Настоящая стерва (продолжение)

Настоящая стерва (продолжение)

 Небольшая группа бывших одноклассников ежегодно встречаются на пикнике. Отдыхают, веселяться, делятся новостями. Лера предлагает познакомить холостяка Валерия со своей подругой.

 Небольшая группа бывших одноклассников ежегодно встречаются на пикнике. Отдыхают, веселяться, делятся новостями. Лера предлагает познакомить холостяка Валерия со своей подругой.

Разговор с Лерой
- Да там история дурацкая. Ее муж бросил, да не одну, а с ребенком. Мальчику два года всего. А этот гад просто уехал, и ни ответа, ни привета. Она, бедная, полгода не знала, что подумать, а он вдруг ей из Индии письмецо электронное скинул: "Прости-прощай, дорогая, воспитай нашего сына как следует. И вышли мне документы о разводе, потому что у меня теперь новая любовь..." Маша вся в депрессии, ревет постоянно, а тут еще мама с отчимом от себя добавляют - вместо того чтобы утешить ее как-то, только насмехаются. Такая вот ситуация.
- И ты предлагаешь мне утешить эту девицу?
- А почему бы и нет? Помнишь, ты говорил, что хочешь поискать работу в Москве? Вот у тебя и будет такая возможность: поселишься в Машкиной квартире, ну и попробуешь ее хоть как-то из этого состояния вытащить. Валер, ну ведь сил нет смотреть, как подруга гибнет! - закончила она.
Сначала меня как будто останавливал какой-то внутренний голос. Но потом я вспомнил, что недавно поругался с начальником и что тот только и ждет случая меня уволить, да и никаких перспектив на этой работе все равно не видно, так почему бы и не попробовать начать новую жизнь?
- А ведь можно попробовать, - сказал я Лерке.
- Ну и отлично. Приезжай, я на тебя надеюсь!
Через несколько дней, закончив свои дела, я приехал в Москву. Лерка радостно встретила меня, предложила оставить вещи у нее, а потом встретиться с Машей.


Маша
Я ожидал увидеть перед собой убитую горем женщину, но Маша оказалась довольно-таки симпатичной, стильной и вообще не производила впечатления человека в депрессии.
- Я так рада, что ты будешь жить в моей квартире, - щебетала она, - сейчас время такое, страшно жилье без присмотра оставлять, а сдавать посторонним людям я не хочу. Кстати, я слышала, что ты работу ищешь, могу поговорить с Геной, он тебе что-нибудь предложит. Гена - это мой отчим.
Все складывалось просто замечательно, и мы договорились, что уже вечером я провожу Машу до дома, заодно познакомлюсь со своим возможным работодателем.
Оказалось, что предложение "проводить до дома" было совсем не лишней предосторожностью: получив мое согласие, Маша напилась чуть не до потери сознания, и мы с Леркой с трудом погрузили ее в такси.
По дороге Маша заснула, и мне пришлось выносить ее из машины на руках. Я в растерянности остановился перед высоким забором и позвонил. Над воротами я заметил видеокамеру, видимо, мое появление с невменяемой Машей никого не удивило, и дверь автоматически открылась.
Я очутился посреди огромного участка, где возле громадного дома стояло несколько шезлонгов, а в одном из них загорала молодая женщина. Сначала мне показалось, что она спала, но она приподняла широкополую шляпу, закрывавшую ее лицо, и язвительно проговорила:
- О, доченька пришла!
От этого голоса Маша моментально проснулась и даже, кажется, протрезвела, потому что встала рядом со мной и сказала:
- Здравствуй, мам.
- Спасибо, молодой человек, за доставку недвижимости, - съязвила женщина.

Октябрина
Я смотрел на нее и не мог поверить своим глазам: неужели это мать Маши? Женщина выглядела чуть ли не моложе ее и была сказочно, невероятно красива. Она величественно поднялась из шезлонга и протянула мне руку:
- Меня зовут Октябрина, - улыбнулась она, - думаю, вы уже догадались, что я мать этого недоразумения, - и со вздохом сожаления она кивнула в сторону Маши.
- Валера, - представился я.
- А, я поняла. Вы друг ее подруги и теперь будете жить в Машиной московской квартире, - сказала она, - кстати, если вы собираетесь жениться на моей дочери, то я вам этого решительно не советую. Она абсолютно неинтересна ни как женщина, ни просто как человек, с ней даже поговорить не о чем. От нее даже муж сбежал, я просто удивляюсь, как он с ней два года умудрился прожить.
Я молчал, не зная, что сказать. С одной стороны, мне было неприятно, что мать так негативно отзывается о своей дочери, с другой стороны, я был настолько очарован этой женщиной, что мне хотелось просто стоять и смотреть на нее, слушать мелодичное звучание ее голоса.
- Пойдем в дом, Валера, - сказала Маша.
Мы зашли в дом, Маша предложила мне расположиться на диване в гостиной, включила телевизор.
- Ну и мамаша у тебя, - сочувственно сказал я.
- Красивая, правда? - восхищенно спросила Маша. - Ты уже, наверное, влюбился? В нее все влюбляются.
В комнату вошла Октябрина. Она успела переодеться: теперь на ней было воздушное переливающееся платье. Перед собой она катила сервировочный столик, заставленный кофейными чашечками, тарелочками с пирожными и печеньем:
- Ну что, Маша уже успела на меня нажаловаться? - спросила она. - Наверное, рассказывала вам, какая я стерва? На самом деле я просто люблю справедливость и всегда говорю правду. А так я белая и пушистая, вот даже кофе сама приготовила, попробуй, Валерик, так больше никто не умеет:
Я пил кофе, который был действительно очень вкусным, и с каждым глотком погружался в какое-то странное, гипнотическое состояние: мне хотелось как можно больше находиться рядом с этой женщиной.
- Кстати, - сказала она, глядя мне в глаза, - ты можешь остаться здесь на ночь. Места тут достаточно:
Вскоре пришел Гена - Машин отчим, и решился вопрос с моей работой. На следующий день я уехал в Москву, а через неделю уже приступил к работе.

Продолжение следует.

16 июня 2009, в 15:47
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день