История тульской фабрики-кухни

История тульской фабрики-кухни

История фабрики-кухни — словно история советского государства. С ее появлением когда-то связывали самые радужные надежды на светлое будущее.

В итоге хотели как лучше, а получилось как всегда. Домохозяйки предпочитали готовить на собственных кухнях коммунальных квартир, а спроектированное с помпой здание долгие годы никак не могли толком отремонтировать.

Новому человеку — новое питание

Вообще-то идея фабрик-кухонь в эпоху, когда еще не было фастфуда и быстрозамороженных продуктов, была не так плоха. Что неправильного в том, чтобы тратить меньше времени на приготовление пищи, высвобождая его для чего-то более полезного? Хотя в те годы в этом виделся скорее процесс выковывания нового человека, который тратит время не на еду, а на пребывание в коллективе.

Первая фабрика-кухня была открыта в 1925 году в Иваново-Вознесенске, следом построили аналогичное заведение в Нижнем Новгороде, потом на Днепрострое. Само собой, дошла очередь и до Тулы. Здания фабрики-кухни должны были иметь не менее трех этажей, подвал и полуподвал, огромный обеденный зал на втором этаже и банкетные залы на третьем. Кроме того, плоскую крышу — чтобы трудящиеся, перековываясь в духе коллективизма, могли летом кушать на свежем воздухе.

Правда, денег и материальных ресурсов на возведение зданий, символизирующих светлое будущее, было крайне мало. Так, на заседании президиума тульского райкома ВСР металлистов 28 мая 1928 г. говорилось о том, что ассигнование центральными организациями средств на капитальное строительство в Туле составляет всего 900 000 рублей — примерно четверть требующихся затрат. Из них 600 000 — на фабрику-кухню, 150 000 — на холодильник, 150 000 — на хлебозавод.


Тула, 1931 год. Так выглядела фабрика-кухня сразу после открытия.

Заодно решили для ознакомления рабочего населения Тулы с постановкой работы по общественному питанию в других городах организовать рабочие экскурсии в Иваново-Вознесенск и в другие места, где «хорошо поставлено это дело».

Также обратились к горсовету с просьбой о скорейшей и безвозмездной передаче старых торговых рядов для нужд общественного питания, поскольку место, которое они занимали, казалось наиболее пригодным для сооружения фабрики-кухни. Хотя буквально пару лет назад в торговых рядах был сделан ремонт, и вообще они считались памятником архитектуры конца XVIII века.

На примере сноса старых торговых рядов легко представить, насколько зыбким в тот момент было положение и соседствующего рядом кремля.

Достаточно было кому-то из его противников оказаться чуть более пробивным и настойчивым, и кремль вряд ли бы устоял.

Идея сноса казалась правильной еще и по той причине, что кирпича в достаточном количестве для стройки фабрики-кухни не было, а тот, что имелся, был очень плохого качества. А вот старорежимный кирпич от старых рядов и стоявшей тут же Казанской церкви был очень даже хорошим, за счет него-то и планировалось способствовать улучшению работы общественного питания.

Причем разборку церкви и рядов решили начать немедленно, не дожидаясь даже решения горсовета, который лишь попросили «не задерживать разрешение этого вопроса, так как промедление может неблагоприятно отразиться на ходе строительных работ».

Экскурсии от горсовета

Архитектор Коротыгин спроектировал тульское здание по образцу московской фабрики-кухни, и оно на тот момент стало самым крупным зданием в городе. Еще одной его знаковостью для современников было то обстоятельство, что фабрика-кухня была одной из трех появившихся почти одновременно крупных построек зданий общественного назначения. Кроме фабрики-кухни на улице Марата появился единый диспансер № 1 (горбольница № 4), а в 1929 году — ДК «Серп и молот».

Строилась фабрика-кухня фактически вручную бригадами рабочих-оружейников и бывших безработных. Новинкой стало применение нового крана «Пионер». До этого кирпич таскали вручную по лестницам или поднимали на строительных лесах при помощи устройства «коза», крепившегося к стене.

Но проектировщики не приняли во внимание особенности грунта низинной части Тулы, из-за чего в поздние годы здание постоянно находилось в состоянии, требующем ремонта.


Новое здание появилось на месте старинных торговых рядов.

Фабрику-кухню на 12 тысяч обедов открыли 24 февраля 1931 года. В ней были несколько залов столовых, ресторан с банкетным залом, магазин кулинарии, пирожковая, кондитерский цех.

Залы одновременно могли обслужить 4500 человек. Местные власти требовали еще больших масштабов, а на деле не всегда удавалось справляться и с этими темпами.

Да и качество продуктов оставляло желать лучшего. «Коммунар» писал о том, что готовят на этой чудо-кухне из мороженой капусты и картошки. Тем не менее она считалась одной из главных тульских достопримечательностей.

«18 марта горсовет ОПГЭ совместно с горжилсоюзом организуют для домохозяек экскурсию по Туле, — сообщал „Коммунар“ 16 марта 1933 г. —  Экскурсанты посетят хлебозавод, фабрику-кухню, прачечную, музей сан­просвета. Экскурс-поход рассчитан на весь день. После экскурсии участники ее получат обед. Запись на экскурсию в горжилсоюзе (коммунальный отдел) у т. Тисовой и в горсовете ОПГЭ (Дворец труда, ком. № 13), телефон № 12».

В ноябре 1933 года в Туле, в Чулково, открылась вторая фабрика-кухня — тоже на 60 тысяч блюд. К сожалению, от нее не осталось даже фотографии. В воспоминаниях участников обороны есть упоминание о том, что с чулковской фабрики-кухни на передовую доставлялись обеды. Однако тогда же, в дни осады 1941 года, здание было разрушено.

Кстати, когда немецкие войска осаждали Тулу, на фабрике-кухне на площади Челюскинцев, нынешней Крестовоздвиженской, располагались огневые точки — зенитки и пулеметы. Плоская крыша пригодилась.

Ресторан, столовка, безалкогольный бар

Война заметно сказалась на состоянии здания, которое пришло в совершенную негодность. Требовался срочный ремонт, на проведение которого просто не было ресурсов. С 1 января 1946 года фабрику-кухню, впервые в своей истории, вообще закрыли. Что не помешало тогдашнему директору фабрики совместно с управляющим трестом столовых якобы продолжать работу.

Несмотря на факт закрытия, в январе и феврале 1946 года ими составлялись фиктивные меню, на основе которых выписывались со склада продукты и распределялись между собой и нужными людьми.

С наступлением мирного времени здание постепенно стало возвращаться к жизни.

«При фабрике-кухне № 1 (Тула, пл. Челюскинцев) вновь открыт ресторан первого разряда, — писал „Коммунар“ 27 января 1953 г. — В ресторане имеются в широком ассортименте холодные закуски и горячие блюда, кондитерские изделия, большой выбор виноградных вин, ликеров, пива, минеральных вод и других прохладительных напитков. Играет эстрадный оркестр, имеется бильярд. Ресторан открыт с 1 часа дня до 3-х часов ночи».


Герои фильма «Евдокия» на фоне тульской фабрики-кухни. Тула, 1961 год.

В 1955 году на фабрике-кухне было два ресторанных зала, две столовые, чайный бар, кафе, кулинария. Однако со вкусной и здоровой пищей по-прежнему были проблемы.

«Тот, кто хочет пообедать в общедоступной столовой на фабрике-кухне, прежде всего попадает в большой мрачный вестибюль. Все здесь уныло и серо, — живописал „Коммунар“ 26 апреля 1957 г. — Грязного цвета вешалки, такие же темные прилавки, покрытые пылью. Раздевшись, посетитель начинает снимать калоши, но гардеробщик поспешно заявляет:
- Калоши мы не принимаем. Идите так.

И вот все посетители идут в зал в калошах. Не случайно поэтому пол здесь хоть и моется, но никогда не бывает чистым. Изрядно в зале можно встретить людей и в верхней одежде — в пальто, в шапках.
Уборка столов производится небрежно. Поверхность столов влажная, жирная, на стульях крошки.

Грязно не только в зале, но и на кухне. Помещение кухни большое, светлое. Есть все возможности содержать его в образцовом порядке. Но работники столовой не заботятся об этом. Пол кухни подметается не веником, а метлой, годной только для уборки мостовых. Возле плит на полу навалены груды угля. Угольная пыль растаскивается по всей кухне.

На первое невозможно кислый борщ, на второе полусырая вязкая котлета, с еще более вязкими макаронами или с почти не масляным пюре, а на третье — жидкое суррогатное кофе».

Для самых грамотных уточняем: в статье было написано именно так — «жидкое суррогатное кофе».

Что касается груды угля, то еще в военном 1944 году директору фабрики-кухни, после того как горячие обеды задержали на четыре часа, было строго указано, чтобы у него всегда имелся десятидневный запас угля.


Голуби на площади Челюскинцев. И никакой автостоянки.

Несмотря на то, что в некоторых видах работ — например, в изготовлении полуфабрикатов — фабрика-кухня была монополистом в городе, использовать все имеющиеся помещения просто не хватало ресурсов, поэтому они постепенно занимались организациями, не имеющими никакого отношения к делу общественного питания. Появилась даже небольшая парикмахерская, которую к концу пятидесятых годов, когда начали выселять все посторонние организации, прикрыли одной из первых.

В более поздние советские годы располагавшийся здесь ресторан получил гордое имя «Упа» и являлся одним из самых популярных мест веселого времяпрепровождения.

К середине 80-х годов здание окончательно износилось.

«В аварийном состоянии находятся кровля и чердачное перекрытие, физический износ составляет 60 процентов, крыша протекает повсеместно, — говорилось в составленной по итогам осмотра здания справке для областных властей. — Из-за ветхости и постоянной течи произошли обвалы в залах, цехах, подсобных помещениях, в бухгалтерии и кулинарном училище. Имел случай травмирования работницы от обвалившейся штукатурки потолка. Зимой температура в цехах (мясо-рыбный, овощной, кулинарный) доходила до 8 градусов мороза, летом наблюдается постоянная загазованность».

Ну и дальше в таком же духе:

«Из-за ветхости оконных переплетов нет возможности сдавать предприятие под охранную сигнализацию».


Так выглядела площадь Челюскинцев в позднее советское время. 80-е годы.

При всем при этом фабрика-кухня работала без выходных дней, с 8 до 23 часов, и обслуживала самый различный контингент. Здесь было шесть торговых залов на 714 мест, шесть доготовочных столовых на 706 п/мест, девять раздаточных пунктов на 370 п/мест, восемь буфетов на 184 п/места, два магазина «Кулинария», три киоска по продаже кондитерских изделий, пять цехов — кондитерский, пирожковый, овощной, кулинарный, мясо-рыбный. Кстати сказать, здесь готовили оригинальные и пользующиеся популярностью по всему городу торты.

В середине восьмидесятых фабрику-кухню, по разработке тульского архитектора Зайцева, обновили югославы.

С введением сухого закона здесь появился чайный бар, и даже поговаривали об устройстве варьете. Но поскольку пациент сам собой излечиваться не хотел, а до настоящего ремонта руки не доходили, в восьмидесятые годы все предприятия общественного питания на фабрике-кухне были закрыты.

Автор: Сергей Гусев, 1 августа 2018, в 15:03 +26
Тульский характер: 29 лет был прикован к постели и обрел новую жизнь
Тульский характер: 29 лет был прикован к постели и обрел новую жизнь
Как воровали на тульских самоварных фабриках
Как воровали на тульских самоварных фабриках