Нищие на проезжей части: подать или послать?

Инвалиды на костылях и колясках, просящие милостыню в движущемся потоке машин, стали для Тулы привычным явлением.

Традиционные места дислокации нищих - там, где есть пробки или где машины могут несколько минут стоять, дожидаясь зеленого сигнала светофора.

Узкая улица Мосина – «хлебное» место, выгодное для милостыни. Здесь между рядами машин ловко передвигается на инвалидной коляске молодая девушка, на вид лет 25. Старенькая, но чистая одежда, на голове непонятный аксессуар: то ли кепка, то ли платок. А на коленях - пакет, куда она аккуратно складывает монетки и купюры от сердобольных водителей.

- Я из Молдавии приехала, с бабушкой. Мне надо денег собрать на операцию, - у Сони сильный акцент, но по-русски говорит хорошо. - У меня ноги больные, для лечения нужна дорогостоящая операция в Москве. Всего мне надо 20 тысяч долларов. За пару месяцев мы с бабушкой собрали только 30 тысяч рублей. Каждый вечер квартиру снимаем себе, чтобы поспать, а утром я еду сюда, а бабушка на вокзал – она там просит милостыню.

- Извините, работать надо, - Соня было собралась уходить, но тут подъехала патрульная машина. Инспектор ДПС попросил Соню уйти с дороги, мол, мешает движению, создает аварийные ситуации.

- Часто их гоняем, - поясняет инспектор ДПС Сергей Ефимов. – Вот и сегодня кто-то позвонил и пожаловался на эту «автопопрошайку». Они же ПДД нарушают!

Но штраф в 200 рублей инспектор выписывать не стал, ограничился устным предупреждением. Соне повезло.
 
Проезжая часть действительно стала для бродяг популярным местом заработка. Народ у нас жалостливый. Обязательно найдутся сердобольные, кто откроет окошко машины и протянет «десяточку».

- Тут постоянно ходят и просят милостыню, - рассказывает тулячка, которая по долгу службы часто бывает неподалеку от перекрестка улиц Мосина и Советской. – Сама сколько раз наблюдала, что ездят по улице на коляске, вроде инвалиды, а потом встают и идут! По звонку за ними приезжают на машинах и увозят куда-то, а на следующее утро эти «инвалиды» опять здесь!

У каждого своя жалостливая и подготовленная история - сгоревший дом, больной ребенок, умершие родственники, страшная авария или, как в описанном случае, болезнь.

Пока мы разговаривали с местными жителями, за нашей Соней приехала тонированная «шестерка» с воронежскими номерами. В салоне ржавой авторухляди  - пара крепких смуглых парней. Соня ловко забралась к ним в машину. Наша редакционная машина рванула за «шестеркой»: интересно, куда она?

Поколесив по окрестностям, «классика» остановилась около ДК ТОЗ. Через несколько минут к ней подъехал еще один автомобиль отечественного автопрома. Тоже с тонировкой и смуглыми парнями в салоне. Правда, уже с ростовскими номерами.

Парни пообщались, «шестерка» уехала, но Сони уже не было в салоне. Как по волшебству пропала! Видимо, успела пересесть в другую машину.

Спустя неделю на том же самом месте Сони не оказалось. Теперь здесь работает женщина лет пятидесяти. Также как и у молодой соратницы, на ней старенькая, но чистая одежда, на голове платок, а в руках – икона.

-  Ходить я сама не могу - ноги отказали, - рассказывают  с южным акцентом свою историю Елена Павловна, тулячка. – Несколько лет назад поскользнулась – сильно ударилась копчиком. Через какое-то время нога начала болеть и сохнуть. Вовремя не обратилась к врачам – вот и результат – теперь я могу передвигаться только в инвалидной коляске. Никакая операция мне уже не поможет встать на ноги, но нужда заставила меня выйти на дорогу – пенсия  маленькая, всего 6000 рублей. А ведь кушать хочется, за квартиру надо платить, лекарства покупать – на все это моей пенсии не хватит. Всего в месяц получается подзаработать около 1500 рублей – худо-бедно, но на жизнь хватает.

При этом, как рассказала  женщина, каждый день она приезжает и уезжает с "работы" только на такси, так как по-другому сюда не добраться!

Поговорив с Еленой Павловной, мы решили понаблюдать и за ней. Не приедет ли за ней все та же «шестерка» или же на самом деле женщина уедет домой на такси, и, может быть, мы зря подозреваем ее?

Пока смотрели за работой, заметили: женщине подает, в среднем, каждый пятый водитель. Особо жалостливые - водители отечественных автомобилей.

Протягивая женщине «десяточку» или «полтинник», они просят – помолитесь за нас.

Наблюдая за Еленой Павловной, мы заметили еще одну интересную деталь: за ней следим не только мы - за женщиной внимательно следит молодая цыганка с ребенком.

19.00. В это время, когда уже нет пробки и просить милостыню не у кого, рабочий день Елены Павловны заканчивается. Она подъезжает к цыганке с ребенком, о чем-то разговаривает с ней, курит и заодно сворачивает икону в целлофановый пакет. Минут через 15 цыганка с ребенком куда-то уходит. Подождав немного, наша героиня тоже двигается в путь, сворачивает на стоянку рядом с церковью – там ее ждет все та же тонированная «классика» с воронежскими номерами, а в салоне уже сидит молодая цыганка с ребенком и смуглый парень за рулем. Наша Елена Павловна сама встает с инвалидной коляски и садится в салон авто, а молодой парень складывает коляску и убирает ее в багажник. Собравшись в путь, «шестерка» срывается с места и движется сторону Красноармейского проспекта.

На этих примерах понятно, что попрошайничество на дорогах – это хорошо налаженный и очень прибыльный бизнес. При этом для каждого представителя цыганской диаспоры отводится своя определенная роль. Кто-то просто надзирает за работой, кто-то работает в качестве водителя, кто-то привлекает в бизнес новых работников – попрошаек. Но если у нас получилось понять систему этого заработка, то почему полиция бездействует?

Андрей Ярцев

- Согласно закону Тульской области №388 «Об административных правонарушениях», за попрошайничество предусмотрен штраф от 500 до 1000 рублей, - рассказывает Андрей Ярцев, руководитель пресс-службы УМВД России по Тульской области. – По этой статье с начала года было составлено 95 протоколов об административных правонарушениях. Сотрудники полиции, если видят уличных попрошаек, штрафуют их.

Эта одна сторона медали. Но любого автолюбителя поджидает опасность на дороге в виде  «нищих» на переходах и светофорах, снующих буквально под колесами машин. В такой дорожной ситуации заметить живую помеху на дороге не всегда возможно. Резкий маневр водителя чреват аварией и человеческой жертвой. Если же под колеса попадет попрошайка, то автолюбителю придется доказывать свою невиновность.

Но есть и другие примеры. Те, кому помощь действительно нужна. Так, в подземном переходе на улице Каминского стоит пожилой мужчина в старой и грязной одежде, в любое время года на нем теплое пальто, шапка. На полу у ног - кружка, куда жалостливые прохожие кидают монетки. Он слепой. Услышав знакомый звук ударившейся монетки об кружку, мужчина тут же начинает благодарить за подаяние.

- Я инвалид по зрению с детства, - рассказывает Василий. – Сам я из Румынии. Когда закончилась война, то у моей семьи ничего не осталось: ни дома, ни огорода. Вынуждены были переехать в Россию, в поселок Бородино Киреевского района. Потом жена умерла, а падчерицы выгнала меня из квартиры. Я перебрался в Тулу. Здесь меня приютила женщина. Сейчас я ей плачу по 800 рублей за диванчик в коридоре. На протяжении последних пяти лет каждый божий день я стою здесь, чтобы заработать себе на еду и оплатить свое пристанище, так как пенсии у меня нет. Это мой единственный заработок! Мне больше ничего не надо – знаю, что скоро умру. Несколько лет назад я в этом переходе играл на гармошке, но сейчас уже сил нет таскать эту гармонь – мне 80 лет.

Порой бывает трудно разобраться: кто просит, чтобы как-то прокормить себя, семью или собрать деньги на лечение, а для кого это бизнес. Так подавать милостыню или нет?

Автор: Валерия Пенина, 1 июля 2013, в 15:42 +11
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день

Снаряд, найденный в Белоусовском парке, передадут сотрудникам экстренных служб
Снаряд, найденный в Белоусовском парке, передадут сотрудникам экстренных служб
Тульские гимнастки вернулись из Анапы с медалями
Тульские гимнастки вернулись из Анапы с медалями