Министр связи Николай Никифоров: Мы – свидетели технологической революции

Николай Никифоров

Министр связи Николай Никифоров: Мы – свидетели технологической революции

В откровенной беседе министр рассказал, почему сейчас общество не может существовать отдельно от информационного пространства и почему нас всех нужно срочно оцифровать.

Министр связи и массовых коммуникаций РФ Николай Никифоров провел уникальную пресс-конференцию для журналистов региональных СМИ. Единственным представителем Центрального федерального округа на этой встрече были корреспонденты Myslo. Его ответы на вопросы региональных журналистов — от первого лица.

 

Всем дать интернет!

Мы активно реализуем проект устранения цифрового неравенства. Цель — подключить к сети все населенные пункты, в которых проживает больше 250 человек. Сейчас мы подключили уже около 2000 таких поселений.

Мы и тариф специальный утвердили — 45 рублей в месяц (скорость 10 мегабит в секунду). Когда рассказываю об этом где-нибудь в Европе, мне не верят — это же дешевле, чем чашка кофе! Впрочем, за рубежом вообще не верят, что мы решили подключать все населенные пункты свыше 250 жителей — не в каждой стране такое сейчас сделано.

Если мы доведем проект до конца, то это будет настоящий инфраструктурный подвиг. В таком случае у нас 97% жителей смогут, если захотят, проложить к своему дому кабель и по нему иметь доступ на высокой скорости ко всему миру. Это залог экономического развития страны и повышения качества жизни.

Сейчас люди требуют доступ к сети вперед асфальтированной дороги, газа и других коммунальных благ. Доступ к информации на сегодня стал чем-то неотъемлемым.

Проект устранения цифрового неравенства мы проводим совместно с «Ростелекомом». Грустно это признавать, но сегодня «Ростелеком» тащит этот проект на себе. Государство стало менять правила игры уже в процессе, в этом году недофинансирование в контракт составляет 6,9 млн рублей. Что будет, если финансирования так и не дадут? Будут отключены пункты коллективного доступа в интернет, и мы не сможем больше построить ни одного километра оптики. Если мы заинтересованы не только в развитии городов, но и в уменьшении оттока людей из сел, то нам необходимо продолжать проект. Буду делать все от меня зависящее, чтобы деньги выделялись и реформа продолжалась.

 

Всех оцифровать!

В идеале мы должны оцифровать каждый объект, который у нас есть, не важно что это — здравоохранение, образование, культура, правоохранительные органы, домохозяйства. Тогда мы легко сможем найти ответ на вопрос, к примеру, на что мы должны потратить дополнительный миллион рублей из бюджета. Раньше такие решения принимались субъективно. Кому-то просто казалось, что вот здесь нужно построить детский сад. Или вот здесь — школу. На самом деле, информационные технологии дают полное знание того, что происходит на местах, дают ответы на вопрос, как эффективно распределить наши ресурсы, как правильно обеспечить расходование средств налогоплательщиков.

Есть 25 тысяч муниципальных образований по стране. И мы должны в хорошем смысле оцифровать всех глав этих муниципальных образований. Каждому предоставить российское устройство с российскими программными продуктами. Чтобы они просыпались утром, открывали эти устройства и понимали, что у них происходит, каково их место по сравнению с коллегами, что им нужно сделать, какие проблемы решить и т. д.

Сейчас, например, мы активно оцифровываем сферу образования с помощью системы под названием «Контингент». И мы наконец стали понимать, что у нас с детьми происходит. Где сколько родилось, какие детсады и школы они посещают. Кроме того, информационная система помогает улавливать странного рода отклонения. Вы удивитесь, но у нас в стране нередко группа детей «выбывает» из обучения. То есть они по возрасту уже должны были пойти в школу, но не пошли по каким-то причинам. То ли родители забыли, то ли еще что — сейчас проблема существует, а программа помогает выявить эти пробелы.

Мы по-прежнему находимся на этапе трансформации. Когда мы оцифруем все наши процессы и уйдем от субъективных решений в управлении, все, что мы делаем, будет продиктовано реальными потребностями граждан. Чтобы пазл сложился, нужно еще время, 3−5 лет. Мы с вами являемся свидетелями реально происходящей технологической революции!

 

Про «детский» интернет

Всем родителям важно понять, что интернет — это доступ к самой разной информации. И к «хорошей», и к «плохой», и к законной, и к незаконной. И сегодня существует много инструментов, которые помогают родителям обезопасить детей от той информации, которая им, мягко говоря, нежелательна. Рекомендую посмотреть интернет-сайты вашего провайдера. У каждого провайдера есть платные и бесплатные инструменты родительского контроля, разные фильтрации интернета. И каждое более-менее современное устройство, с которого есть выход в интернет, также включает в себя эти функции. Почитайте инструкцию, разберитесь, как их включить и настроить. Никакой угрозы в этом случае для детей нет. Кроме, конечно, угрозы того, что ребенок просто подсядет на гаджеты. Но здесь уже вопрос баланса того, что происходит в жизни ребенка.

Моя позиция как родителя — «разрешаю, но ограничиваю».

Нужно, конечно, нормировать использование гаджетов. Совсем исключить их из жизни ребенка — неправильно. Да и невозможно сейчас воспитать детей в изоляции от всех технических новинок, все равно у сверстников увидят. Вместо запретов нужно научиться соблюдать баланс, не допускать перегибов и зависимости от гаджетов и интернета.

И еще со школьной скамьи дети должны знать правила поведения в сети и ответственного отношения к информации. В них нужно воспитывать медиаграмотность, информационную гигиену, если хотите. Чтобы они понимали, чему можно верить в интернете, а чему нельзя.

 

Про ИТ-образование

Что огорчает - на сегодня нет федеральной образовательной ИТ-программы для детей, чтоб это было доступно сразу и везде. Это все зависит от власти на местах — от губернатора, мэра, директора школы, заведующего детсадом… Там, где руководству всех уровней небезразлично будущее детей, реализуются образовательные проекты. Очень хорошо, что у вас в Тульской области построят технопарк «Кванториум» — это прекрасная возможность для наших детей быть гораздо более подкованными и заинтересованными в условиях информационного общества, которое создается вокруг нас. Важно дать им возможности, они уже готовы и очень быстро воспринимают все новое. Регионы, в которых власти работают на опережение в этой сфере, вызывают большое уважение.

 

Про интернет-пиратов

Считаю, что сегодня в России действует одна из самых эффективных систем борьбы с интернет-пиратством. Во многих странах, особенно на Западе, ситуация куда жестче: несколько раз попавшись на скачивании нелегального контента можно запросто стать фигурантом уголовного дела. Мы же поступаем гуманнее по отношению к пользователю, потребителю контента. И, напротив, более серьезную работу ведем в отношении тех, кто этот контент распространяет. Ведь сознательное, корыстное преступление совершают именно они.

К сожалению, случаи, когда пиратов привлекают к ответственности, — это скорее исключение, чем правило. Что сейчас необходимо делать — так это пропагандировать использование легального контента. Для этого нужно, чтобы он был недорогим и доступным. И здесь у нас уже есть определенные подвижки — например, интернет-магазины, смарт-телевидение и т. д. Все это активно используется. Цифры говорят сами за себя: в прошлом году количество пользователей легального контента увеличилось с 12 до 18 млн.

Нам удалось сделать судебный механизм блокировки сайтов, которые распространяют нелегальный контент. Даже есть несколько примеров вечной блокировки, когда мы видим системные нарушения со стороны владельцев ресурсов, которые никак на это не реагируют. Существующий механизм блокировок позволяет целому ряду российских кинофильмов в процессе их премьер все-таки получать доход от кинопроката и вычищать интернет от пиратских копий.

Но я считаю, что не нужно полагаться на блокировки как на единственный способ борьбы с пиратством. По-моему, у нас каждое ведомство уже выступило с заявлением, что во всех бедах виноват интернет.

Преступники — интернет виноват, наркотики — тоже интернет. Пиратство — интернет. Нелегальная продажа шкур животных — интернет! «Надо все заблокировать!»

С таким же успехом можно обвинить Минтранспорт, что он строит дороги, по которым ездят преступники… Давайте прекратим строить дороги, чтобы преступники по ним не ездили и не совершали правонарушения? Что я пытаюсь сказать — нельзя пытаться подменить реальную борьбу с преступностью блокировками. Мы живем в правовом государстве, и нельзя допускать таких перегибов.

Для нас очень важно, чтобы все блокировки носили судебный порядок. Плохо, когда это делается госорганами в одностороннем порядке. Кроме, конечно, чрезвычайных случаев, которые прописаны в законодательстве — это детская порнография, экстремизм, пропаганда наркомании и суицидов. Только в случае нарушения этих четырех пунктов сайты незамедлительно попадают в «черный список». Все остальное — только решение судов!

 


Министр связи Николай Никифоров с региональными журналистами. Кстати, это фото министр выложил в свой инстаграм: «Спасибо журналистам региональных СМИ, посетившим сегодня #Минкомсвязь, за интересные вопросы и дискуссии!»

 

Про УЭК

Проблема проекта Универсальной электронной карты (УЭК) в том, что она так и не стала официальным юридическим документом, хотя это предполагалось по закону. Есть концепция электронного паспорта, в которой мы предлагаем отказаться от бумажного документа со всеми их штампиками и бесконечными вписываниями чего-то. Это должен быть полноценный электронный защищенный документ. Защищенный как с точки зрения физического носителя (мы работали совместно с Гознаком, чтобы он был защищен не меньше, чем банкнота), так и с точки зрения криптографии электронного чипа. Технически мы полностью готовы к осуществлению этого проекта. Вопрос обсуждается — когда же начать, сейчас или позже. Мы за то, чтобы начать немедленно.

Введение электронного документа повлияет на то, как в целом по стране будут развиваться различные электронные услуги. Он позволит удаленно совершать значимые юридические действия. Например, теоретически можно будет заключить брак, просто приложив электронные паспорта к специальному «банкомату».

Другой пример — регистрация на авиарейс. Представляете, как сейчас это происходит? Вы приходите и показываете сотруднику аэропорта паспорт. Он смотрит в паспорт, смотрит на вас и принимает важнейшее решение — а вы ли это? Если вдуматься в суть этой процедуры, то она очень смешная и по современным меркам даже странная. И тем не менее сейчас это происходит миллионы раз в день. А как может выглядеть проход человека на борт, если у него есть электронный паспорт с отпечатками пальцев? Не нужны будут никакие сотрудники, все это ненадежно и архаично. Можно будет просто подойти к специальному турникету, приложить свой паспорт, приложить палец к сканеру, а система автоматически распознает ваше изображение. Мне будет гораздо спокойнее за нашу авиацию, если граждане буду проходить на борт через автоматические пункты контроля. Это перевернет нашу жизнь!

 

Про поддержку ИТ-отрасли

Что мы сегодня делаем для того, чтобы помочь отечественным компаниям, работающим в сфере информационных технологий:

  • Действуют льготы по страховым взносам для отечественных разработчиков ПО. Зарплаты сотрудникам — это для них основная статья расходов, поэтому мы ввели это послабление. Они платят 14% вместо 30. В скором времени действие этой льготы заканчивается, но мы делаем все возможное для ее продления. Считаем, что сейчас не то время, чтобы лишать их этой поддержки. Лишившись льгот, они могут уйти в тень или уехать за рубеж. И тогда вообще никакого эффекта для бюджета не будет.
  • Построена сеть технопарков. Они действуют в девяти субъектах РФ. И активность ИТ-компаний там серьезная.
  • Решение кадровой проблемы. Для ИТ-компаний очень важен постоянный приток талантливых высококвалифицированных специалистов. Когда я пришел работать в министерство в 2012 году, меня поразило, что в вузах нашей страны всего лишь 27 тысяч бюджетных мест для ИТ-специалистов. Это катастрофически мало. Вместе с министерством образования мы каждый год повышали количество этих мест на 20−30%, сегодня их уже около 42 тысяч. Думаем повышать эту цифру и дальше. У нас есть лозунг — «Нашей стране нужен миллион программистов!». Сегодня их тысяч 350−400 всего лишь.

Интересно сравнить, как государство поддерживает те или иные отрасли. Например, сельское хозяйство, машиностроение, авиастроение — во все эти отрасли страна вкладывает десятки, сотни миллиардов рублей. А в ИТ-отрасль не вкладывает ничего — 0 рублей 0 копеек. При этом айтишники в прошлом году сумели добиться экспорта своих продукций и услуг примерно в 1,7 млрд долларов. Для сравнения: экспорт вооружения составил около 15 млрд долларов, продукции сельского хозяйства — около 14 млрд долларов. Явно заметно, что вклад айтишников в развитие экономики страны, в экспорт продукции уже ощутим и сравним с этими отраслями. И это все без поддержки со стороны государства! Я убежден, что если эту поддержку сейчас оказать, мы получим очень серьезный результат.

И уже делаются определенные шаги в верном направлении. В марте Дмитрий Медведев утвердил план устойчивого развития экономики. В этом плане впервые появился пункт № 33 — он касается поддержки разработки и продвижения отечественного П. О. Мы нашли отдельные источники финансирования на это — до 5 млрд рублей. Опять же, по сравнению с другими отраслями цифра смешная, но это уже что-то. Мы считаем, нужно предоставлять субсидии компаниям на компенсацию части затрат по разработке продукции, помогать получать льготные займы в банках (сейчас ИТ-компаниям практически невозможно взять кредит — им нечего оставить в залог банку), оказывать поддержку для участия в зарубежных выставках.

Сейчас у российских айтишников настали хорошие времена, восходит солнце над их поляной.

Убежден, что у отрасли все будет хорошо, главное не замыкаться на внутреннем рынке. Сейчас специалисты ИТ-сферы получают зарплату в два раза выше средней. И зарплата продолжает расти, только пока грамотных специалистов не хватает. Поэтому сейчас нужно серьезно инвестировать в качество подготовки кадров для этой отрасли.

 

досье

Николай Никифоров, министр связи и массовых коммуникаций Российской Федерации

Родился 24 июня 1982 года в Казани.

Окончил экономический факультет Казанского государственного университета.

С 2001 года начал карьеру в сфере информационных технологий. С 2010 года работал министром информатизации и связи Республики Татарстан. В мае 2012 года указом Президента России был назначен министром связи и массовых коммуникаций РФ, сменив на этом посту Игоря Щёголева и став самым молодым министром в истории России (ему не было и 30 лет).

Женат, воспитывает четырех детей — двоих сыновей и двух дочек.

Доход Николая Никифорова за 2015 год составил 5 млн 788 тыс. рублей. Его супруга Светлана заработала 28 млн 603 тысячи рублей (также работает в сфере ИТ).

21 июня 2016, в 11:45 0
Русское поле фермера Кравцова
Русское поле фермера Кравцова
Александр Балберов: Спорт будоражит и даёт импульс двигаться вперёд!
Александр Балберов: Спорт будоражит и даёт импульс двигаться вперёд!