Фото Дмитрия Дзюбина.

Авдотья Смирнова: То, что я вышла замуж за Чубайса - это чудо

Режиссёр привезла в Тулу свой фильм «Два дня» и откровенно ответила на вопросы зрителей ДК «Ясная Поляна».

«Два дня» — фильм о взаимоотношениях двух полярно разных людей в декорациях музея-усадьбы вымышленного классика русской литературы. Петр Дроздов (Федор Бондарчук) — высокопоставленный чиновник из Москвы. Он приезжает в провинциальный музей по просьбе губернатора области, который хочет отнять у музея землю и построить на ней новую резиденцию. И поначалу Дроздов поддерживает это решение, но знакомство с молодым литературоведом Машей (Ксения Раппопорт) меняет его взгляд не только на эту проблему, но и вообще на всю его жизнь…


Фёдор Бондарчук и Ксения Раппопорт, фильм «Два дня».

 

Премьера этого фильма состоялась в сентябре 2011 года, в 2012 году картина удостоилась премии «Золотой орел» в номинациях «Лучшая мужская роль» и «Лучшая женская роль». Фильм демонстрировался на «Кинотавре» и на Московском Международном кинофестивале во внеконкурсных программах.


ДК «Ясная Поляна», 3 декабря 2016 г.


Зрители Д. К. «Ясная Поляна» приняли фильм восторженно, хотя многие в зале смотрели эту картину уже не в первый раз, и даже не во второй. Сама Авдотья Смирнова удивилась столь горячей поддержке, ведь фильм этот она сняла пять лет назад!

Общение известного режиссёра со зрителями получилось очень искренним и душевным. Авдотья, в обычных тёмных джинсах и простом свитере, без макияжа, абсолютно простая, «своя», сразу же расположила туляков к себе. Для начала Смирнова рассказала, как на свет появилась картина «Два дня».


Авдотья Смирнова в Ясной Поляне.


- Эту картину я сняла пять лет назад, большое спасибо, что аплодируете и что пришли сегодня на встречу. Надеюсь, я чем-то вас посмешила, что-то вы узнали, и с чем-то не согласны — но не будете пинать меня ногами, потому что кино — это всё равно враньё, это всё равно сказка.

Я страстная поклонница Ясной Поляны, тех людей, которые здесь работают. У меня вообще к музейщикам особой отношение.

После этого фильма я сняла картину «Кококо». которая тоже была создана в музее — в «Кунсткамере». А до этого — картину «Отцы и дети» в музее Спасское-Лутовиново. Мой первый муж и отец нашего совместного любимого сына — старший научный сотрудник Государственного Эрмитажа (Аркадий Ипполитов — прим. авт.). Так что музейный мир я знаю со своей ранней молодости, очень его люблю и бесконечно уважаю. И вообще собираюсь снимать в музеях и дальше, следующую картину тоже (улыбается, и позже станет ясно, почему).

- Я всегда хотела экранизировать роман «Отцы и дети» Тургенева, мне казалось, что он совершенно неправильно понят, что это не политический, а глубоко семейный роман. Продюсером был Валера Тодоровский и канал Россия. Нас нигде не пускали снимать. Художником-постановщиком и соавтором картины был Александр Адабашьян, которого вы все знаете. Мы с Александром Артёмовичем, используя его как бронебойное орудие, дошли до тогдашнего министра культуры Михаила Швыдкого. Заходим в кабинет, у него сидит великая женщина Анна Сергеевна Колупаева, сейчас она работает с их сиятельством графом Владимиром Ильичом Толстым. (И тут Владимир Толстой помахал Авдотье из зрительного зала, он пришёл на показ картины вместе с женой Екатериной Александровной Толстой и их сыновьями). У Анны Сергеевны есть удивительная особенность — она разговаривает, закрыв глаза. И на все мои предложения снять фильм в том или ином музее она невозмутимо и не открывая глаз говорила нет.

И в какой-то момент я взорвалась. Говорю, да что ж такое, вы же сами жалуетесь, что на НТВ у вас сплошные стрелялки, кругом один «бандитский Петербург». И тут пришла к вам я, простая русская женщина, хочу экранизировать роман из школьной программы. Где мне его снимать прикажете?

И тут Анна Сергеевна открыла глаза. И нас пустили в Спасское-Лутовиново! Первое время за нами тяжело и напряжённо ходили музейные работники, хотя мы снимали не в историческом доме Тургенева, а во флигеле. Съёмки длились полтора месяца. И потом уже и музейные работники, и местные деревенские жители стали приносить нам яйца, помидоры, кабачки. Они совершенно не ожидали, что киношники — это не безумная богема с сигаретой и выпивкой. Кино — тяжёлая работа по 12−13 часов в сутки. Потом нас страшно полюбили. Музейщики, провожая нас, практически плакали. И в этом музее я подсмотрела типаж — дочь директора Николая Ильича Левина, которая была главным хранителем музея, а сейчас она директор. Маша ненавидела нас больше всех, ожидала от нас всяких подлянок и была чудовищно разочарована тем, что мы ничего не украли, полы не провалились и ничего не сгорело.

Шли годы. И вот продюсер Рубен Дишдишян попросил написать меня что-нибудь на актрису Ксюшу Раппопорт и Хабенского или Пореченкова. Я предложила Фёдора Бондарчука, он давно хотел сняться с Раппопорт и сыграть любовную историю. Договорились. И вот Фёдор спрашивает: «Кого я буду играть?» Я говорю: «Бандита ты уже играл, олигарха тоже, таксиста с твоей рожей ты уже не сыграешь, остаётся чиновник». Романтическая комедия — жанр очень жёсткий, всегда герои начинают как антагонисты и потом вдруг невозможное становится возможным. Принц и Золушка, проститутка и бизнесмен. Мы сели думать — а кто больше всего противоположен чиновникам? Музейщики!

Картину сняли в Абрамцево, куда мы уговорили себя пустить. Кстати, меня часто спрашивают, написала ли я сценарий фильма «Два дня» по следам наших отношений с Анатолием Чубайсом? Нет, хотя провидчески получилось, что так. По разной своей работе — по киношной, благотворительной, журналистской — я довольно много сталкивалась с людьми из власти.

И я не разделяю общеинтеллигентского убеждения, что эти эти люди к нам спустились с Марса, чтобы уничтожить нашу прелестную, трогательную, толерантную цивилизацию.

Я абсолютно убеждена, что они такие же, как мы, что среди них так же встречаются люди жестокие и жалостливые, негодяи и достойные. Да, там человек проходит искусы, которые пройти тяжелее. Но есть люди, которые их проходят достойно. И я счастлива, что вышла замуж за одного из них. Случившееся в своей жизни я считаю чудом. Чудеса бывают. Можно ли на них рассчитывать? Нет, никогда!


Авдотья Смирнова и Анатолий Чубайс.

И вот после фильма «Два дня» вышла нам амнистия — музейные работники стали нам благоволить. Моя следующая картина будет про Льва Николаевича Толстого. И когда я подъехала на кривой козе к его сиятельству, Владимир Ильич мне сказал: «Это к графинюшке. Я этим больше не рулю и никаких административных ресурсов включить не могу». Я рада, что показала фильм «Два дня» в Ясной Поляне и всё равно надеюсь, что нас пустят сюда снять наше кино. А теперь, друзья, задавайте свои вопросы.

— Что Вы наметили снять в Ясной Поляне?
- В кино считается ужасно дурной приметой говорить о картине, пока съёмки ещё не начались. Год назад я сильно получила дубиной по зубам. Вместе с моим соавтором Аней Пармас мы два года сочиняли сценарий 8-серийного фильма для Первого канала про Александра Вертинского. Только год мы читали, рылись в архивах, ловили его на вранье и подтасовках фактов своей биографии. Наконец написали, сценарий очень понравился его дочери Анастасии Александровне, а это дело непростое. И пока мы писали сценарий, Крым стал наш, Россия поднялась с колен. Благодаря этим блистательным событиям с телеканалов ушли крупные иностранные рекламодатели, деньги резко кончились и выяснилось, что наш проект стал невозможным. Наверное, это мне за то, что я рассказывала про Вертинского.

Тот сценарий, который мы написали сейчас, и который их сиятельство прочли и осенили своим светлым семейным именем — это сценарий самый сложный в моей сценарной жизни, не исключаю, что и в режиссёрской.

Я очень боюсь его сглазить, поэтому пока рассказывать о нём не буду. А вот если мы сюда приедем со съёмками, то, возможно, вы будете видеть нас даже больше, чем вам этого захочется.

— А у нас теперь тоже будут собирать деньги на кино?
- Мои друзья мне уже помогают. Знаете, Фонд кино даёт деньги только тем картинам, которые большие, зрительские, которые гарантировано вернут деньги. Министерство культуры даёт часть бюджета картинам, которым пойдёт к лицу государственное покровительство. В феврале 2017 года будет объявлен конкурс, мы подадим на него наш сценарий. И может быть Минкульт нам поможет.

Думаю, у вас возникает вопрос — у вас муж Чубайс, он что — денег не даёт на кино? Даёт! Честное слово. А ещё на аутистов и другие благотворительные программы.

Страшно горжусь тем, что фильм «Кококо» я сняла без копейки государственных денег. Ну, а фильм про Толстого… Если учесть, что в 2018 году ему будет 190 лет со дня рождения, мне кажется, даже идейно неправильно снимать картину без государственных денег, это уже совсем будет позорище.

— А Вы сами никогда не хотели сняться в кино в качестве актрисы?
- Ни за что! Я восхищаюсь людьми, которые способны быть и по ту сторону камеры, и по эту. Это точно не я. Тут мой младший брат, ему 25 лет, сейчас дебютирует, снял сериал «Садовое кольцо» для Первого канала. Он в отличие от меня имеет высшее режиссёрское образование, окончил ВГИК, курс Сергея Соловьёва. Он юноша наглый…

К сожалению, нахальство вообще свойственно нашей плохо воспитанной семье, но брат Алёшенька перекрыл всех остальных.

Он снял в сериале папу, маму и всех трёх сестёр, в том числе и меня. Я там играю эпизодическую роль — женщину, которая занимается благотворительностью, а на самом деле она страшная сука. Я три дня проработала артисткой, и после этого очень горячо не захотела этого больше. Это физически очень тяжело.

— Как в Вашем сценарии вам удалось сохранить целомудрие и не опуститься до чернухи?
- Кино не бывает добрым или злым, не бывает чернухи или розовухи. Кино бывает хорошим или плохим. Оскар Уайльд сказал, что искусство не бывает моральным и аморальным, оно бывает талантливым и неталантливым. Я сама очень часто восхищаюсь фильмами, которые принято называть «тяжёлыми». Очень люблю фильм Ларса фон Триера «Меланхолия». Я рыдала на фильме «Жизнь Адель», это сложное кино про лесбийскую любовь между двумя девушками из двух разных социальных слоёв. Это шедевр! Я очень люблю Ксавье Долана, замечательного канадского режиссёра, и его фильм «Мамочка». А из русских режиссёров…

Убеждена, что фильм Алексея Балабанова «Груз 200» — абсолютно великое произведение искусства. Балабанов был великий художник, без него наше кино очень опустело. Он делал кино собственными кишками, своей судьбой, своей кровью и своей смертью.

Картина «Я тоже хочу» про то, как он хочет умереть. Он её снял и умер. Балабанов — великий художник мирового масштаба. И то, что Европа и мир его не заметили, это их проблемы. Это режиссёр крупнее Альмодовара и не меньше фон Триера. Кино должно быть разным, но всегда сделанным с любовью и человеческим чувством. Вопрос тут только в честности авторов. Например, мне очень понравился фильм Коли Хомерики «Ледокол». Если сравнивать фильм «Экипаж» и «Ледокол», то «Экипаж» насквозь фальшивый, ходульный, кальковый, с абсолютно плакатными характерами. А «Ледокол» смешной, остроумный, со сложными характерами. Я «Экипаж» не осуждаю — это крепко сделанное кино, профессиональное, лихое. Но для меня это как анекдоте — фальшивая ёлочная игрушка. Слушайте анекдот! В универмаге звучит объявление: «Уважаемые покупатели! На втором этаже продаются фальшивые ёлочные игрушки, скидка 80%". Приходит мужик в этот отдел и говорит продавцу: «Да у вас обычные ёлочные игрушки, такие же как везде. Почему они фальшивые?» И продавец отвечает: «Радости никакой». Вот в этом для меня разница между этими фильмами.

Кстати, ещё про чудеса. Картина «Два дня» в прокате провалилась. Но у неё был очень хороший телепоказ.

А через пару лет после выхода фильма, мне звонит человек от сенатора Андрея Скоча и говорит, что тот очень любит фильм «Два дня» и хочет передать подарок — миллион долларов.

Я сначала думала, что это розыгрыш. Но это оказалось правдой! Я всё распределила между съёмочной группой. У нас в группе две матери-одиночки — Ксения Раппопорт и Анна Пармус, мы купили им по квартире в Питере. Оператор раздал часть долгов, звукорежиссёр отремонтировал комнату в коммуналке, артист Муравич, который играет директора музея, построил веранду, досталось даже осветителям. Все мои друзья-киношники долго не могли поверить, что это правда. Опять же — рассчитывать на чудеса? Never ever. Случаются ли они? О, yes!

Из досье Myslo.ru

Авдотья Андреевна Смирнова
Родилась 29 июня 1969 г. в Москве.
Сценарист, кинорежиссёр, телеведущая, публицист.

Поступила на филологический факультет МГУ, а затем перешла на отделение театроведения ГИТИСа, но не закончила высшее образование.
В 2012 года стала учредителем Фонда «Выход», занимающегося содействием решению проблем аутизма в России.
Семья: сын Данила (от первого брака), муж Анатолий Чубайс, председатель правления ОАО «Роснано».
Фильмы как сценариста, режиссёра: «Последний герой», «Баттерфляй», «Мания Жизели», «8 ½ $", «Дневник его жены», «Прогулка», «Связь», «Глянец», «Отцы и дети», «9 мая. Личное отношение» (новелла «Вокзал»), «Черчилль», «Два дня», «Плов», «Кококо».

 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
5 декабря 2016, в 00:15 +8
Другие статьи по темам
«Альфа-Мюзик» прокатил туляков на эмоциональных горках
«Альфа-Мюзик» прокатил туляков на эмоциональных горках
Гастрономический паб «Правда» отметил первый День рождения
Гастрономический паб «Правда» отметил первый День рождения