Cоперница (окончание)

От Валериного друга Вика узнает, что Валера уехал в Пензу к заболевшему сыну, о существовании которого она ничего не знала.

От Валериного друга Вика узнает, что Валера уехал в Пензу к заболевшему сыну, о существовании которого она ничего не знала. Расстроенная Вика, оказавшись на площади Трех вокзалов, внезапно покупает билет и тоже едет в Пензу. Но, погуляв по чужому городу и подумав, возвращается в Москву.

Забыть, отбить?
Утром в понедельник я как ни в чем не бывало явилась на работу.
- Вика, ты же в отпуске? - удивленно сказал редактор.
- Знаете, я тут подумала: Отдохнуть я и на пенсии успею, а вот опыта набираться мне нужно уже сейчас. Так что отпуск подождет.
- Хм, интересная философия, - сказал он, но этот ответ ему явно понравился.
В последующие две недели я твердо решила выкинуть Валеру из головы. Не хотела иметь ничего общего с человеком, который столь низко меня ставит.
Но это было легче решить, чем сделать. Потому что через две недели, придя домой, я замерла на пороге от восторга и удивления: пол был уставлен множеством свечек, которые образовывали собой сверкающую дорожку, а между ними были рассыпаны лепестки роз. Огненная дорожка вела в комнату, где лепестков было больше - они покрывали весь пол, диван, стол, накрытый к ужину. Посредине стола стояла большая ваза с цветами, от тарелок упоительно пахло чем-то вкусным:
- Привет, - произнес Валера, который сидел в кресле и явно наслаждался произведенным эффектом.
- Здравствуй, - я деланно нахмурилась и поддела ногой несколько лепестков, - ну и кто будет убирать весь этот мусор?
- Обижаешься?
- Да нет, конечно. Кто я такая, чтобы обижаться?
- Вика, мы обязательно съездим с тобой в Испанию, я обещаю. И в Грецию, и на Кубу, куда захочешь:
- Тебе есть с кем ездить.
- Так, я все понял. Настало время поговорить серьезно. В общем, с Ниной мы женаты уже более 10 лет. Когда я служил в армии, у меня был друг, самый лучший. Такая дружба возможна только на войне. Он погиб. Остались жена и маленький сын, Нина и Санька. После дембеля я поддерживал их, потом понял, что в родном городе мне ловить нечего, решил по-ехать в Москву. К тому времени мы с Ниной уже жили вместе, решили расписаться. Она очень много для меня сделала, но сейчас мы - чужие люди.
- Ага, и четыре года назад ты сделал ребенка чужому человеку. И много у тебя таких "чужих"? Я тоже "чужая"?!
- Нина хотела ребенка. Это было ее личное решение. У нас с ней нет больше ничего общего. Хочешь, прямо завтра с ней разведусь?
- У тебя было две недели.
- Не забывай, я к ней не на отдых ездил. Пашка заболел, мы вообще думали, что он умрет. К счастью, выкарабкался. Ну, не завтра, конечно, но в ближайшее время я все решу. И мы с тобой поженимся.

Развод? нет!
Мы с Валерой помирились. Прошло полгода. Сколько за это время было ссор, примирений, расставаний, пустых обещаний, не сосчитать. Валера всякий раз обещал мне, что "вот-вот поговорит с женой", уговаривал "потерпеть еще немного", но я уже поняла, что это бесполезно. Я решила обратиться к его другу Сергею.
- Сереж, так дальше не может продолжаться. Ты ведь знаешь Нину, поговори с ней, она должна понять, что ее брак умер.
- Ты знаешь, мы уже говорили с ней об этом, правда, давно, еще когда она Пашку родила. Они уже тогда виделись с Валерой очень редко. Я и спросил, зачем ей нужен этот брак, ведь все равно мужа нет рядом. Она сказала, что уже один раз потеряла мужа и больше не хочет чувствовать себя вдовой или "разведенкой". Сказала, что со штампом в паспорте ей спокойнее.
- Средневековье какое-то, - возмутилась я и снова представила себе толстую обрюзгшую 35-летнюю бабу, которая стоит на пути к моему счастью.
- А ты-то что переживаешь? Ты ведь и так с Валерой живешь, видишь его каждый день, не все ли тебе равно, женаты вы или нет?
- Раньше было все равно, - сказала я, - а теперь уже нет. Я беременна. И хочу, чтобы у ребенка был отец.
- А Валера знает?
- Еще нет.

Ребенок
- Сколько тебе денег нужно? - деловито спросил Валера.
- Каких денег?
- Ну, на аборт.
- Какой аборт? Я ребенка хочу. Я замуж хочу.
- Что ж вы, бабы, просто помешаны на этих детях, - поморщился он. - Ну и куда нам сейчас ребенок? Ты хоть знаешь, что меня в Англию пригласили работать? Я бы и тебя с собой взял, но только без ребенка, ясно?
- Ясно, - сказала я и пошла к врачу.
Вопреки ожиданиям моя просьба о прерывании беременности не вызвала никаких эмоций. Врач буднично выписал направление, объяснил, куда и во сколько нужно прийти: "А когда же меня будут уговаривать оставить ребенка, когда же начнут взывать к моей совести?" - думала я. Но никто и не думал меня уговаривать. Всем было наплевать.
В смятении я шла по улице и вдруг остановилась у решетчатого забора, за которым играли дети. "Детсад, наверное", - подумала я.
- Тетя, а ты за мной пришла? Ты - моя мама? - неожиданно спросил худенький мальчик с огромными серьезными глазами, подошедший к забору.
- Нет, я не твоя мама. Твоя вечером придет, - сказала я и осеклась: я вдруг поняла, что никто к этому мальчику вечером не придет, потому что это не детский сад, а детский дом. Я отшатнулась от забора и быстро побежала к подземному переходу, а вслед мне звенел детский крик:
- А чья ты мама? Может, Настина?
"Может, и Настина, - думала я. - Или Сережина. Я еще не знаю, кто у меня родится и как я его назову. Я еще не решила":
И вдруг я поняла, что все уже решила. Я выбросила в урну направление врача и побежала домой.

Соперница
Рожать пришлось в Туле - у меня ведь не было московской прописки. Девочка была очень маленькой и все время спала. "Вот соня, - подумала я, глядя на нее, и повторила еще раз, - Соня".
На пороге роддома нас с Соней встречали моя мама, тетя Люся с мужем, она как всегда суетилась: И тут ко мне подошла худенькая невысокая женщина с коротко остриженными черными волосами:
- Здравствуйте! Я Нина, жена Валеры. Знаете, я решила сейчас с Вами встретиться, я не знала, что у Вас будет ребенок, а когда узнала, мне Сережа сказал, сразу приехала: Я не хочу, чтобы Вы думали, что я чем-то мешаю Вам, я готова дать Валере развод, ведь у ребенка должен быть отец:
Она говорила такие слова, от которых я еще несколько месяцев назад просто умерла бы от счастья. Несколько месяцев назад. Но не сейчас.
- Знаете, мне совершенно все равно. Валера уехал в Англию, и, кажется, не один. А мне наплевать. Я ведь теперь тоже не одна. У меня есть Соня. И она только моя девочка.
- Соня: - улыбнулась Нина. - Я тоже так хотела бы дочку назвать. Да у меня что-то одни мальчишки получаются. А ведь Пашка ей братом приходится.
- Да. Здорово. Я всю жизнь мечтала о старшем брате. А у моей дочки он уже есть.
Я смотрела на нее: и совсем она была не толстая и не старая, а наоборот, очень даже интересная женщина. И никакая она мне не соперница, скорее, товарищ, - по несчастью, по счастью?
- Почему-то мне кажется, что мы давно уже знаем друг друга. Может, перейдем на "ты"? Как и положено по-другам?
Нина улыбнулась и кивнула головой.

18 сентября 2007, в 17:46
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день