Профессия: Я работаю пожарным

Профессия: Я работаю пожарным

Каждый день они рискуют своей жизнью и спасают людей. 30 апреля отмечается День пожарной охраны России, и сотрудники тульского МЧС рассказали, почему они влюблены в свою работу.

Виктор Хромов, 53 года

- Сложных пожаров в моей жизни было очень много. До сих пор помню в деталях, как в 1999 году на территории Барсуковского рудоуправления загорелась нефтебаза. По ж/д путям подгоняли цистерны, чтобы переливать топливо в более мелкие, и по этой же дороге перегоняли поезда с бутовым камнем. Однажды у поезда, который вез этот камень, отказали тормоза. Чтобы не вылететь на пути, по которым ходят пассажирские поезда, диспетчер перевел стрелки и направил его в тупик. А там стояли цистерны с бензином. Поезд на полном ходу протаранил их. Огня было море. Одна цистерна перевернулась, открылась. 70 тонн горящего бензина растеклись по территории, по земле и ручью. Горение было эффектное!

Виктор Хромов работает в МЧС уже 37 лет.
Почти все крупные пожары Тулы были потушены при его участии.

Горящее топливо доходило до других цистерн, которые тоже были полны под завязку. Если бы они взорвались, то с лица земли были бы стерты даже соседние постройки. При взрыве цистерны образуется огненный шар, от которого исходит мощнейшее тепловое излучение. Психологически сложно остужать горящие цистерны, зная, что в любой момент они могут взорваться. Но мы их отстояли.

За тушение этого пожара нас оценили по достоинству. Один человек был награжден орденом Мужества. И еще 12 пожарных получили медали «За отвагу». Такие дают военнослужащим за боевые действия, а тут в мирное время…

А вообще пожаров вспоминается много. На самом деле, мы всегда на работе, даже в выходные. Когда случился один из крупных тульских пожаров на рынке «Южный», я был в отпуске.

Отдыхал с семьей, когда увидел из окна поднимающееся облако дыма.

Смотрю, наши машины полетели. Я тоже всё бросил, оделся и поехал помогать. Мы не умеем по-другому. Наша профессия — это навсегда.

Юрий Курбатов, 41 год

Все пожары, на которые я выезжал, невозможно забыть, особенно первый. Это яркий отпечаток в памяти. Я часто вспоминаю, как впервые поехал на пожар в жилом доме на ул. Карла Маркса в Туле. Рядом со мной были опытные коллеги, они вынесли из горящего дома мужчину. Тогда я никого не спас, но совсем скоро и мне представилась такая возможность.

Юрий Курбатов

Однажды мы приехали на ул. Баженова в Туле, где горела квартира. Там находились две женщины, а на руках у них были две девочки 5−6 лет. Представляете, какие слова нужно было подобрать для этих мам, чтобы забрать у них дочек, вынести на автолестницу и спустить оттуда, практически с высоты пятого этажа? Этот пожар тоже был для меня одним из первых.

Помню, после того, как справились с огнем, присели на лавку возле подъезда, а одна из девочек подошла и сказала: «Спасибо, дядя!»

Мы работаем не ради благодарности, но эти слова просто невозможно забыть.

Были и другие сложные моменты. Однажды мы тушили возгорание в психоневрологическом диспансере. Тогда мы спасли 264 человека и не дали распространиться пожару на большую площадь. Тоже было непросто, потому что рядом были особенные люди.

Когда меня спрашивают, что в нашей работе самое сложное, я теряюсь. У нас всё сложно. Нормальная человеческая реакция — бежать от огня. А мы, наоборот, всегда заходим в горящее здание. Чисто психологически преодолеть этот страх непросто.

Мы должны действовать быстро, а людям, у которых несчастье, кажется, что время растянулось. Поэтому они иногда ругаются, подсказывают, как нужно бороться с огнем. Со стороны же кажется, что мы просто заходим в квартиру и поливаем всё вокруг водой. Но все сотрудники МЧС проходят серьезную подготовку, изучают процессы горения, его физико-химические свойства. Даже открытие дверей в горящее здание — наука. Все, кто приходит на работу в МЧС, проходят обучение порядка двух месяцев. К нам на работу берут не всех. Кандидаты проходят собеседование у психологов.

Человек со слабой психикой не сможет спасать людей и бороться даже с собственными страхами. Ну и конечно, нужна хорошая физическая подготовка.

За моими плечами 21 год работы в МЧС. Но это время пролетело как один день. Некоторые называют нас «адреналиновыми наркоманами». Наверное, так и есть. Но если мы спасаем жизни, кому от этого плохо?

Денис Мазуров, 27 лет

- Однажды у нас был вызов в один из фитнес-клубов Тулы. Там есть сауна, и около пяти утра в ней загорелась парилка. Мы с моим товарищем Михаилом приехали первыми, зашли в помещение. Надели дыхательные аппараты, стали искать источник возгорания. Помещение было так задымлено, что ничего не видно. Михаил попросил у меня большой фонарь, сделал шаг и упал в бассейн. Нужно понимать, наша боевая одежда очень тяжелая, один дыхательный аппарат весит 10 килограммов, а тут еще всё намокло. Выплыть в таком костюме нереально. Я был рядом, Михаил схватился за меня. Так получилось, что я помог ему выбраться, спас жизнь. Но героем себя не считаю, это стечение обстоятельств. Если бы я стоял дальше, Миша пошел бы на дно, и я уже не смог бы ему помочь.

Денис Мазуров

Когда находишься в стрессовой ситуации, некогда задумываться. Ты действуешь автоматически. Так происходит на каждом пожаре.

Бывает даже, потом оглядываешься назад, думаешь: «Неужели это всё я сделал?» Не верится. Но это уже стиль жизни.

Даже вне работы слежу за происшествиями, смотрю новости и видео с пожарами. Интересно с профессиональной точки зрения. Иногда даже замечания делаю, когда увижу кого-нибудь без ремня, например. Большинство людей не обратят внимание, а мы отмечаем что-то новое. В нашей профессии лучше всё-таки учиться на чужих ошибках.

Добавьте Myslo.ru в список ваших источников Google.news
30 апреля 2017, в 10:00 +25
Другие статьи по темам
Прочее
Магазин «Карелия»: рай для туристов и рыбаков
Магазин «Карелия»: рай для туристов и рыбаков
Чайхана Зира: восточная сказка в центре Тулы
Чайхана Зира: восточная сказка в центре Тулы