Андрей Кузнецов: «Я работаю в тульской санавиации»

Андрей Кузнецов: «Я работаю в тульской санавиации»

Врач анестезиолог-реаниматолог – о полетах на вертолете, «золотом часе» и любви к профессии.

В 2019 году в 49 регионах страны были созданы подразделения санавиации. Тульская область вошла в проект в инициативном порядке.

Врач анестезиолог-реаниматолог Андрей Васильевич Кузнецов работает в «летающей» реанимационной бригаде № 14 Тульского центра медицины катастроф с первого дня её создания. Мы договорились встретиться в час дня на станции скорой помощи в Пушкинском проезде. Андрей Васильевич приехал с вызова – летал в Новомосковск:

– Перевозили тяжелого пациента, пострадавшего в ДТП. Он во всех смыслах тяжелый. Молодой мужчина, 41 год, весом в 160 кг при аварии вылетел через боковое стекло. Не пристегнулся – и вот результат. Тяжелые травмы головы и тела, дышать самостоятельно не может. Вот мы и задержались на вызове – готовили пациента к транспортировке, переводили на искусственную вентиляцию легких. А сам полет занял всего 25 минут. В этом главное преимущество санавиации – скорость!

Есть такое понятие в медицине – «золотой час» – то короткое время, за которое можно наиболее эффективно оказать помощь пострадавшему при тяжелой травме или обострении болезни. Использование авиации позволяет соблюсти принцип «золотого часа» и спасти жизнь.

Я по специальности врач анестезиолог-реаниматолог. Другого и быть не могло – у меня родители врачи, сестра родная врач, тоже как и я закончила первый московский мед. Только у нее еще и красный диплом. Дочь учится в Рязанском медвузе. Супруга была сначала медсестрой реанимации, а потом закончила вуз и тоже стала врачом-реаниматологом. Сейчас работает в Щекинской больнице.

Мне 55 лет, медицинский стаж с 1987 года. Работал в Заокской и Ефремовской районных больницах. А на скорой с 2006 года – врачом анестезиологом-реаниматологом. В 2019 году прошел курс обучения и получил сертификат Центра медицины катастроф в Москве.

Мы летаем на медицинском вертолете «Ансат», наша задача – быстро транспортировать тяжелых больных в лечебное учреждение. Проще говоря – в областную больницу для более детального объективного обследования и оказания специализированной медпомощи пострадавшим и больным. Решение о том, кого, когда и куда транспортировать, принимают руководители медучреждений.

По оснащению вертолет санитарной авиации не уступает реанимобилям. Здесь есть аппарат искусственной вентиляции легких, монитор жизненно важных функций, дефибриллятор, инфузионные насосы, кислородная стенка, специальные реанимационные укладки. Но все-таки сложные манипуляции мы стараемся выполнять на земле, до взлета.

Правда, некоторые манипуляции, которые без проблем делаем в реанимобиле, нельзя делать на борту вертолета. Например, восстановить ритм сердца с помощью дефибриллятора. Если вдруг у больного аритмия и фибрилляция, нужно сажать вертолет. А пока пилот выбирает площадку для посадки, мы качаем сердце вручную.  

Преимущество вертолета еще и в том, что сесть он может практически везде – хоть на футбольном, хоть на картофельном поле. Главное, чтобы проводов вокруг не было. В каждом районе Тульской области выбраны возможные места посадки вертолетов. В Туле посадка и высадка пациентов происходит на территории Тульской областной клинической больницы, в непосредственной близости от еще двух основных медицинских учреждений третьего уровня: детской областной клинической больницы и областного перинатального центра.

В вертолете больной находится в центре кабины, прям под винтом. Но, в отличие от поездки на автомобиле, такой способ передвижения щадящий для больных. На ямах не трясет, движение плавное без рывков и резких торможений. Высота полета тоже комфортная – максимум 300 метров. А скорость до 275 км/ч – ни один реанимобиль не догонит.

Андрей Кузнецов и фельдшер Александр Кузьмин

Говорят, работа у нас высокострессовая. Не спорю. Но есть, считаю, большое преимущество перед бригадами врачей в стационарах. Нас всего двое – я и фельдшер. И мы несем всю ответственность за состояние пациента. Только мы!  

В октябре мы сделали 6 вылетов, а всего за время работы отделения более 70 вылетов. Всех пациентов доставили в стационар живыми. Ну а их текущее состояние – это уже вопрос не к нам.

Не люблю кино про медицину. Кроме сериала про доктора Хауса. Все серии скачал и пересмотрел не один раз – очень профессионально снято и сыграно.

Рабочий день у меня – это сутки, с 8.00 до 8.00. У нас 4 смены в бригаде, так что успеваем восстановиться. Работаю на одну ставку. И только в период отпусков беру пару-тройку подработок. Работа на износ у меня в прошлом, когда молодой был и сутками дежурил в стационаре. Как говорится, в гробу карманы не нужны.

Говорят, у нас с октября новая система оплаты. И если раньше моя зарплата складывалась из ставки и всяких надбавок, то теперь почасовая оплата. Посмотрим, что из этого получится. Но на зарплату я не жалуюсь.

Какая у нас в медицине главная проблема? Кадры. И даже не их нехватка, а уровень подготовки. Мало закончить мединститут и ординатуру. Теоретические знания еще надо суметь на практике применить.  И после вуза с дипломом надо идти туда, где реально можно чему-то научиться. Самому! Не шарахаться от районной больницы в московские клиники, где до пенсии можно зажимы «светилам» подавать. И не бояться брать ответственность на себя!

Главные новости за день в нашем Telegram. Только самое важное.
Фотограф: Алексей Пирязев
29 октября, в 18:40 +12
Другие статьи по темам
Место
Как сэкономить на мобильной связи?
Как сэкономить на мобильной связи?
Тульские клиники, в которых помогут предотвратить инсульт, пока не поздно
Тульские клиники, в которых помогут предотвратить инсульт, пока не поздно