Фото Алексея Пирязева.

Тулячка Раиса Голованчикова: 95 — не больше чем цифра в паспорте!

Кулинария, вышивка, поэзия, музыка — это далеко не все увлечения Раисы Степановны. Своим примером она доказывает: в 95 жизнь только начинается!

22 марта Раиса Степановна празднует юбилей. Поздравить именинницу съехались друзья, родственники, коллеги и соратники из «Тульского регионального союза пенсионеров». Для членов Союза Раиса Степановна — почетный старожил коллектива. Ведь 22 года назад именно она стояла у истоков этой организации. Во многом благодаря ее усилиям Союз пенсионеров в Туле сейчас объединяет вечно молодых людей.

Проведать юбиляршу решили и мы. Домик Раисы Степановны — на окраине села Зайцево. Маленький и уютный, он напоминает музей раритетных вещей: старинные часы, мебель, посуда — все пропитано почти вековой историей.

Здесь, в этом доме, прошла вся жизнь Раисы Степановны. Ее семья никогда не жила богато: мать — работник колхоза, отец — тракторист. Все заработанные средства уходили на шестерых детей. Несмотря на это, в детстве Раиса ни в чем не нуждалась: родители делали все, чтобы обеспечить большую семью едой, одеждой, образованием и полезным досугом.

Окончив школу, Раиса идет работать на патронный завод лаборантом. Через три года начинается война.

- В конце 1941 года наш завод эвакуировали, — вспоминает Раиса Степановна. — Я приехала в родную деревню и не узнала ее. Страшно так, что до сих пор холодок по коже. Самолеты летают низко, кругом дома горят. Бежать некуда, ведь в соседних деревнях все тот же кошмар. Мы вырыли землянку, кое-как устроились там и ночевали. Хорошо, что удалось взять с собой немного еды и воды. Иначе мы бы просто не выжили. Наш дом раньше стоял на окраине дороги (это теперь он третий: люди отстроили дачи уже после войны). И немцы первым делом — сразу сюда.

Помню их огромных лошадей, следы от копыт на нашем ухоженном участке и бесцеремонное поведение. Когда мы вошли в дом, нас сразу же выгнали.

Даже хлеб, который отец набрал в мешок, отобрали. Мы остались на улице ни с чем. Холодно, голодно, страшно. Младшему братику — всего полтора года. Он, помню, сидел на руках у мамы и даже не плакал: просто смотрел, что творится вокруг. 

В землянку мы не вернулись, в такой холод это — верная гибель. Неподалеку, в овраге, находился здоровый колхозный подвал, туда и отправились на ночлег. Утром, когда уже показалось солнце, приходит немец с автоматом. Посмотрел на нас исподлобья и убежал. Все оцепенели от ужаса. Я первая пришла в себя, говорю: «Братцы, утекаем». И все ринулись бежать. Оврагами кое-как добрались до соседней деревни. Там жили наши родственники. Но я решила остаться в Зайцево и присмотреть за домом. Затаилась и вижу: открывается дверь, выходят два немца с оружием и направляются к оврагу. Теперь всегда, когда вспоминаю этот момент, думаю: «Господи, спасибо. Благодаря тебе мы сохранили свои жизни».

Нам повезло. Враги побыли в деревне всего пять дней и ушли. Когда мы вернулись домой, обнаружили, что у нас ничего не осталось. Единственную в хозяйстве овцу немцы зарезали и съели. Солома была настелена по самые окна. Вытащили сено, начали приспосабливаться. А еще они, негодяи, открыли дверку в подвал, где хранилась картошка. Картошка вся померзла. Мы так переживали, словами не передать! Но что делать: выживать-то надо. Среди картофелин выискивали неиспорченные. Бывало, что парочку удавалось найти. Их мама варила маленькому братишке, а мы грызли остальные, прямо с очистками. Но все это нам казалось временными трудностями. Они — ничто по сравнению со страхом умереть.

В 1942 году Раиса поступает на машинно-тракторную станцию, бухгалтером. На этом месте она трудится девять лет. Но организацию расформировывают, и Раиса становится завхозом в больнице. С 1970 года женщина окончательно закрепляется в профессиональной среде и работает бухгалтером в Зайцевском сельском совете (позже — администрации с. Зайцево) вплоть до выхода на пенсию.

Увидев Раису Степановну, мы поняли: тихая, спокойная старость — не для нее. Даже в 95 лет лежать на диване перед телевизором ей некогда. День пенсионерки начинается в 8 утра. Первым делом она идет на кухню стряпать. Пирожки с мясом, картофелем, грибами, морковный пирог, варенье, блины, драники — эти лакомства — постоянное украшение ее обеденного стола.

- Ну 95, ну и что же? — восклицает Раиса Степановна. — Ведь что такое возраст? Лишь цифра в паспорте. Я чувствую себя молодой, полной сил и энергии. Вот с девочками-ровесницами стараемся не отставать от жизни: вышиваем, читаем стихи, следим за новостями, поем песни. Плохо, что слышу уже не так, как раньше. Да и зрение часто подводит. Но это не мешает развиваться.

По словам Раисы Степановны, ее досуг не был бы столь насыщенным без поддержки людей, которые уже давно стали ей родными. В селе Зайцево проживают, в основном, вдовы. Все они — члены «Тульского регионального союза пенсионеров». И только совместными усилиями им удается сохранить бодрость, удаль и позитивный настрой.

- Почти век, что я живу, дал мне понять нечно важное: забота о ближнем — самое лучшее лекарство от всех болезней, — улыбается Раиса Степановна. — Мне повезло, что рядом есть такие люди — не только соседки, но и мои родные девочки — дочь, внучка и правнучка. Они часто приезжают в гости, балуют гостинцами. Однажды даже предлагали оставить Зайцево и перебраться к ним в Тулу. Но здесь мой дом. Здесь прошла вся моя жизнь. И для меня нет на свете милее места.

Редакция газеты «Слобода» и портала Myslo желает Раисе Степановне счастливо отпраздновать еще много Дней рождения!

Instagram аккаунт Myslo.ru. Только хорошие новости!
22 марта 2017, в 12:26 +12
Куда в Туле пойти заниматься танцами
Куда в Туле пойти заниматься танцами
Сергей Безруков: Что я оставлю после себя в этой жизни?
Сергей Безруков: Что я оставлю после себя в этой жизни?