. Когда это сооружение совсем пришло в упадок, его облюбовали окрестные дикие дырдырщики — любители мини-футбола, так что оно все равно не пустовало.

Тем временем Центральное ядро постепенно начало разрушаться. Дошло до того, что 8 сентября 1965 года по решению областного комитета КПСС была назначена комиссия партгосконтроля по определению причин разрушения трибун. Комиссия пришла к выводу, что на трибунах большая часть атмосферных осадков задерживается в пространстве между проступками и между лестничных маршей. Причем вода держится почти постоянно, в результате чего происходит коррозия металла и разрушение бетона. В январе 1966 года бюро обкома КПСС приняло решение о реконструкции и об устройстве навесного козырька над всеми трибунами. Проектно-сметную документацию утвердили быстро, но к монтажу перекрытий приступили только весной 1968 года.

Как знать, может из-за расходов на реконструкцию не удалось пробить еще одну стройку века. В 1966 году туляки активно лоббировали идею строительства первого в СССР крытого трека, стоимостью 2,5 миллиона рублей, при долевом участии профсоюзов. Крытый велотрек, как говорилось

в письме на имя председателя Совета министров СССР, «крайне необходим для развития велосипедного спорта. Отсутствие в стране такого спортивного сооружения отрицательно сказывается на подготовке и выступлениях советских велосипедистов как у себя на родине, так и за рубежом». Если бы письму дали ход, то в 1967 году были бы сделаны проектно-изыскательские работы, в 1968-м начато строительство, и в 1970-м завершено.

В то же примерно время пробивали финансирование и на строительство Южной трибуны. Ее даже начали строить, но деньги быстро кончились, остался один фундамент. Завершили дело лишь к 1980 году — надо же было где-то зажигать олимпийский огонь. А до того вместо трибуны стадионный круг замыкал обычный советский деревянный забор, на котором вывешивались большие таблички с цифрами, изображавшие табло. Табличек на каждую команду было по три, с оборотом; всего до цифры пять. Поэтому когда какая-либо из команд по ходу матча забивала больше пяти мячей, то к цифре 5 привешивали еще одну табличку для обозначения итоговой суммы. Например, 6 — это было 5 и 1.

Зато 15 января 1966 года вступил в строй легкоатлетический манеж — настоящее зимнее царство для легкоатлетов: он располагал секторами для прыжков, 150-метровой кольцевой беговой дорожкой, а также, после оригинального конструкторского решения, единственным зимним сооружением в стране, где имелась прямая стометровка. Да и вообще подобных спортивных сооружений в СССР тогда почти не строилось.

Необычной была и церемония открытия манежа. Торжественная ленточка была установлена на финише стометровки. Таким образом, официально открыл манеж победитель забега туляк Александр Лебедев. Его время — 10,7 секунды.

Одним из самых интересных проектов второй очереди было строительство открытого бассейна для плавания с тремя ваннами и земляными трибунами на 1500 мест, который планировали построить к 1961 году, сразу за легкоатлетическим манежем. Первая ванна — лягушатник для начинающих. Вторая — для тренировок и соревнований по ватерполо. Причем, с закрытыми выплывами, дающими возможность пловцам в холодные дни выплывать в бассейн непосредственно из раздевален.


Председатель облсовпрофа С. А. Дьяков торжественно открывает бассейн.

Третья ванна — для фигурных прыжков в воду с десятиметровой вышкой. По замыслу, пользоваться бассейном можно было с ранней весны до поздней осени, в период времени, когда температура воздуха бывает не ниже 8 градусов. То есть, по расчетам, 6 — 6,5 месяцев в году. Впрочем, уже тогда обсуждался проект заменить все три ванны на закрытый бассейн с одной ванной. Разум возобладал, и 9 мая 1972 года был сдан новый, современный бассейн, позволяющий проводить даже международные соревнования.

Так стадион примерно обрел черты современного спорткомплекса — одного из главных предметов гордости туляков.

Instagram аккаунт Myslo.ru. Только хорошие новости!
3 сентября, в 13:02 +18
Другие статьи по темам
Место
Как сдал пост тульский человек с ружьем: история памятника красноармейцу
Как сдал пост тульский человек с ружьем: история памятника красноармейцу
История «Тульских Лужников»: как Тула всем городом строила свой стадион
История «Тульских Лужников»: как Тула всем городом строила свой стадион