Туляк Сергей Сопов: «Кто ответит за смерть моей жены?»
Фото из архива семьи Соповых.

Туляк Сергей Сопов: «Кто ответит за смерть моей жены?»

Молодая, красивая, цветущая Ирина Сопова, любящая жена и мама 12-летней дочки, умерла в Тульском онкологическом диспансере.

Убитый горем муж не верит, что Ирина ушла из жизни в результате послеоперационных осложнений. Мужчина убежден — в смерти его любимой женщины виноваты врачи!
 


Ирину Сопову в Туле знали и любили.
Она проводила праздники на главной эстраде Центрального парка.


Ирина и Сергей Соповы очень хотели второго ребенка, но зачать малыша никак не получалось. Решили провериться, и в результате у Ирины обнаружили патологию. Биопсия показала опухоль матки, первая стадия. 9 января 2017 года Ирину положили в онкологический диспансер.

 

Сергей Сопов

— Я ей сразу сказал — если нужно, удаляй. Первая стадия рака дает большую надежду на выздоровление, а матка — не жизненно важный орган. Без матки живут тысячи женщин, и живут полноценно, долго и счастливо. Поэтому ни о чем плохом мы не думали и даже представить не могли, что из больницы Ирина не вернется… 12 января Ирине сделали лапароскопическую операцию по удалению матки. Оперировал хирург диспансера, зам. главного врача Игорь Дмитриевич Бубликов. Нам разрешили навещать Ирину. Жена бодрилась, но беспокоило то, что у нее все время держалась температура. Сначала 37,5, дальше — выше. Меня врачи успокаивали — мол, так бывает после операции, через неделю пройдет. Но температура дошла до 40 градусов и держалась несколько дней. Я забил тревогу — Ирине сделали УЗИ и компьютерную томографию — все в норме. 23 января Ирина позвонила мне: нашли причину ее температуры, что-то с кишечником. Ее повезли на вторую операцию. Я пулей в больницу. Начал искать доктора Бубликова, чтобы узнать подробности. Но так и не нашел его — он уехал сразу после операции. И это несмотря на то, что медсестры ему передавали, что я его жду. Другой врач рассказала мне, что у Ирины дырка в кишечнике. Как? Буквально несколько дней назад у Ирины ничего подобного не было, она прекрасно себя чувствовала. На следующее утро я застал Бубликова и задал ему три вопроса: откуда дырка в кишечнике, как это произошло и что делать дальше? По словам Игоря Дмитриевича, дырку «проело» воспаление, никакой его вины здесь нет. Ирине отрезали кишку, вывели в левый бок. Сказали, что на сложную реабилитацию уйдет полгода.
 

Ирина чувствовала себя плохо. Пока еще были силы, она вела дневник. Вот выдержки из него:

12 января. День операции. Забрали в 12.00, перевезли в 16.30 в реанимацию.

16 января. Перевели в общую. С 04.00 15 января меня начало ломать. Поднялась температура 38,5.

17, 18 января. Отправляли три раза на УЗИ. Смотреть остаточную мочу.

19 января. Капельницы, уколы, осмотр.

20 января. Смотрят на кресле. Врач обнаруживает кусочек нитки, которая гниет. Забыли отрезать во время операции, судя по выражению ее лица. Ей это не нравится. Св. Мих. разочарована. Прописывают двойную дозу антибиотиков...

22 января. Опять температура. С утра 38 и вновь капельница. Приходили девчонки. Я поплакала, посмеялась, отправила их. Опять 39.

Это последняя запись, которую сделала Ирина. Сергей все это время справлялся у Бубликова о здоровье жены. Ему отвечали – динамика положительная.


– 27 января мы с Ириной созвонились, – рассказывает Сергей Сопов. – Она пожаловалась, что ей даже разговаривать больно, перед глазами все кружится, а внизу живота – боль. А в субботу, 28 января, в восемь утра мне позвонила санитарка и сказала, что Ирина умерла… Я набрал Бубликова сам и попросил озвучить причину смерти Ирины. И в ответ услышал — тромбоэмболия легочной артерии! Я обругал Бубликова. Тромбоэмболия возникла из-за перитонита (перитонит — воспаление брюшины, которое сопровождается отравлением организма и сопутствующим нарушением работы многих органов и систем. – Прим. авт.).

 


У Сергея Сопова к медикам много вопросов. Откуда образовалась перфорация на кишечнике, которой до первой операции не было? Почему не реагировали на высоченную температуру, которая держалась несколько дней? Почему сразу не заметили перитонит и так долго не лечили его? И кто ответит за смерть 40-летней женщины, которая пришла на операцию своими ногами, а через 19 дней ее не стало?


Адвокат Сергея Сопова Ольга Крисанова разослала запросы в ФОМС, Росздравнадзор, департамент здравоохранения.

Ольга Крисанова

– Мое мнение — доктор Бубликов при первой лапароскопической операции мог повредить прямую кишку. В результате у Ирины Соповой начал развиваться перитонит. Из отверстия содержимое прямой кишки поступало сразу в брюшную полость. Острый живот нельзя обезболивать, необходимо делать срочную операцию. Ирине же давали большие дозы обезболивающих, врачи «глушили» боль, но как можно было даже по анализам не понять, что с организмом что-то не так? 17 января при осмотре на кресле у Ирины обнаружили гниющие нитки и выделения, но снова ничего делать не стали. И только 23 января, когда УЗИ показало, что у нее в брюшине вода и газы и что это однозначно перитонит, ей сделали вторую операцию. Патологоанатом после вскрытия написал, что начался некроз тканей прямой кишки, а содержимое в брюшине было гнойно-фиброзным. Сейчас этим делом занимаются следственные органы. ФОМС все необходимые документы, в том числе патологоанатомический акт и историю болезни, направил на экспертизу. Пока следствие застопорилось.


– Я хочу, чтобы доктора Бубликова отстранили от работы и уволили из диспансера, – говорит Сергей Сопов. – Очень надеюсь, что своими действиями я спасу чьи-то жизни.

Дмитрий Анатольевич Истомин, главный врач Тульского областного онкологического диспансера:

 

Дмитрий Истомин

– От лица всех сотрудников диспансера я выражаю искренние соболезнования Сергею Сопову в связи со смертью его жены. В диспансере прошло несколько проверок, в том числе от министерства здравоохранения Тульской области, явных дефектов оказания медицинской помощи она не выявила. К сожалению, иногда бывает неблагоприятное стечение обстоятельств, которое имело место в данном случае. Очень жаль, что все печально закончилось. Никто из медиков никакого вреда ей причинить не хотел, это совершенно точно. Допущена ли халатность с чьей-то стороны? Так вопрос пока не стоит — фактов нет. Ну а то, что возникли осложнения после операции… Да, в хирургии такое бывает. У нас обязательно пройдет проверка от Следственного комитета, у меня самого однозначного ответа на этот вопрос пока нет. Проверки скажут нам, были или нет допущены нарушения в работе хирурга и мог ли хирург без гинекологической специализации проводить подобную операцию. На настоящий момент до завершения всех проверок доктор Бубликов от всех операций отстранен.


Игорь Дмитриевич Бубликов, хирург, зам. главного врача Тульского областного онкологического диспансера:

 

Игорь Бубликов

– Я очень сожалею о том, что Ирина Сопова умерла. У нее произошли те осложнения, о которых мы говорим и с пациентами, и с родными, это прописано в согласии на операцию. Мы не можем на сто процентов предотвратить осложнения — у кого-то они случаются, у кого-то нет. В большой хирургии есть определенный риск осложнений. Дефектов оказания медицинской помощи по результатам проверки не установлено. Все прошло не по оптимальному сценарию. Но для того, чтобы этого не случилось, все было сделано.


Myslo.ru продолжит следить за развитием этой истории.

Добавьте Myslo.ru в список ваших источников Google.news
3 апреля 2017, в 14:15 +9

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день

Тульские велогонщики отправятся на чемпионат мира в Гонконг
Тульские велогонщики отправятся на чемпионат мира в Гонконг
За неготовность к возможным пожарам туляков будут штрафовать
За неготовность к возможным пожарам туляков будут штрафовать