Жилетка. (Продолжение)

Среди ночи Марию разбудила подруга Наташа, которая с синяком под глазом и маленьким сонным сынишкой приехала к Маше ночевать. У Наташи куча проблем, которые она вываливает на подругу: она залила соседей, в ходе разборок случайно получила в глаз. И

Среди ночи Марию разбудила подруга Наташа, которая с синяком под глазом и маленьким сонным сынишкой приехала к Маше ночевать. У Наташи куча проблем, которые она вываливает на подругу: она залила соседей, в ходе разборок случайно получила в глаз. И вот теперь не может отвести сына в детсад - с синяком стыдно...

ТЯЖЕЛЫЙ ДЕНЬ
Пришлось согласиться вести Димку в детсад. Я подошла к креслу, где лежал Димка. Он зажмурил глаза, притворяясь спящим.
- Дима, пора в садик.
- Я с тобой не пойду.
- Ну и отлично, я все равно на работу опаздываю, пусть тебя мама отведет.
- Димка, ну-ка, перестань кочевряжиться, быстро, подъем! - заорала Наташка.
Димка опасливо покосился на мать и стал одеваться. На улице он упирался руками и ногами, ревел и даже пытался меня укусить. С трудом я доволокла его до детсада и была встречена грозной воспитательницей.
- Так, а вы кто? Где мама мальчика?
- Мама болеет. Я - тетя.
- Неправда! - заорал Димка. - Я ее не знаю, меня мама вчера ночью к ней привела!
- В общем, так, - воспитательница поджала губы, - пусть вечером за мальчиком придет кто-нибудь из родственников. Иначе я буду вынуждена обратиться в компетентные органы, чтобы спасти ребенка от влияния семьи. Мальчик не получает должного внимания, живет в антисанитарных условиях. Возможно, придется ходатайствовать о том, чтобы лишить его мать родительских прав!
Я молча повернулась и ушла, не дослушав гневного монолога. Сейчас позвоню Наташке, пусть сама решает свои родительские проблемы! Я набрала номер.
Наташка подошла только на десятом гудке:
- Мань, ты с ума сошла, в такую рань звонишь, я сплю еще...
- В общем, Наталья, крутись как хочешь, но я вечером за Димкой не пойду! Воспитательница сказала, чтобы его забрал кто-нибудь из родственников. Иначе она тебя родительских прав лишит.
- Вот если я приду с таким синяком, то меня точно всех прав лишат.
- Накрасься, напудрись, что ты, не знаешь, как поступить, что ли? Оденься поприличнее.
- Да во что одеться-то? Я ж к тебе прибежала в чем была: в старых джинсах. И косметички у меня нет. А домой я идти не хочу.
- Ну, мое что-нибудь надень, только Димку сама забери.
С трудом дождавшись кон-ца рабочего дня, я доползла до дома. Там я застала такую картину: стол в кухне буквально ломился от яств. Уж в чем Наташку нельзя было упрекнуть, так это в неумении готовить. Во главе стола сидел ее важный разомлевший муж Леня, рядом - початая бутылка портвейна. Наташка, в моих кожаных брюках и в новой желтой кофточке, умильно смотрела на него.
- А Димка где? - спросила я.
- Моя мама его забрала, - протянула она, томно потянувшись. Кофточка затрещала на ее мощной груди и тут же от нее оторвалась пуговица.
- Упс! Пуговка... - хихикнула Наташка и наклонилась, чтобы поднять ее. Брюки затрещали, но прочный шов выдержал. "Растянутся". - обреченно подумала я. - Вряд ли я их теперь надену".
- Но ведь маме ехать через весь город до детского сада!
- Ну и что? Пусть пообщается с внуком. У меня трудная жизненная ситуация. А Ленчик мой такой молодец, все проблемы решил! Сосед нормальным мужиком оказался, денег не возьмет. Ленька ему просто ремонт сделает. Он же у меня мастер, правда, Лень?
Ленька кивнул и ловко достал еще один бокал, налил портвейна. На столе появилась вторая бутылка.
Конечно, мы с Наташкой не пьяницы, но от вина не стали отказываться. Почему бы не выпить за разрешение всех проблем? Как-то само собой получилось, что супруги остались у меня ночевать.
Среди ночи я была разбужена жуткими Наташкиными воплями. "Все-таки он ее избивает! Сейчас вообще убьет!" - была первая моя мысль. Схватив первое, что попалось под руку (бронзовый подсвечник), я бросилась в соседнюю комнату. "А-а-а!" - доносилась оттуда. - "Да, дорогой, давай, давай еще!"
"Тьфу ты, - смутилась я, - вот уж, действительно, любовь зла".
Я снова улеглась, блаженно вытянувшись под одеялом. "Хорошо, что завтра суббота, никуда не идти..." - подумала я, засыпая, и вдруг подскочила, словно меня облили холодной водой: "Суббота! Но ведь сегодня приедет Женя!"

ЖЕНЯ
Он был моей маленькой тайной. Даже лучшим подругам я еще не рассказывала о нем. Наверное, просто боялась сглазить.
Вообще-то Женя был моим соседом. Он работал в Москве, на стройке, неделю работал, неделю - дома. Собственно, из-за этого его графика мы и познакомились. Пока он был на работе, у нас в подъезде установили железную дверь с домофоном. Ключей у Жени не было, и, я думаю, сама судьба подсказала ему набрать номер моей квартиры. Я открыла дверь и тут же забыла бы об этом, если бы через час не раздался дверной звонок.
На пороге стоял симпатичный мужчина с букетиком садовых ромашек и коробкой конфет:
- Извините, это я, ваш сосед. Вот, зашел поблагодарить за помощь.
- Да пустяки, не стоит благодарности, - привычно нахмурилась я и хотела уже закрыть дверь, но вдруг растаяла: и чего это я веду себя как "синий чулок"?
Это было месяц назад. Из этого месяца мы виделись всего две недели, и все это время я была до неприличия счастлива. Счастье мое было полным, но неожиданным и нереальным, и я никому о нем не говорила, боялась расплескать драгоценную чашу.
И вот теперь, похоже, придется поделиться тайной с Наташкой. Как она отреагирует на то, что у меня появился мужчина? Ведь роли в нашей компании давно были распределены: Наташка - отчаянная баба, из тех, что коня на скаку остановит, Лика - романтичная красавица, ожидающая принца, а я... Я - "жилетка", в которую можно поплакаться.
Утром Наташа с Леней сами засобирались домой. "Буду Леньке помогать ремонт делать, - объяснила Наташа. - Ну ладно, не скучай!"
Как будто у меня было время скучать! Нужно было убраться к Жениному приезду, приготовить что-нибудь... Нет, надо все-таки познакомить его с подругами. Наташка наверняка будет молча завидовать: Женя не пьет, зарабатывает хорошо. А Лике он не понравится. Еще бы, ведь он "просто мужик".

ЛИКА
Лика была девушкой с претензиями. Всю свою сознательную жизнь она ожидала прекрасного принца, который обязательно должен быть культурным и известным. Именно поэтому она знакомилась исключительно с представителями "творческих" профессий: среди ее "принцев" были художники, журналисты, дизайнеры... Правда, все они бросали бедную Лику недели через две, максимум, через три, едва только она начинала напевать им свадебный марш.
- Лика, не торопи события! - говорила я ей. - Мужчины пугаются, если их слишком активно тащить под венец!
- Да ведь время-то идет! - отчаянно вглядывалась Лика в свое отражение в зеркале. - Неужели я не достойна быть женой знаменитости? Хотя бы местного масштаба. Хочу, чтобы на меня все оглядывались и говорили: "Это Лика, жена такого-то..." А я бы куталась в пушистую шубку и загадочно улыбалась... Вот так, - и Лика улыбнулась, захлопав ресницами.
Я залюбовалась ею: все-таки Лика была красавицей! Натуральная блондинка с потрясающей фигурой, а глаза... Светло-серые, кажущиеся серебристыми! Если б еще не ее неумеренные фантазии...
Но однажды Ликины фантазии стали обретать реальность: она познакомилась со знаменитым тульскимрадиодиджеем. И он, кажется, по-настоящему влюбился в нее и даже от женитьбы не отказывался!
Лика летала, как на крыльях, пока однажды не случился обидный казус: однажды ночью, во время предполагаемого прямого эфира, Лика обнаружила своего радиоведущего мирно спящим в своей кровати. Несмотря на то, что она была блондинкой, Лика сумела понять, что человек не может быть в двух местах одновременно, и если такое случилось, то либо эфир не прямой, либо диджей не настоящий. Она дозвонилась в студию и убедилась, что кумир тысяч тулячек находится перед микрофоном, а в ее постели - банальный самозванец. Со скандалом он был немедленно изгнан и из постели, и из Ликиного сердца.
Она погрузилась в страшную депрессию, из которой ее мог вытащить только немедленный поход по магазинам, что мы с ней и предприняли. Лика купила колготки с модным рисунком и золотистый купальник (несколько веревочек и треугольничков) и вроде бы утешилась, хотя ее удивительные глаза все равно оставались печальными. Впрочем, ей это шло.


Окончание следует

17 октября 2006, в 16:32
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день