Окское братство

После публикации, где мы вспоминали о дворовых компаниях нашего детства и юности, в редакцию пришло немало откликов. Сегодня мы предоставляем слово туляку Владимиру Краеву, приславшему большое и, на наш взгляд, довольно интересное письмо "в тему".

После публикации, где мы вспоминали о дворовых компаниях нашего детства и юности, в редакцию пришло немало откликов.
Сегодня мы предоставляем слово туляку Владимиру Краеву, приславшему большое и, на наш взгляд, довольно интересное письмо "в тему".

Слева направо: Володя Чернов (живет в Санкт-Петербурге, пишет замечательные песни и стихи), Андрей Троегубов, Владимир Краев (предприниматель), Борис Миронов (живет на Украине), Евгений Косоруков (мастер-отделочник), Игорь Борисов (живет и работает в Сургуте), Константин Леонов (редактор газеты "Молодой Коммунар"), Александр Афанасьев (мастер-оружейник).

Это - одна из наших палаток, часто служившая (см. надпись на ней) для занятий тем, чего в Советском Союзе не было.
А это - катерок, на котором к нам приплыл московский турист.

МУЗЫКА НАС СВЯЗАЛА
В этом году исполнилось - страшно сказать - тридцать лет с того времени, когда зародилась дружная команда "окских дикарей". Без ложной скромности замечу, что ее отцами-основателями были пятеро друзей, живших в одном из "зеленстроевских" дворов: Игорь Борисов, Костик Леонов, Володя Чернов, Володя Михеенко и я.
Володя Михеенко учился в Тульском электромеханическом техникуме имени Рогова, куда мы часто ходили на танцевальные вечера. Причем посещали мы их не столько для того, чтобы вволю наплясаться и познакомиться с хорошенькими гражданочками, сколько для цели более серьезной - подменить, в случае необходимости, основной состав музыкантов тамошнего вокально-инструментального ансамбля. И вот летом 1975 года руководство техникума пригласило нас в студенческий лагерь, что стоял почти на трассе, в паре километров от Бунырева. Поселились мы в отдельной палатке, как и положено уважающей себя гастролирующей группе.
И так нам тогда понравились все эти купания в реке, прогулки под луной с красавицами-студентками и прочие радости жизни, что решили мы на другое лето приехать вновь, но уже самостоятельно, без привязки к техникумовскому режиму. В конце июня 1976 года поставили на берегу Оки, между пансионатом "Шахтер" и турбазой "Алексин-Бор", свой лагерь.

ГИТАРИСТЫ, ПЕВУНЫ И ПРОСТО КРАСАВЦЫ!
Замечу, что было нам тогда лет по 17-18, и мы поначалу понятия не имели, как правильно нужно в этом самом лагере обустраиваться. Теплых вещей из дома не взяли, палатки поставили на сырую земельку, а ночью холод такой от реки пошел, что заснуть было просто невозможно! На другой же день смотались по-быстренькому в Тулу, привезли теплую одежду, одеяла и стали жить не тужить, встречая и провожая многочисленных гостей - наших друзей, друзей наших друзей, а также друзей друзей наших друзей. За эти годы (мы недавно подсчитали) компания тех, кто регулярно, с июня по конец августа приезжал в наш нескучный приют, разрослась до семидесяти с лишним человек!
Что привлекало сюда большинство из них? Прежде всего - гитары, на которых мы довольно сносно умели играть. По вечерам садились вокруг костерка, кто-то начинал потихоньку пощипывать струны, и вот уже инструмент пошел по кругу, от одного к другому. Кто-то исполнял рок, кто-то - авторские песни, а кто-то - душещипательные городские "баллады" и романсы.
Хлеб насущный
Собираясь в летний окский вояж, мы преду-смотрительно запасались продуктами на собранные с "солагерников" деньги. Так как было их у нас до обидного немного, приобреталась пища недорогая, которую можно было кинуть в общий котел и съесть ("Завтрак туриста", рыбные и овощные консервы и т. п.). Картошку "заимствовали" на огородах у местного населения, воду брали из родника. Любимым блюдом, уже готовым к употреблению, был "Цыпленок с горошком". На содержимое одной банки претендовали 4-6 человек. Каждый брал свою ложку и зачерпывал из банки, стараясь захватить как можно больше. Тара опорожнялась за несколько секунд.
Когда оставленные на карманные расходы средства подходили к концу, отряжали послов на турбазовские кухни. Ребята брали гитары, садились под окошко и пели душевные песни. Естественно, у молоденьких "кухарочек" возникал интерес к певунам, и они выходили на улицу под видом того, что им надо вынести пищевые отходы. И вслед им неслось: "Зачем же такую вкуснятину на помойку нести, когда людям есть нечего?" Естественно, сердобольные девицы начинали интересоваться, каким это людям нечего есть и где несчастненькие живут. И к вечеру этого же дня, груженные вкусной и здоровой пищей, спешили они в наш лагерь.

РОЛЕВЫЕ ИГРЫ
Однажды в нашу компанию попал очередной друг друзей, который служил в милиции сержантом. Прибыл он в пятницу, имея с собой несколько комплектов нового обмундирования, выданного накануне: парадная, полевая (это которая с галифе) и повседневная. А так как он только получил очередное звание, погоны на всех формах были разные. На одной - сержантские, на другой - младшего сержанта, а на третьей - ничего... По приезде он сразу переоделся в "гражданку" и органично влился в коллектив.
Вечером собрались мы у костерка, чтобы винца попить, о жизни поговорить. И кому-то пришла мысль облачиться в милицейскую форму и в таком виде отправиться на танцы. Сказано - сделано! Переоделись трое, причем настоящий страж порядка в этом "карнавале" участия не принимал. Четвертому члену "опергруппы", из-за солидных габаритов прозванному нами "Крохой", спецодежды не досталось. И тогда мы просто повязали ему на руку кусок красной ткани - получился настоящий "Бывалый" из "Операции "Ы".
После танцев провожали мы девчонок из Алексина, решив, что в форме нам скорее удастся остановить попутку. Третьей машиной, которая тормознула возле нас, оказался милицейский "козел". И выглядывает из него старлей: "Ну что, мужики, стоим?" "Так точно", - отвечаем, а у самих внутри все замерло. Подозвал он к себе того, у кого были лычки старшего сержанта. Все, думаем, хана нам! А добрые милиционеры налили ему стакан водки и со словами: "Ну что, служите дальше..." уехали...
Как-то раз заглянул к нам один гражданин, плывший на самодельном катерке с Каспия (через Волгу и Оку) домой, в Москву. Задержался он в лагере аж на 4 дня. И все это время его быстроходное плавсредство было в полном нашем распоряжении.
В это же время "на огонек" зашел и пастух из местных. "Башка гудит. Не найдется ли, чем ее поправить?" Помчались мы на катере в Егнышевку, где в сельпо был вкусный, но дорогой коньяк. Новый наш товарищ сунул в карман своего брезентового зипуна натруженную руку и извлек на белый свет целую пачку четвертаков! Фантастика? Нет, просто пастухи в те годы зарабатывали побольше даже самых старших научных сотрудников!
...Возвращались в город к началу занятий, а через пару недель собирались в кафе "Солнышко", что в Центральном парке. И первый тост всегда был один: "За новый дикарский сезон"!


Дорогие читатели!
Ваших писем и звонков с предложением новых тем
ждет ведущая рубрики Елена Рябикова.
Тел. в редакции 35-04-97, e-mail:
elena@sloboda.tula.ru.

27 сентября 2006, в 10:45
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день