Дочери. Окончание

Мама Марины и Юли - настоящий деспот, она слишком правильная. Желая дочерям добра, она на самом деле портит им жизнь. Марина выходит замуж за фермера, лишь бы уйти из-под опеки мамы. Мать случайно подслушивает разговор дочерей и узнает, что они о

Мама Марины и Юли - настоящий деспот, она слишком правильная. Желая дочерям добра, она на самом деле портит им жизнь. Марина выходит замуж за фермера, лишь бы уйти из-под опеки мамы. Мать случайно подслушивает разговор дочерей и узнает, что они о ней думают. Она в шоке. Юля после выпускного уезжает в Москву.

ДЕРЕВНЯ
Тем временем Марина родила двоих сыновей. Разница между ними была чуть больше года. Я приезжала к внукам, но сразу же поняла, что в жизни Марины я лишняя.
Ее муж построил дом рядом с родительским, у них действительно было большое крестьянское хозяйство. Марина стала настоящей "колхозницей": располнела, причесывалась небрежно. Но выглядела она счастливой: громко смеялась, какая-то уверенность появилась в ее движениях...
И все-таки ее семья меня раздражала: слишком все шумно, неэстетично. Дети бегали по двору, возились с собаками, ели немытую клубнику с грядок. Марина со свекровью солила огурцы в бочках. Я заметила, что они со свекровью очень похожи, да и общались так, как общаются очень близкие люди: с какими-то полувзглядами, полунамеками, понятными только им. Я услышала, как Марина называет свекровь "мамой". Мне это не понравилось: мать у человека должна быть одна!
А мой муж был просто в восторге, он блаженствовал. И восхищался: как же, деревня! свежий воздух! лес и речка! Он, наверное, был уверен, что жизнь в деревне - это затянувшийся пикник с шашлыками и домашним вином. Впрочем, он всегда был идеалистом.

ЮЛЯ
Как-то раз, придя с работы, я услышала веселые голоса и смех. В кухне за столом сидели мой муж, Юля и Лиза, ее школьная подруга. На столе - огромный торт, шоколадные конфеты, фрукты. Шумел расписной самоварчик. Я заметила, что все сидящие чем-то обрадованы, но вдруг Юля обернулась, увидела меня, и ее лицо мгновенно стало прежним: упрямым и ожесточенным.
- Ну, мать, поздравь будущих акул пера! - с улыбкой произнес муж. - Девочки-то на журфак поступили!
- Куда?
- В МГУ, на факультет журналистики! - обрадованно защебетала Лиза. - Это просто чудо, если бы не Юлечка, я ни за что бы не решилась, я вообще трусиха, а она меня уговорила и родителей моих смогла убедить! Тетя Алла, вы не представляете, как я вам с дядей Славой благодарна!
- Нам-то за что? - растроганно спросил муж.
- Ну как же, ведь это вы ее воспитали, она же решительная такая, пробивная, такой характер сильный...
- Да уж, характер, - кисло протянула я и снова натолкнулась на холодный и насмешливый взгляд Юли.
Праздновать с ними я не стала, спряталась за вымышленной головной болью, ушла в комнату. Да и что праздновать-то? Подумаешь, поступила, еще выучиться надо! Да и какая из нее журналистка? В какую газету ее возьмут с ее красными волосами и серьгой в брови? Разве что в "Спид-инфо", порнографию писать. Позорище! А где она будет жить во время учебы? В общежитии? Или?..
Я услышала, как собралась уходить Лиза, муж вызвался проводить ее до остановки. Когда за ними закрылась дверь, я вышла в кухню.
- Где ты будешь жить? - спросила я у дочери.
Она присела на краешек табуретки, взъерошила руками волосы, глубоко вдохнула, как перед прыжком в воду, и посмотрела мне прямо в глаза:
- У мужа.
- У чьего мужа?
- У своего собственного. Только не начинай сразу орать, пожалуйста. Я могла бы наврать тебе что-нибудь, но... не хочу. О нем - не хочу.
- А что, была свадьба?
- Нет. И не будет. В конце концов, штамп в паспорте - это формальность.
- Шлюха.
- ... - отмахнулась она.
- И когда же соизволишь познакомить нас с супругом?
- Тебя - никогда. А отец уже с ним знаком. Думаешь, я не помню, как ты на Марининого Толика смотрела? Будто он нищий на вокзале, от которого ты нос воротишь... Толик - парень простой, а вот Фарид такого отношения не потерпит.
- Фарид?
- Да, он татарин. Уже только поэтому он бы тебе не понравился.
- А что, есть что-то еще?
- Он старше меня на 10 лет. Был байкером, но после аварии не ездит на мотоцикле. Работает на радио. Лиза тут благодарила всех подряд, но на самом деле говорить спасибо надо только ему. Только благодаря ему я могу чего-то добиться в жизни. Для меня он - глоток свежего воздуха в душной коробке, куда пыталась запихнуть меня ты, мама.
- О чем ты?
- О тебе. Ты ханжа, мама! Ты лицемерка, ты презираешь весь окружающий тебя мир, ты всех людей вокруг считаешь неправильными, некультурными, недостойными тебя...
У меня перед глазами буд-то поднялась красная пелена. Слова дочери раздавались в голове, как удары молота. Неужели это правда? Я что, действительно такая?
- Вон из моего дома, гадина, шлюха, подстилка! - как будто со стороны услышала я свой голос. Я уже не могла остановиться. - Как ты смеешь так говорить со мной, с собственной матерью?! Я жизнь прожила не хуже других, я двоих детей родила и воспитала, а вот ты - ничтожество, ничего из себя не представляешь, а уже лезешь со своей критикой! Чучело размалеванное, тебя стыдно приличным людям показать, да какой мужик тебя замуж возьмет? Я вот расскажу твоему татарину, чем ты здесь занималась, как шлялась ночами по клубам...
Пелена рассеялась, и я вдруг заметила, что кричу в пустоту. Юлька уже стояла у входной двери и натягивала кроссовки.
- Пока, мама, - буднично сказала она и закрыла дверь.
Я накапала себе корвалола. Вернулся муж, все еще с радостной улыбкой на лице.
- А где Юля? - с порога спросил он. - Опять поругались...
Больше мы почти не разговаривали.

МУЖ
Через несколько дней я обнаружила в доме странную пустоту. Сердце тоскливо сжалось, я вдруг осознала, что мои дети выросли и покинули родной дом. Сейчас я бы обрадовалась даже грохочущей музыке из Юлиной комнаты, лишь бы не слышать эту звенящую тишину. Кстати, а почему в доме так тихо? Обычно муж приходил с работы немного раньше меня и сразу же включал телевизор. Сегодня задержался?
Мой взгляд упал на вешалку, и я вдруг поняла, что там нет его куртки. Было тепло, куртку он не надевал, но и в шкаф ее убрать руки не доходили. Я распахнула дверцы шкафа и увидела, что не хватает и его костюмов, коробок с обувью... Воры? Неужели нас обокрали?
Но в голове уже сам собой сформировался правильный ответ: он ушел! Но куда? К кому? Если он вот так собрал свои вещи, значит, ему было к кому их отнести? У него есть женщина! Кто она?
Все разъяснилось к вечеру. Он позвонил, сообщил мне, что последнее время жил со мной только ради детей, но вот дочери выросли и его больше ничего не удерживает. У него давно уже есть другая женщина, которую он любит...
- Кто она? - почему-то мне казалось, что он ушел к длинноногой молодой красотке, а значит, скоро нагуляется и вернется, на брюхе приползет, а я...
- Это Рита, моя школьная подруга.
- Рита? - растерялась я.
Мне никогда и в голову не пришло бы воспринимать Риту как соперницу. Давно, еще когда я устраивала свои "вечера", мы приглашали ее, но она решительно не подходила к моему кругу общения: толстая, неопрятная, угловатая. Громко хохотала, носила короткую стрижку, да и вообще была какая-то мужиковатая. И он ушел к ней? Он давно ее любит? Но чем она лучше меня?
Я поняла, что последний вопрос задала вслух.
- Она живая, понимаешь! - сказал муж. - Ей совершенно наплевать на то, "что люди подумают". Она просто живет, не думая о каких-то "приличиях" и прочей ерунде. Кстати, я жалею, что раньше не ушел к ней. Юлька от нее просто в восторге...
- Юлька?
- Ну да, она приезжала к нам в выходные с Фаридом. Привет тебе передавала.
Я вспомнила, что в выходные муж ездил к родителям, по крайней мере, мне так сказал. Лгал. Он был у Риты, встречался с дочерью и ее "мужем". Сколько раз он лгал мне в последнее время?
- Привет передавала? Она приезжала... к вам? А я?
- А у тебя теперь будет много свободного времени, чтобы подумать о своей жизни, попытаться что-то изменить. Могу сказать тебе одно: я счастлив и тебе желаю того же. Ведь никогда не поздно начать жизнь заново!

12 сентября 2006, в 16:13
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день