Золотая клетка

Окончание. Начало - в №17  (26 апреля - 3 мая). Вика вышла за обеспеченного и любящего ее Михаила. Однажды они поссорились, и супруг ушел. А вечером Вике сообщили, что супруг в тяжелом состоянии в больнице: его избили и ограбили. Вика мчится

Окончание. Начало - в №17  (26 апреля - 3 мая). Вика вышла за обеспеченного и любящего ее Михаила. Однажды они поссорились, и супруг ушел. А вечером Вике сообщили, что супруг в тяжелом состоянии в больнице: его избили и ограбили. Вика мчится к нему и... влюбляется с первого взгляда в лечащего врача своего мужа!

ЧУДЕСНЫЙ ДОКТОР
Я заметила суету возле реанимационной палаты и поспешила туда. Какая-то медсестра сказала: "Состояние критическое. Готовимся к операции". Наверное, я сильно изменилась в лице, потому что женщина сжала мою руку и посоветовала "держаться и надеяться на лучшее".
Как в тумане я видела двери операционной. В какой-то момент я заметила, что рядом находится моя свекровь: видимо, кто-то сообщил ей о случившемся. Теперь я была не одна, но легче не стало.
Потом я снова увидела Его, "чудесного доктора". Он подошел, сказал, что сделал все возможное и жизнь моего мужа зависит только от внутренних ресурсов организма. Посоветовал ехать домой. "Нет, - сказала я, - я хочу быть рядом с ним". "Рядом с тобой", - осталось невысказанным.
Через несколько дней стало ясно, что Мишиной жизни ничего не угрожает. Впереди были долгие месяцы реабилитации, но в целом, как говорили врачи, "прогноз был благоприятный". Я все свое время проводила в больнице, удивляя окружающих своей преданностью супругу.
Если бы они знали, по какой причине я не вылезаю из больничного коридора! Увидеть Его хоть мельком, встретиться взглядом и - предел мечтаний! - как бы случайно коснуться рукой рукава его накрахмаленного халата... Не знаю почему, но я была уверена, что он тоже ищет этих вроде бы случайных столкновений со мной... Это была игра. Без правил. Без права на выигрыш. Жестокая и беспощадная игра для двоих.
Миша, разумеется, простил меня. Да он и ни минуты не обвинял меня в случившемся с ним несчастье. К тому же он видел, как преданно я ухаживаю за ним. Ведь не мог же он заглянуть ко мне в душу!

НИКОГДА НЕ ГОВОРИ "НИКОГДА"
Вскоре был назначен день выписки. Накануне мы со свекровью явились в кабинет Андрея Викторовича со словами благодарности и неизбежным в таких случаях вознаграждением. Говорила свекровь, я же молча стояла рядом, умоляюще глядя ему в глаза. "Ну, сделай хоть что-нибудь! - беззвучно кричала я, - я не смогу жить без тебя! Неужели мы больше никогда не увидимся?" "Никогда, никогда, никогда", - эхом раздавалось в моей голове.
На улице я прервала словесные излияния свекрови по поводу того, что "есть все-таки у нас хорошие врачи, и вообще, все хорошо, что хорошо кончается".
- Я очки темные в больнице забыла. Вы, мама, идите домой, а я вернусь, заберу. Завтра увидимся.
Я решительно вошла в его кабинет.
- Ты? - удивленно сказал он. - Ты вернулась?
Слова были не нужны. Словно какая-то сила бросила нас друг к другу. Наконец-то я в реальности почувствовала силу его пальцев, узнала вкус его губ, вдохнула запах его тела. Никогда я не испытывала ничего подобного. Каждая клеточка моего тела радовалась узнаванию: мой, мой, это мой мужчина!
Не помню, как мы вышли из больницы, как ехали к нему домой. Помню только, что все время держала его за руку. "Чтобы вдруг не похитили".

"НЕ ВЕРЬ МНЕ"
Когда мы, наконец, смогли оторваться друг от друга, за окном была глубокая ночь. Я смогла разглядеть окружающую обстановку. Было душно, я открыла окно и с наслаждением вдохнула свежий ночной воздух. Где-то лаяла собака, прошуршал шинами автомобиль...
Я обернулась и невольно залюбовалась лежащим на кровати Андреем. Конечно, я понимала, что он намного старше меня, да и моего мужа, но как же он был красив! Но у меня же есть муж! И, вроде бы, любимый. Как же все запуталось...
Андрей потянулся рукой к тумбочке и взял лежащий там пульт от музыкального центра. Комнату заполнили негромкие музыкальные аккорды и низкий, завораживающий голос:

Не верь мне. Беги от меня.
И ты останешься жить,
ты все узнаешь сама.
Беги от меня,
пока ты нравишься мне.
Беги от меня,
пока ты одета.
Не верь мне.
Не привыкай ко мне...
Тебе говорят:
ты - рожденная ползать.
Не верь!
Тебе говорят,
но ты не верь.
Не верь и беги,
я заставлю тебя летать.
Не верь и беги,
я заставлю тебя танцевать...

Я вздрогнула, как от удара. Тягучая гипнотическая мелодия волоком втаскивала меня в реальность. Я вдруг осознала, что стою голая перед раскрытым окном, и поспешила одеться. Я поняла, что все, что произошло между мной и этим мужчиной, больше не повторится.
- Ты очень похожа на свою мать, - вдруг сказал он. - Ты ведь дочь Жени М-вой?
- Да. Откуда ты ее знаешь?
- Мы любили друг друга. Когда-то давно.
- Не может быть! Только не говори мне, что ты мой отец, я этого не переживу. Мама говорила, что он умер.
- Нет-нет, успокойся. Ты что же, думаешь, что я маньяк, способный на сексуальные отношения с собственной дочерью?
- Я вообще не знаю, что и думать. Мне было 14 лет, когда я узнала, что дядя Марк мне не родной отец. Но мама никогда не говорила, что у нее был кто-то еще! Что я теперь должна думать?
- А где она сейчас?
- В Москве. Переехала несколько лет назад. Звала меня с собой, но я не поехала: мне и здесь хорошо. Так что же все-таки было между вами?
- То же самое, что сейчас произошло между нами. Наваждение. Страсть. Безысходная и всепоглощающая. Мы познакомились благодаря тебе. Наверное, мама говорила, что в детстве ты сильно болела?
- Да, воспалением легких, кажется.
- Да. Случай был тяжелый, никто не мог гарантировать, что ты выживешь. Когда я впервые увидел Женю, она была такая несчастная... Она сказала, что недавно потеряла мужа, и ты - единственное, что у нее осталось. Я был молодым практикантом, я просто хотел утешить несчастную женщину. И не придумал ничего лучшего, чем сымитировать влюбленность.
Впрочем, вскоре имитация стала не нужна: мы действительно полюбили друг друга. Хотя "полюбили" - это не то слово. Чувство было слишком сильным, разрушающим все на своем пути. Мы оба понимали, что это не может продолжаться долго: я был женат, она... У нее была ты и "хороший человек", который давно ухаживал за ней. Кажется, он был другом твоего отца, впрочем, все это было совершенно неважно. Наверное, это и был "дядя Марк". Ты выздоровела, мы решили расстаться и никогда не напоминать друг другу обо всем случившемся между нами. Моя семейная жизнь не удалась, с женой я развелся. Все последующие годы я стремился забыть Женю, иногда мне это удавалось, пока я не увидел тебя. Наверное, все, что произошло между нами, было предопределено. Я надеялся, что смогу преодолеть свои чувства, но с каждым днем это становилось все труднее. Каждый день я видел тебя и понимал, что ты испытываешь то же самое. Прости. Теперь ты должна решить, как быть дальше. Я старый, циничный мужик, я не могу гарантировать тебе спокойную жизнь и вообще не хочу ломать твою судьбу. Пока никто не знает о том, что случилось между нами. Я советую тебе уходить, пока не поздно.
Я подумала и... вернулась к Мише. Впрочем, "вернулась" - это не то слово, я ведь и не уходила от него. Андрей оказался прав: никто не узнал, что я изменила мужу. Напротив, в глазах окружающих я была добродетельной супругой, которая полностью разделяет со своим мужем все несчастья.
Миша почти поправился, и мы живем как прежде: мирно и без скандалов. Я стараюсь поддерживать уют и спокойствие в своей золотой клетке. Возможно, я даже соглашусь с Мишиными доводами и усыновлю брошенного ребенка. Ведь у нас должна быть полная гармоничная семья.
И лишь иногда я просыпаюсь от гремящего в ушах тяжелого голоса: "Не верь мне. Беги от меня". Тогда я готова бежать куда угодно, лишь бы еще раз услышать другой голос, увидеть другие глаза, почувствовать другие губы... Но... Снова и снова я натыкаюсь на прутья золотой клетки. Выхода нет. Я остаюсь.

17 июня 2006, в 16:48
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день