Вспоминая наши девяностые

Примета 1990-х – тонированные «мерсы», быкующая братва и «Макдоналдс». На фото Юрий Степанов, кадр из фильма «Жмурки».

Вспоминая наши девяностые

Последняя десятилетка ХХ века оставила глубокий след в новейшей истории России. Давайте вспомним об этой сложной, но весьма интересной поре.

Как ни парадоксально, воспоминания о конце 80-х — начале 90-х годов, сохранившиеся у туляков лет сорока и старше, носят по большей части оптимистичный характер. С высоты нынешнего потребительского благополучия личные трудности той поры хоть и кажутся унизительными, но в целом довольно забавны.

Богородицк, 1995 год. C мороженым — тогда ещё натуральным — продавцы часто продавали неполезные, но популярные концентраты Invite, ZUKO и Yupi. Фото прислала Женя Петрушкина.

Впервые за многие-многие годы стальная хватка власти ослабла, и обычные граждане поняли: необходимость идти в ногу отпала — можно выйти из строя и двигаться дальше, рассчитывая только на себя. Самые проворные рванули активно осваивать открывшееся экономическое пространство, остальные просто учились выживать и жить в условиях нарождающегося капитализма.

Откуда ни возьмись появилось великое множество всевозможных кооперативов, ТОО, АОЗТ, фирм и фирмочек с непонятным статусом.

Они рождались, разбухали, лопались, как грибы-«вонючки», и появлялись вновь уже под новым именем. Начинающим российским бизнесменам приходилось бороться не только с инфляцией и дикими законами, которые со скоростью пулемётной очереди летели «сверху». Реальными действующими лицами всех бизнес-процессов были братки с золотыми печатками на растопыренных пальцах, кавказские бригады, продажные стражи порядка и т. д.

Первый в Туле «Мерседес» со своим вторым владельцем Виталием Корзуном

На поверхности, после преодоления всего негатива 90-х, остались самые сильные игроки, понявшие и принявшие правила новой экономической реальности. Они не только выжили в то сложное время, но успешно продолжают работать и по сей день. За примерами далеко ходить не надо: больше половины успешного тульского бизнеса — родом из 90-х.

Всё поделить!

В конце 80-х в Туле, как и во многих регионах пока ещё Советского Союза, была введена талонная система распределения. Суть её состояла в том, что для получения дефицитного на тот момент товара надо было не только заплатить, но и предъявить соответствующий талон. Выдавали эти документы по месту прописки в ЖКО, иногородним студентам — в общежитиях.

Тула, 1992 год. Чтобы купить молока, люди занимали очередь с шести утра

По талонам — растительное и сливочное масло, мясо, колбаса, сыр, сахар, стиральный порошок… Дефицитная водка, которую можно было приобрести тоже сугубо по талонам, уверенно заняла положение твёрдой «внутренней валюты» и стала иметь ценность даже в тех семьях, где никто и не пил! Сорока­градусной расплачивались за работу не только с сантехниками, но также со строителями, возводящими дачи и частные дома (из приобретённых за водку же материалов); с трактористами — за вспаханный личный участок или привезённую машину краденого навоза. Её, злодейку, дарили в знак благодарности докторам, педагогам и чиновникам…

1995 год. Два Женечки — слева Белоусов, справа Грин. Кстати, у Белоусова на поясе пейджер висит. Они только появились тогда. И то не у всех.
Фото из личного архива туляка Евгения Грина

В начале 1992 года талонная система сошла на нет в связи с т. н. «отпуском цен». Оказавшись на свободе, они стали безудержно рваться ввысь, оставляя далеко позади реальные доходы рядовых граждан.

Ты — мне, я — тебе

Одна из ярких примет экономических отношений той неспокойной поры — бартер. Так называется способ торговли, основанный на прямом обмене товарами без использования денег. Например, в 1993 году, согласно таблице, опубликованной в еженедельнике «Коммерсант», за 1 т бензина давали 4,2 тонны цемента или 70 кг мяса или 1100 шт. красного кирпича.

На некоторых предприятиях зарплату выплачивали изделиями, которые это предприятие выпускало.

Это заставляло людей на ходу придумывать и воплощать в жизнь схемы товарообмена между друзьями, коллегами и соседями. Помню, как в результате бартерных сделок, которыми в то время активно занимался мой супруг, в доме появился видеомагнитофон, произведённый на дочернем предприятии «Тулачермета», два женских китайских пуховика, штук шесть великолепных немецких костюмов, множество упаковок шоколадных конфет, рыбных и мясных консервов, рулоны линолеума и пр. и пр. Большая часть этого добра была продана или обменена на что-то более нужное, кое-что осталось в хозяйстве.

1995 год. Тула, задворки клуба «Премьер». На пике моды — джинсовая «варёнка» и спортивные костюмы «адидас» («адики»).
Фото прислала тулячка Екатерина Табакова.

Операция «Кооперация»

Ещё одна примета эпохи — производственные кооперативы. В начале 90-х им была предоставлена экономическая свобода, практически не контролируемая государством. Это превратило их в конечном счёте в огромный теневой рынок со всеми не понаслышке известными нам последствиями.

Отрывок из к/ф «Жмурки»

Иномарок в Туле почти не было, советский «жигулёнок» «копейка» считался отличным авто!
Фото прислала Надежда Качулина

В Туле тогда открылось несколько кооперативных кафе и ресторанов. В числе наиболее известных — «Люкс» на Красноармейском проспекте, «Апрель» на ул. Кауля, «Кузнецкая Слобода» на ул. Прокудина. От рядовых заведений общепита их отличали более высокие цены и публика, часть которой была одета в соответствии с тогдашним дресс-кодом (малиновые пиджаки или тренировочные костюмы, золотая цепь на шее не обязательна, но желательна).

На каждом углу маячили кооперативные ларьки, в которых продавался «раритет» — импортный табак, алкоголь, продукты.

В результате недопонимания между хозяевами торговых точек и «крышей» ларьки иногда горели. На их месте тут же вырастали новые, с тем же торговым набором. В числе наиболее популярных точек кооперативного ларёчного движения — площадки около ТЮЗа (т. н. «Поле чудес»), на остановке «Ул. Плеханова», возле Московского вокзала.

Трейлер к/ф «Generation P»

3 рубля 75 копеек в 1990 году стоил Биг-мак в первом «Макдоналдсе», открывшемся на Пушкинской площади в Москве. По официальному курсу советского Госбанка это равнялось 6 долларам 25 центам.

Предприимчивые люди скупали у простаков ваучеры, позже заработав
на этом большие деньги

10 тысяч неденоминированных рублей стоил в 1992 году приватизационный чек (ваучер). 20−50 долларов сегодня стоит ваучер 1992 года у коллекционеров. Финансовой стоимости он лишён, так как ограниченный срок действия чека уже давно закончился.

Продолжение.

Автор: Елена Рябикова, 1 октября 2015, в 16:25 +21
Другие статьи по темам
Место
Прочее
Как «сидели» при царе
Как «сидели» при царе
Университеты Тулубьевской школы
Университеты Тулубьевской школы