Как воровали на тульских самоварных фабриках

На фото - самовары детские, подаренные детям Николая II. Фабрика наследников В. С. Баташева, 1909 г.

Как воровали на тульских самоварных фабриках

Как самоварщики делали миллионы? Видимо, покупали за рубль, продавали за три – на оставшееся крутились. Об этом более чем наглядно говорит эта коллекция самоварных историй. 

Сколько взяли, столько отдали

На Пушкинской улице в Туле работала Ваныкинская самоварная фабрика. Ее владелец Егор Ваныкин купил это предприятие в конце XIX века у другого тульского купца — Маликова. Ваныкинские самовары, между прочим, ценятся знатоками до сих пор.
 
А тогда, в начале века, на фабрике обратили внимание на вдруг участившийся спрос на недорогие маленькие самовары. Всё выглядело настолько странно, что кто-то из администрации фабрики пометил один из таких пользующихся спросом самоваров. Вскоре этот самовар с пометкой купила некая не вызывающая подозрений женщина. А следом за ней пустился тайный агент, в задачу которого входило отследить, куда направится покупательница.
 
Ушла она недалеко. Вскоре свернула вместе с самоваром в располагавшееся поблизости заведение, работавшее на фабрику, и вышла оттуда уже с пустыми руками. Вечером же помеченный самовар вернулся на фабрику — в числе других, отданных в это заведение на никелировку.
 
«Флорентийская ваза». Фабрика братьев Баташевых, 1870-е.
Тут-то и выяснился простой механизм обмана, разработанный аферистами. Самовары в никелировочное заведение обычно отдавали на счет, без точного обозначения веса и высоты, просто по числу штук и по форме. То есть столько-то граненых самоваров, столько-то рюмкой, вазой, простых и прочее. А в продаже самовары ценились не по форме, а на вес. Типа: мне нужен самовар таким-то весом.
 
Пользуясь этим обстоятельством, мошенники полученные с фабрики большие самовары, стоимостью 28−30 рублей, заменяли на маленькие — по шесть-семь рублей. Риска — минимум, ведь на фабрику возвращалось ровно столько самоваров, сколько отпускалось.
 
Правда, владельца никелировочного заведения господина Артамонова городской судья оправдал.
 
А вот брата и жену предпринимателя признал виновными и приговорил к тюремному заключению: брата на три месяца, а жену аж на целый месяц. На сколько эта веселая семейка нагрела самоварную фабрику, осталось неизвестным — по палочкам ведь всё сходилось.
 

О пользе ноля

Кстати, о палочках. Один крестьянин поставлял другому владельцу самоварной фабрики, купцу А. И. Медведеву, неотделанные деревянные ручки для самоваров. Правда, среди тульских купцов-самоварщиков именно А. И. Медведев не значится, зато есть Медведев Иван Иванович. А значит, А. И. вполне может быть его сыном, а значит, ярчайшим представителем золотой тульской молодежи начала ХХ века.
 
Крестьянин, сдавая ручки, получал взамен квитанции, по которым с ним потом производился расчет. Вроде бы никакого простора для фантазии. Ан нет! А как же знаменитая мужицкая сметка?
 
Как-то на этой фабрике тоже сильно удивились. Но уже тому, что исполнитель сдает слишком много ручек, уж девать их должно некуда, а он всё сдает и сдает.
 
Стали проверять записи, по которым производился расчет, и обнаружили совершенно милую уловку. Крестьянин смекнул, что если к цифрам, которые стоят у него в квитанциях, подставить нолик, то и денег заплатят в десять раз больше. Так 200 у него превращались в 2000, 50 — в 500 и так далее. Сделал раз, прокатило… Другой — тоже. И потом уже в этом клубе джентльменов, где верят на слово, пошло-поехало безо всякого стеснения.
 
Даже в голове не держал алчный производитель самоварных ручек, что чем больше наглеешь, тем скорее этому придет конец.
Он и настал. За аферу с ручками предприимчивый по­ставщик получил восемь месяцев тюрьмы.
 
Судя по всему, схожая бухгалтерия велась практически на всех тульских самоварных фабриках. Например, летом 1911 года были обнаружены систематические крупные кражи меди на Баташевской фабрике, притом что медь — весьма недешевый металл даже в те времена. И вообще металл для производства самоваров обходился недешево. С началом первой мировой, например, самовары почти сразу выросли в цене примерно на один рубль за пуд — в связи с тем, что олово и свинец получали преимущественно из-за границы.
 
Рекламный проспект фабрики наследников В. С. Баташева. Тула, конец XIX века.
В конце 1912-го там же, на Баташевской фабрике, обнаружили систематическую кражу самоваров. Систематическую — это значит, воровали давно, просто обнаружить этот факт руки не доходили. Сколько именно похитили, вообще не установили; сколько-то. Производившая дознание сыскная полиция нашла несколько самоваров в доме за Киев­ской заставой.
 
По объяснению хозяйки, самовары принес ее квартирант, который в систематической краже сознался и рассказал, что самовары похищал вместе со своими товарищами, с которыми работал на фабрике Баташевых.
 

Корпоративная солидарность по-тульски

Последнюю крупную кражу на Баташевской фабрике обнаружили перед мировой войной. Началось всё с того, что около чугунного моста (это через Упу, рядом с оружейным заводом) помощником пристава третьей части Мотиным был задержан некий Николаев, который вез на лошади 47 самоварных стенок, т. е. корпусов самоваров в неотделанном виде.
 
Задержанный откровенно рассказал, что стенки даны ему для сбыта живущим на Воронежской улице приятелем и что они несомненно похищены с самоварной фабрики, но с какой — не назвал. Опрошенный по этому поводу товарищ задержанного — некто Акимов — сначала отпирался в сбыте краденых самоваров, затем, под давлением улик, признался, что самовары похищены с самоварной фабрики «Т-ва В. С. Баташева насл.»
 
Самоварный фабрикант В. С. Баташев, 1880-е гг.
 
По его словам, существовала целая организация, занимающаяся сбытом краденых с Баташевской фабрики самоваров. Товар Акимову приносили токари фабрики Тимонин и Муравлев, а тот сбывал его другим тульским фабрикантам.
 
При производстве дальнейшего дознания было установлено, что только за последнее время краденые с Баташевской фабрики самовары были проданы следующим фабрикантам: Н. И. Нечаеву — 18 шт., А. В. Салищеву — 25 шт., Е. В. Салищеву — 15 шт., А. П. Тихонову — 20 и столько же И. Н. Жижину.
 
У всех скупщиков полицией были произведены обыски, во время которых обнаружили 196 краденых баташевских самоваров. Краденые самовары были найдены и у некоторых других фабрикантов. Да еще чины полиции были командированы в Тульский уезд для производства новых обысков. При дальнейшем производстве дознания у Е. В. Салищева найдено еще 64 самовара, А. В. Салищева — 15, И. Н. Жижина — 15, А. П. Тихонова — 8, С. А. Шурева — 15, Н. И. Нечаева — 25, Н. Н. Шелеснева — 21. Всего у них и у их коллег отобрано еще около 250 самоваров.
 

Рабочие самоварной фабрики наследников В. С. Баташева. Начало ХХ века. 
 
Можно представить себе масштаб воровства и точность учета, ведь не прояви бдительность помощник пристава, всё бы так и продолжалось дальше. Не говоря уже о корпоративной солидарности самих самоварщиков. У очень многих коллег по самоварному производству оказалось рыльце в пушку, но, пока не грянул гром, никто ни полсловом, ни намеком даже не проговорился, что использует краденое.
 
Даже когда пошли обыски, никто не поспешил предупредить товарищей, чтобы спрятали незаконно нажитое до лучших времен.
А фабрика Баташева при этом всё равно процветала!
 
Особую пикантность делу придавало то обстоятельство, что на большинстве похищенных с фабрики самоварных стенок уже были оттиснуты товарные знаки фирмы «Тов. Баташева В. С. насл.», почему, собственно, их так легко отыскали там, где производились обыски. Доставщик краденых самоваров Николаев получал по 1 рублю с пуда самоваров, которые взвешивались еще во дворе дома Акимова. При этом каким образом самовары вообще могли выноситься с фабрики, откуда красть их в подобном количестве практически невозможно, для полиции осталось загадкой.
 
Образец использования фамилии Баташев. Клеймо М. А. Худякова, так называемого преемника Баташева. 
 
Особое злорадство в городе вызвал некий фабрикант, у которого во время обыска нашли записную книжку, где он записывал свои проигрыши и выигрыши при игре в карты. Причем навару только от карточной игры было столько, что он мог бы роскошно жить лишь с этого. Теперь же, мол, счастье от него отвернулось и придется тратиться на адвоката.
Но грянула война, и самоварные разборки сошли на нет. У туляков появились иные проблемы.
 
Автор: Сергей Гусев, 15 июля, в 14:00 +24
История тульской фабрики-кухни
История тульской фабрики-кухни
История одной площади: Самое невезучее место в Туле
История одной площади: Самое невезучее место в Туле