Чужая дочь

Чужая дочь

Когда есть мечта, хочется сделать все возможное, чтобы она исполнилась. Но иногда цена осуществившейся мечты бывает слишком высокой…

Когда есть мечта, хочется сделать все возможное, чтобы она исполнилась. Но иногда цена осуществившейся мечты бывает слишком высокой…

«Сапожник без сапог»
Я работала в одном из столичных роддомов акушеркой. Как же мне нравилась моя работа! Скольким деткам я помогала появиться на свет, сколько слышала благодарностей от счастливых мам…

Вот только у меня самой ребенка не было. И я решила родить «для себя». Беременность протекала не очень хорошо, врачи грозились положить меня на сохранение, но я опрометчиво подумала, что обойдусь… Вот и «обошлась» – пришла на работу и сразу же почувствовала что-то не то: разболелся живот, закружилась голова… Через некоторое время ребенка я потеряла.

В отчаянии я стояла возле окна и плакала.

– Эй, ты что это расклеилась? – спросила Екатерина Семеновна, главврач. – Тебе в твоем положении вредно волноваться.

– Нет больше никакого «положения», не получилось у меня ничего с ребенком… Наверное, теперь уже и не получится…

– Не надо отчаиваться! Пойдем-ка ко мне в кабинет…

Афера
Екатерина Семеновна закрыла дверь, заварила кофе в фарфоровых чашечках…

– Надя, скажи, кто-нибудь знает, что ребенка у тебя не будет?

– Нет, только вы.

– Ответь  честно: ты очень хочешь ребенка?

– Конечно! Да только боюсь, не получится у меня ничего… Лечиться надо, а время идет, мне ведь уже почти тридцать пять…

– Да, возраст… Вот ведь как несправедлива жизнь! Кто-то все на свете готов отдать за ребеночка, а кому-то все это – только помеха в жизни… Вот как соседка моя – совсем ведь девчонка еще, 17 лет, а вчера вечером приходит ко мне: «Тетя Катя, помогите, сделайте что-нибудь, я беременна!» А что я сделаю? Срок-то, между прочим, почти четыре месяца, теперь уже никак не избавишься, придется рожать… Объяснила ей, как могла, а она все равно ревет – не нужен мне этот ребенок, я его в детдом сдам… Вот так-то.

– Вот дурочка, – сказала я, – счастья своего не понимает. Потом ведь опомнится, да поздно будет…

– Это точно… Я ведь что предложить-то хотела… Ты вот ребенка хочешь, а Лариска эта, соседка моя, – нет. Продолжай делать вид, что ты беременна, а потом, когда она родит, младенца себе и заберешь. Я помогу, все сделаю как надо, никто не узнает…

– Да вы что, разве так можно? Как это – «никто не узнает»? А родители ее?

– А родители ее в длительной командировке в Англии. Только через год вернутся, все уже будет сделано... Они ведь просили меня за Ларисой присмотреть, а я вот не уследила. Хотя что я могла сделать? Не на поводке же ее водить, как собачонку…

– А вам-то какая с этого выгода? И потом, от кого этот ребенок? Вдруг у него наследственность плохая?

– Все в порядке у него с наследственностью, – Екатерина Семеновна поджала губы, – знаю я этого папашу будущего, да вот можешь и сама посмотреть.

И она повернула ко мне фотографию в рамочке, которая стояла на ее столе.

– Сын это мой, Пашка. Они с Лариской с детского сада дружили, в школе за одной партой сидели… Она, правда, сейчас в училище поступила, медсестрой хочет быть, а мой оболтус школу заканчивает… Сама подумай – какие из них родители, сами дети еще… А мне внука терять не хочется – все-таки родная кровь. Соглашайся, Надя, я помогу чем смогу, не обижу…

Я подумала и… согласилась.

– Ну вот и хорошо, вот и правильно, – улыбнулась Екатерина Семеновна, – я в тебе не ошиблась…

Маша
Прошло время, и в положенный срок незнакомая юная женщина родила мою дочку Машеньку. Все получилось так, как придумали мы с Екатериной Семеновной.

Я решила проявить осторожность, и, едва Машеньке исполнился месяц, уехала из Москвы. В Туле у меня жила тетка, вот я и переехала к ней, поменяла свою московскую жилплощадь на квартиру в Туле.

Екатерина Семеновна действительно помогала нам – высылала деньги, пару раз даже приезжала посмотреть на Машеньку, а заодно рассказывала последние новости: Ларискины родители так ничего и не узнали, а вскоре Лариса вышла замуж и совсем, наверное, не вспоминала о своем случайном ребенке. Паша учился в институте, в общем, все сложилось как нельзя лучше.

Машенька подрастала, и я совсем забыла, что она мне не родная дочь… Да и в самом деле, какая разница, кто ее родил? Ведь именно я кормила ее, водила гулять, не спала ночами, когда у нее резались зубки, радовалась ее первым шагам и первым словам… Говорить она начала рано, и когда впервые сказала «мама», я расплакалась и окончательно поняла, что такое простое материнское счастье…

Шло время, Машенька пошла в детский садик, потом в школу… Я по-прежнему работала в роддоме, только уже не завидовала молодым мамам, ведь теперь у меня была своя дочка!

А потом, когда я уже и не надеялась, я вышла замуж. Муж мой работал учителем в школе, где училась Маша. Он был немного старше меня, очень добрый, положительный, в общем, идеальный мужчина!

Разумеется, я не стала ему рассказывать историю Машенькиного рождения, да, если честно, к тому времени уже и сама стала забывать об этом.

Продолжение следует.

7 декабря 2010, в 19:13
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день