Без дозы: Как живут наркоманы в центре реабилитации

Фото Дмитрия Дзюбина.

Без дозы: Как живут наркоманы в центре реабилитации

Почему центр не похож на больницу, как устроен быт избавляющихся от наркозависимости и зачем в современном мире нужно менять «я» на «мы»?

Здесь нет запретных тем и о своем прошлом говорят открыто, даже о тех фактах, которые хочется забыть навсегда. В центре реабилитации «Страна живых» в Дубенском районе Тульской области живут 20 человек, которые страдают от наркотической зависимости.

Реабилитационная программа длится примерно два года. Всё это время человек живет в реабилитационном центре, он не имеет ничего общего с больницей. Здесь не назначают медикаментозного лечения, нет белых халатов и врачей.

В «Стране живых» по-настоящему домашняя обстановка: уютные спальни, фотографии на стенах, домашние животные и комнатные растения. И, по словам специалистов, это и есть фундамент для того, чтобы вернуться к нормальной жизни.

Главная задача программы — личностный рост. Все, кто попадают в дом, даже в зрелом возрасте инфантильны, поэтому им приходится учиться нести ответственность сначала за себя, а потом и за окружающих.

Молодые люди занимаются спортом, творчеством, общаются с психологами, проводят патриотические занятия, ездят на раскопки, трудятся, то есть убираются, готовят еду и занимаются огородом.

Встречи с родителями на ранних этапах реабилитации — не чаще одного раза в месяц.

Специалисты уверены: зависимость не может возникнуть внезапно. Родители наркоманов созависимы, и с ними тоже работают психологи.

Если родители отказываются от занятий, их ребенок, сколько бы лет ему ни было, не сможет проходить реабилитацию.

В доме есть целый ряд запретов: употребление алкоголя и наркотиков, применение физической силы, сексуальные отношения и воровство. За эти поступки из дома выгоняют в течение 30 минут.

Помимо жестких ограничений есть правила, которые все стараются не нарушать, – они про отношения людей друг с другом. Нарушение этих правил жители дома называют наркоманскими программами и утверждают, что они ведут к срыву.

Обида, скука, вина, жалость, лень, стыд, злость, «бесяк» — пороки, которые не чужды абсолютно всем. Но для наркоманов они играют решающую роль, за этими чувствами для них начинается пропасть.

– Главное в «Стране живых» — отношения между людьми. Потому что самое страшное, что они сделали, – предали своих близких людей, — говорит руководитель центра Александр Соковиков. — Да, мы называем это так. Когда наркоман решается на суицид, это именно предательство своей семьи. Люди, поступающие к нам, делали страшные вещи: воровали, применяли физическую силу к близким, обманывали их.

Одна девушка, например, во время беременности подносила нож к своему животу и шантажировала родителей, что убьет ребенка, если ей не дадут денег на очередную дозу.

И сейчас она должна это осознать и принять ответственность за поступок уже в трезвом состоянии. Наркомания — это не болезнь или беда. Когда человек приходит в больницу, ответственность перекладывается на врача, когда случается беда — считается, что он стал жертвой обстоятельств. Но наркоман должен понимать, что всё, что он натворил, — следствие его образа жизни. Наркоманам приходится заново учиться строить нормальные отношения, потому что у них они всегда направлены на взаимовыгоду и использование. В центре всё по-другому, и это важно. Чтобы выйти из болота, нужно сразу попасть в хорошую атмосферу, где тебе рады и тебя понимают. Самое важное — отношение к родителям, мы учим парней и девушек быть благодарными им. Когда наркоманы только приходят, сыпятся претензии: дома меня не понимают, родители недолюбили, не дали достаточно денег. Но мы учим их быть благодарными, это основа.

Александр знает, о чем говорит, он сам — выпускник программы. Семь лет он употреблял наркотики и уже 19 лет живет нормальной жизнью: у него семья, трое детей. И сейчас он главный мотиватор для жителей дома.

– Программа платная и стоит около 35-40 тысяч рублей в месяц. Но для меня дом — это не только работа. На программе меня и мою семью спасли, и уже тогда я загорелся идеей, что тоже смогу помогать, — рассказывает Александр. — Когда я только открывал центр, были сложности, мы строили этот дом с нуля, своими руками. Но это того стоило. В центре я самореализуюсь. И это не только красивые слова, но и мое спасение.

Это мой способ не сорваться, я живу по правилам дома, и мне нужно им соответствовать. Каждый раз, когда я повышаю голос, я останавливаюсь и задумываюсь, правильно ли я делаю.

Так что это еще и мой личный интерес.

В центре нет понятия «бывших». Даже те, кто не сталкивался с наркотиками уже десятилетие, по-прежнему говорят: «Я наркоман, и я не употребляю 10 лет». Наркоманы признаются: даже после 20 лет завязки в теле остается память о кайфе, а значит, жить нужно так, чтобы свести желание употребить наркотик на нет.

И это всегда нужно иметь в виду. Поэтому выпускники программы дважды в год встречаются, рассказывают о себе и подают пример тем, кто еще не справился с зависимостью.

– Те, кто отказался от употребления, знают: единственный шанс повернуть свою жизнь в другое русло — поменять «я» на «мы», — говорит Александр. –

Сейчас мир живет по принципу «заработать и кайфануть» (купить дорогие вещи, потратить все сбережения на получение удовольствия). Это чисто наркоманская позиция, она разрушает.

Мы учим ребят быть здесь всем вместе, помогать, интересоваться делами близких. В этом спасение.

На стене спортивного зала в доме висят десятки гербов. Их каждый выпускник раскрашивает в процессе реабилитации. Это своеобразный знак победы для всех, знак того, что у каждого есть шанс вернуться к нормальной жизни. И за каждым стоит своя история, от которой становится не по себе.

В доме каждому есть что рассказать. За плечами Анны непростая беременность, уходы из дома и ссоры с родителями:

– Я употребляю с 20 лет, а сейчас мне 26. Я была толстой, хотела похудеть, и прочитала, что смогу сделать это на амфетамине. Так я стала употреблять. В 21 год я родила, но даже беременность и ребенок меня не останавливали. На ранних сроках я продолжала принимать наркотики, говорила, что не чувствую никакого ребенка и это всё ерунда. Потом, когда сын родился, я оставляла его с мамой и бабушкой, а сама неделями пропадала. Я отталкивала маму, мне было всё равно, в голове было только, как бы найти новую дозу. Мама находила дома шприцы, плакала, но мне было всё равно. Я вынесла из дома всё золото, заложила шубу, которую мне подарили, украла телевизор и ноутбук.

До сих пор в голове моменты, когда сын кричал и звал меня, а я кололась в ванной. Он видел, что со мной что-то не так. Я причиняла вред всем окружающим, а однажды предложила уколоться человеку, который никогда не употреблял. Сама ввела ему наркотик. Он чуть не умер, и мне до сих пор тяжело об этом вспоминать.

В центре я оказалась только потому, что мама поставила ультиматум — если я хочу жить дома, должна пройти лечение.

Первый месяц я не хотела, у меня был кризис. Я уходила жить в заброшенную землянку в деревне рядом с Центром, и вернулась только после того, как ко мне пришла выпускница. Рассказала, что пережила сама. И я увидела, что начать новую жизнь можно. Я живу здесь год и 11 месяцев, и скоро, надеюсь, отправлюсь к сыну и маме. Буду помогать им, стану нормальной мамой. Мой сын приезжает в гости, но пока не понимает, почему я здесь. Когда-нибудь я расскажу ему об этом. Я думаю, что хотя он и не помнит тех ужасных переживаний, которые я ему причиняла, в глубине души они у него отложились. И я готова отвечать за это!

Кириллу 30 лет. Сейчас он весь светится и с удовольствием рассказывает о своих планах на будущее, но так было не всегда:

– Я попробовал траву после школы, не видел в этом ничего плохого. Я всегда презрительно относился к наркоманам и был уверен, что никогда им не стану.

Наряду с травой я употреблял алкоголь и играл. А потом мой друг предложил мне подработать в магазине, в котором продавались синтетические смеси, тогда они были еще разрешены.

И в итоге я попробовал и их тоже. Всё усугублялось на глазах. Я был женат, но потерял семью из-за зависимости. Я месяцами не появлялся дома, возвращался похудевшим на 25 килограммов и снова искал деньги на дозу. Я вынес из дома всё что мог.

Моя мама ходила по квартире с дамской сумкой в руках, чтобы я не унес последние деньги. У меня было много кредитов, проблемы с полицией. Но меня ничего не останавливало. Мама пыталась вытащить меня из плохой компании, и когда сестра поступила в вуз, мы все переехали в другой город. Я держался около месяца, но все мои мысли были о наркотиках. И в первый же вечер, когда я остался один, я принял дозу.

Когда мама привезла меня в Центр, я не собирался здесь оставаться. Меня тут многое раздражало, особенно то, что люди обсуждают какую-то ерунду, разбирают мелкие поступки. Я думал: «Что за бред? Зачем всё это?» Меня очень удивляло, что ко мне все хорошо настроены. Я ведь ничего не могу им дать, зачем они со мной общаются, если у меня нет денег? Но уже спустя месяц я решил, что остаюсь. Я понял, что можно жить по-другому. Сейчас я занимаюсь борьбой, хотя раньше всегда был неспортивным, стал раскрепощенным. Сейчас я мечтаю о простых вещах: семье, работе. Это то, к чему я стремлюсь.

Истории всех обитателей «Страны живых» полны ужасных подробностей. И каждый, кто борется с зависимостью, говорит: наркомания всегда ведет к разрушению и гибели, поэтому очень важно сразу обратиться за помощью.

– Чаще всего наркоманы не идут за помощью, поэтому это скорее обращение к родителям, — говорит Александр Соковиков. – В последнее время наркотики изменились, сейчас наркоманы не скитаются по улице и не «живут по понятиям». Они сидят дома за компьютером, там же заказывают запрещенные вещества. И иногда до определенного момента даже могут работать или учиться. Но всегда важно знать, чем занимается ваш ребенок, даже если ему уже за 30.

Многие мамы не считают чем-то серьезным употребление синтетических наркотиков. Я много слышал фразу: «Ну что-то там курит. Ну кто сейчас не курит? Ничего страшного». Тем не менее синтетические наркотики опаснее героина.

Лишняя затяжка вызывает разрушение мозга, многие наркоманы получают психические заболевания на фоне зависимости. Поэтому если вы видите, что ребенок зависим, обращайтесь за помощью. Это не стыдно. И у наркоманов есть большие перспективы на светлое будущее.

Автор: Оксана Грудинина, 5 октября, в 15:01 +20
Выбираем лучший тульский медицинский центр -2018
Выбираем лучший тульский медицинский центр -2018
Выходные в Туле: 5-7 октября
Выходные в Туле: 5-7 октября